Еще одна американская история…

Как много дел считались невозможными,
пока они не были осуществлены!
Плиний Старший
(Не позднее 79-го года нашей эры)

 

Пришла к нам новая книга академика Мальцева Олега Викторовича – «Качающаяся сцена». Как и ожидалось, читательский интерес оказался более чем значительным, что подтвердила серия онлайн-встреч, в ходе которых автор издания ответил на многочисленные вопросы читателей из Украины, России, Белоруссии, Италии, Германии, США и ряда других стран. В центре произведения – кулачный боец, мировая знаменитость, кумир американцев, национальное достояние США и миллиардер Майк Тайсон. Легенда и реальность, взлёт и падение. Мудрость и глупость. Ограбление по-американски. Фантастическое богатство и жалкая нищета. Автор повёл нас за собой по лабиринтам вроде бы отдельно взятой судьбы, в которой увидел отражение гораздо более широких процессов, свойственных заокеанской стране. И, в общем-то, не только ей. В связи с чем Олег Викторович дал интервью нашему журналу.

– Итак, к читателю пришла новая книга. Даже в наше время, вовлекающее с головой очень многих в так называемую прозу жизни, имеется значительное число тех, кто с живым интересом относится к подобному явлению народу. Сама повседневность ставит перед современником вопросы, в которых ему разобраться непросто. Отсюда и надежда на учёного-писателя, на завершение очередной его работы и встречу с ней. Не случаен интерес, вызванный серией недавних читательских онлайн-встреч с автором «Качающейся сцены», география которых простёрлась за пределы Одессы, области, страны и даже континента. И всё же многие читатели впервые слышат о её рождении. Хорошо бы им предложить авторскую аннотацию. Пойдём по падежам: о ком, о чём эта книга?  Для кого и для чего?

– Она написана в ключе журналистского расследования о событиях, связанных, я бы сказал так, с неким изящным и при том мощным, а точнее, мощнейшим хищением на сумму, ни много ни мало, в один миллиард долларов. И эта красивая сумма была отнята у самого, пожалуй, известного боксера в мире – Майка Тайсона. Таков, как говорится, информационный повод этого повествования. Уникален ли он? И да, и нет. С одной стороны, такими суммами, конечно, не швыряются ни судьба, ни литература. Но, говоря в общем, подобного в реальной жизни достаточно. Просто нас далеко не всегда информируют. Да и сами стараемся многого не замечать. Как говорится, меньше знаешь – крепче спишь. Однако незнанием, неведеньем и непониманием можно обмануть на некоторое время процесс, но нельзя обмануть результат.  И ежели мы чего не видим, то это вовсе не означает, что этого «чего» нет. Как говорил академик Арцимович, мы с вами являемся свидетелями процессов определённого порядка, поскольку остальные процессы протекают без свидетелей.

-Без свидетелей. Но всё же протекают и к чему-то приводят?     

– Совершенно верно. И очень хотелось бы, чтобы люди это поняли. Небольшое отступление: я заинтересовался творчеством некоего сценариста. Он написал сценарии к большому количеству американских фильмов. У него есть фильм, достаточно известный – «Законопослушный гражданин». Классная сама по себе лента, но – какая поганая концовка! Точнее, концовку написать он не смог. Или в сценарной основе она была другой. Как говорил знаменитый Джон Траволта в бессмертном фильме «Пароль “Рыба-меч”», Голливуд снимает уникальное дерьмо.  Спор, беседа за чашечкой кофе между полицейскими, программистом и террористом, которого как раз и играет Джон Траволта. А у одного из них – пульт для дистанционного подрыва. Ему сказали, что зло не имеет право на жизнь, у кинофильма должен быть хэппи-энд. Он ответил, что, конечно, счастливый исход желателен, и даже очень, но жизнь иногда свои фортеля выкидывает. И этим, думаю, сказано если не всё, то многое. Умный читатель поймёт – к чему это я…

Читатель этих строк может подумать о вашей новой книге: полку боевиков-детективов прибыло.

– И правильно сделает. Там, где речь идёт о присвоении чужой собственности (а тем паче – в миллиардном масштабе), без боевого и детективного элемента не обходится. Хотя конечно, не этим исчерпывается данная работа. В сюжетной основе «Качающейся сцены» – феномен: во всей огромной и яркой истории профессионального бокса никто ни у кого не отнимал миллиарда долларов. То же скажу и о хорошо знакомой мне истории бизнеса: событие, когда грамотно, поэтапно, вдумчиво и не торопясь на протяжении многих лет у человека отнимали заработанные деньги, притом абсолютно законно, не частое явление.   Преступление, за которое нельзя получить наказание. Вот Жан Бодрийяр в свое время описывал нечто подобное как «идеальное преступление», то есть, когда преступление совершено, но понести наказание за это преступление невозможно. Да, человека можно заставить самого все сделать за злоумышленников. И все достанется им, а сам он останется не у дел. Вот этот феномен меня и заинтересовал, как автора. И я был уверен: он заинтересует читателя. По сути, здесь стык психологии, криминологии, криминалистики, юриспруденции и криминальной журналистики.

Ряд высказываний ваших читателей на упомянутой международной онлайн-конференции менее всего касается конкретно бокса. Многих же интересует это, так сказать, с общей житейской точки зрения.

– Ясное дело. Если Майк Тайсон, всемирная знаменитость, умевший постоять за себя на ринге против первых-вторых-третьих перчаток мира, «Железный Майк», национальное достояние США, рассыпался яко прах, то что же должен думать о себе и своём положении простой смертный. Вопрос существенный для автора «Качающейся сцены». Всё ли мы знаем о знаменитом Майке Тайсоне? Всё ли мы правильно воспринимаем? Ведь реальная история моего «героя» – ещё и яркий пример того, как формируется устойчивое общественное мнение. И как вдруг выясняется, что оно ни в целом, ни в деталях просто не соответствует действительности. Те, с кем я общался в этом направлении, были очевидно субъективны. Для работы над материалами книги мне было очень важно остаться крайне объективным. Ну, насколько это вообще возможно для человека. По сути своей это то, что Жан Бодрийяр в свое время, называл некой дымовой завесой, за которой скрываются механизмы, решающие определённую задачу. Эти механизмы, конечно же, не сами по себе: их разрабатывают, создают и в действие приводят люди. А то, что творится на сцене, часто совершенно не понятно зрителям в зале. Кажется, они смотрят совсем другой спектакль. Не спроста театралы утверждают: самое интересное в спектакле происходит за кулисами. Понимаете, в этом и суть того, что происходит.

– Если иметь в виду авторский анонс: об этом ваша новая книга?

И об этом – тоже. Люди пытаются не только добыть что-то для себя, обустроить себя, свою жизнь, свой быт. Они хотели бы ещё и сохранить обустроенное, оборонить его, если угодно. Масштаб – самый разный. От жилища и кредитов до… власти.  Создать и сохранить. И эта тенденция безусловно заслуживает внимания и учёного, и журналиста. История учит (тех, кто способен учиться, конечно): собрать деньги, заполучить собственность, авторитет и власть бывает всё же легче, чем всё это удержать. Первое советское правительство власть получило относительно быстро и легко. А вот на удержание этого ушло времени и сил, пота и крови несметно. У Макиавелли вы прочтёте и о том, как прийти к власти, и о том, как эту власть удержать. Но никто не написал до сегодняшнего дня книги о том, как заработать денег и не потерять их. Я не писал в этой книге о том, как заработать деньги.  Я написал книгу, которая, возможно, позволит кому-то не потерять их.

Можно ли случившееся с Майком Тайсоном и поведанное в этой книге отнести к явлению «Развенчание кумира»? В истории не так уж мало случаев развенчания ещё более крупных кумиров всех времён и народов, влиятельнейших вождей, на которых молились и которые в свой час превращались в труху. Нет ли здесь параллели?

– Есть, конечно.  Имеющий очи да узрит.  У Бодрийяра есть книга с коротким и ясным названием «Америка». В ней представлена не обожествлённая обывательским сознанием сверхдержава, а Соединённые Штаты, что называется, как они есть.  Думаю, это – своего рода открытие Америки. Потому что у международного сообщества не совсем верное представление об этой стране.  Это – очень большое государство, многоликая структура. Юг и север сильно отличаются друг от друга, и живут там совершенно разные люди. Когда-то в отношении США в советской прессе писали: «Страна контрастов». Между прочим, довольно точно. Вот, выхватим из этой картотеки наугад: правая рука Дейла Карнеги умер без копейки в кармане – зарплата которого ежемесячно составляла миллион долларов. По нынешнему курсу (тридцатые годы) – едва ли не миллиард. И вот – в кармане пусто. Таких примеров могу ещё сотни привести. Вспомните знаменитых борцов и боксёров, баскетболистов и регбистов, которые швейцарцами и вышибалами впоследствии зарабатывали на хлеб.

Есть примеры и на государственных вершинах.

– Абсолютно верно, самый богатый и влиятельный светлейший князь всея Руси, генералиссимус Александр Меншиков был полностью лишен всех наград званий, ошельмован и сослан с семьёй в дальнюю бедную деревеньку, где умер в нищете и убожестве. Яркий пример: Алексашка, юный голодранец, пирогами с зайчатиной торговал. Стал самым влиятельным и богатым человеком в России. И всё это не запросто. И резан, и стрелян, и бит – даже и лично Петром Первым. Так или иначе – собрал. Так или иначе – накопил. Но удержал ли? Нет, всего лишился. Ситуация, можно сказать, в чём-то аналогична судьбе американского боксёра. Эта тенденция крайне печальна: я видел много раз и в бизнесе, и в жизни, когда люди меняют людей на деньги. И вот это, по-моему, главная проблема. Когда Меньшиков прорвался на вершину величия, власти и, соответственно, богатства – рядом не осталось по-настоящему близких людей. Он был несметно богат. Но он был одинок. Нечто в этом же роде вышло с Тайсоном. Сказочно богатый человек остался один – и его быстренько спеленали, миллиард отобрали – всё до цента.

– Вопрос всякого нормального читателя: а почему, собственно говоря, он остался один? Ведь вокруг богатых людей всегда полно всякого народа…

– Вот именно: всякого народа. Поначалу, и довольно долго, он был не просто не один, он был плотно защищен со всех сторон. И те, кто организовывали эту, как бы сказать… операцию, считали тактически самым важным действием – оставить его одного.  Что и сотворили они руками этой женщины – Гивенс. А женщина – это такое явление, которое для Тайсона было его психотравмой. У него всю жизнь были проблемы с женщинами.

– Господи, да у кого же их не было!

– Но у него это начиналось ещё с матери. Потом мать умерла, он очень тяжело перенёс её смерть.  А Гивенс грамотно сыграла на этом, она стала как бы «хозяйкой Тайсона». И учудил Майк ряд поступков, и остался один. И его спокойно ограбили. И тут же её любовь как-то ослабела. И растаяла, по классике: как сон, как утренний туман.

То есть у этой книги может быть ещё подзаголовок «Шерше ля фам»?

– Ищите женщину? Пожалуй. Вы знаете, в лексиконе спецслужб есть выражение: что не может никто, то может женщина. То есть очень многие наши соотечественники – и вообще земляне мужского пола в значительном числе – склонны к тому, чтобы попасть в эту женскую ловушку. Мифологический пример в Илиаде Гомера – война между Троей и Спартой началась как бы из-за того, что какой-то принц украл чужую жену. Говоря о причинах драмы Тайсона, его обнищания и одиночества (вернее, наоборот – одиночества и обнищания), просто нельзя не заметить: это произошло, с его точки зрения, случайно. Но на самом деле ничего случайного в этом мире не происходит. Диалектики утверждают: случайность – частный случай закономерности. «Герой» наш был изначально обыкновенным уголовником, человеком не блистательного ума. Да что там, попросту – туповатый малый.  Полагаю, и в дальнейшем, на взлёте, мало что изменилось. При том – здоров, как бык по весне. Понятно, что такого человека соблазнить женщиной не составляло никакого труда.

Так ведь и поумнее его мужчины горели, грубо говоря, на дамах…

– Да, в этом-то весь и прикол: по сути своей слаб человек, который не может строго разделить Дело и Женщину. Он обречён…

– Стало быть, в прикладном смысле эта книга – ещё и инструкция, совет, предупреждение насчёт коварства слабого пола?

– Дело в том, что мы в книге разбираем все методы, которыми они действовали. В том числе и этот. Робин Гивенс – это был первый шаг, и поэтому, когда мы разбираемся в случившемся, в результате как бы получаем очень интересную ситуацию. Мы видим со стороны, как люди строят-выстраивают тактическую схему получения 1 000 000 000 (прописью – одного миллиарда) долларов США… руками самого законного владельца этой суммы. Ну, чтобы он их отдал, как говорил Остап Бендер, на блюдечке с голубой каёмочкой. Со страниц этой книги на читателя смотрит совсем другая неведомая ему Америка. Тайсон попал в этот пруд с акулами, он оказался не Железным Майком, а просто куском мяса. Каковой они и съели.

– Выходит, на самом деле в кумиры он не годился?

– Никоим образом. Никакой он не Железный Майк. Миф, легенда, выдумка, иллюзия, симуляция – назовите, как хотите.

Попросту: обман?

– Попросту: обман.

– Отсюда – предположение о том, что книга «Качающаяся сцена» – предупреждение читателя: не сотвори себе кумира, ибо в потенциале он уже ниспровергнут и разоблачен, чуть ли не посмешище. И то, что он пока – на вершине, ровно ничего не значит?

– Абсолютно ничего не значит. О чём, кстати, знавали ещё в старину. И в древнем, и в давнем, и в ближайшем прошлом мы это видим ясно. Вспомним размышления по этому поводу принца датского: Гамлет увидел кладбищенскую глину, которой замазывали щели в доме. Но ведь это мог быть и прах самого Цезаря!

«Истлевшим Цезарем от стужи
Заделывают дом снаружи,
Пред кем весь мир лежал в пыли,
Торчит затычкою в щели».

И ещё: любой кумир возникает и существует в этом качестве лишь постольку, поскольку он нужен. И соответственно – до тех пор, пока нужен. В народе есть потребность кумира, спрос на него. Это уже – область социальной психологии. Ответ на этот спрос – сотворение кумира в сознании массы современников. Естественно, кумир не сам себя творит. Да, он должен оказаться в нужное время в нужном месте. Под рукой. Да, он должен обладать тем минимумом качеств, без которых нельзя претендовать на такую симуляцию. И всё же главное: он – дело рук тех, кто в этом заинтересован. А любого пигмея можно сделать на некоторое – иногда весьма продолжительное – время гигантом. Знаете, сколько советских граждан было просто потрясено, когда выяснилось, что Сталин был мужчиной невысокого росточка. Ведь они его хорошо знали сызмальства… по портретам, скульптурам, бюстам, барельефам, панно, по книгам, кинофильмам и песням. Красив, как Бог. Плечистый гигант. Мудрец из мудрецов. Кстати, к концу жизни остался в одиночестве…

По Маяковскому: «Если звезды зажигают, значит это кому-то нужно?»

–  Конечно. Весь прикол заключается именно в этом. Как говорил Жан Бодрийяр в свое время: вот у нас гипсовый ангел. А создаёт его управляемый кумир.

Но гипс – ломкий материал.

– Я и говорю. Разве мало подобных примеров в истории искусства и науки? Великий Спиноза похоронен в общей могиле. Знаменитейший Рембрандт умирал в нищете. Были, правда, и примеры наоборот: в нищете умер Винсент Ван Гог, чьи работы сейчас покупают на аукционах за сотни тысяч и даже миллионы долларов. Но это – исключение.

Вообще, я бы не хотел отрицать каких-то кумиров, раз уж они столь востребованы. Я лишь хотел сказать современникам: боготворить тех, кого вам настоятельно рекомендуют в ранге идеалов, воспринимать их вечными кумирами – дело весьма неблагодарное.  Ибо то, что вы думаете о своих кумирах – не совсем то, что есть на самом деле. Или ещё точнее: совсем не то. Да и тем, кого выводят в кумиры – кому помогли так или иначе обзавестись шести-семи-девятизначными суммами на личном счету, едва ли следует расслабляться и считать своё положение гарантированным. Относительно подобного у Остапа Бендера была поговорка: «Полное спокойствие даёт только страховой полис – это вам скажет любой агент по страхованию». Это была шутка: никаких гарантий. И шаткая тайна временного кумира рано или поздно становится явью. И те, кто как бы помогает выйти в такие люди, при определённых обстоятельствах меняют свои цели – не в интересах кумира, а в своих интересах. На базе этой книги можно составить для себя программу присутствия и жизнедеятельности в обществе с известной степенью защиты от вредных, можно сказать, воздействий.

Но разве в мировой, или даже только в отечественной истории, мало возможностей почерпнуть составные для такой программы?

– Возможностей, может быть, и много. Даже очень много. Это точно. Но нигде и никогда они не были систематизированы, проиллюстрированы подобными яркими примерами и изложены в форме, доступной любому читателю. А ведь ему, нашему современнику, однажды нужно прочитать это всё, взять карандаш и написать: как я себя веду с женщинами, как я отношусь к своим родным, близким, друзьям-приятелям, знакомым, к партнёрам, к себе, наконец. Всё это нужно проанализировать и хорошенько откорректировать применительно к своей жизни. Для того, в том числе, чтобы не произошло случившееся с Тайсоном.  Вот мой шеф: он был весьма богат и серьёзно влиятелен. Конечно, всё это сложилось не просто. Но он сумел и сложить, и сохранить. Одна из причин такой удачи –   люди для него были самой главной среди ценностей.  Основной и главный капитал. И они его не подводили. И они его не подвели.

То есть, книга эта – о человечности?

– И об этом, конечно, тоже. Но в основном и главным образом – она о тактике поведения в обществе. Мы уже упоминали некоего киносценариста.  Он, автор сценарной основы кинофильма «На гребне волны», вышедшего в 2015-м году. Сохранил то же название. Сотворил ремейк той истории на свой лад. Он написал, с моей точки зрения, бесподобный сценарий, вершина творчества: наконец-то зло побеждает. Представляете?

Мне было интересно, откуда эта идея витает в мире, перенасыщенном злом. Я искал ответ на вопрос: откуда они взяли это?  Теперь я понимаю, где они это взяли. В последней сцене, где он говорит, что «я пришел за тобой, катят сорокаметровые волны, и до берега 200 км. Если ты не пойдёшь со мной, ты умрёшь здесь на этих волнах». Тот ему отвечает: «А разве это не прекрасно?» Вот эта сцена! Она потом становится культовой. А мы открываем интернет и видим, как гибнут Золотые ледорубы России, украинские путешественники на мотоциклах –  от малярии в Африке или в Иране.  Разве это не прекрасно?

–  По-моему, это ужасно…

– А вот вы не понимаете. В этом-то и суть: вот прекрасная смерть! Не просто смерть, не смерть вообще, а – прекрасная смерть. Она становится во главе философии экстремального спорта –  того, чего иные люди хотят, вырываясь за пределы обыденности, простейшей логики, жизни вот этой – общественной, повседневной, бытовой.

Как тут не заметить другую ассоциацию: в толстовском романе «Война и мир» Наполеон, объезжая в сумерках поле боя и заметив убитого (так ему показалось) князя Андрея Болконского со знаменем в руках, именно так и выразился – «Вот прекрасная смерть!». Но это был инстинкт солдата, оценившего подвиг противника, смерть за отечество в бою со знаменем. А что прекрасного в езде на мотоцикле в поиске острых ощущений, ведущей к ломке черепа и хребта? Или с той же целью и перспективой – одоление горного хребта, через который давно летают самолёты?

В анализе таких ситуаций простейшая логика – не лучший инструмент. С её позиций некоторые поступки человека или его сообщества непонятны и даже абсурдны. Но логика, особенно в науке, не исчерпывается первичностью. Дважды два, как вы знаете, четыре только в школярской арифметике. Давайте вспомним знаменитый американский кинофильм «Последний самурай». Встретились двое профессионалов, двое кадровых военных: Капитан и Самурай. Казалось бы, одно дело делали всю жизнь, а друг друга не поняли. Для офицера конечная цель – победа.  А для самурая – раз уж смерть человека неизбежна, – красивая смерть. Это – не отсутствие логики, а другой логический порядок. Поэтому самураи и вымерли, как мамонты.

– Знаете, у Булата Окуджавы, нахлебавшегося войны лично, есть такие строки:

Ах, что-то мне не верится,
Что я, брат, воевал.
А может это школьник
Меня нарисовал?
Я ручками подёргиваю,
Ножками сучу
И победить стараюсь,
И уцелеть хочу…

Для землянина среднего, Хомо Вульгарис (человека обыкновенного) стремление жить, стремление выжить такое же простое и естественное, как жажда патриота сложить свою и другие головы за отечество. Оказавшись не по своей воле в экстремальной ситуации, скажем, призванный на войну, обычный наш соотечественник во множестве старался сочетать осмысленное стремление к победе с инстинктивным стремлением выжить.  Те, кто пользуется иной, более сложной логикой, о которых вы говорите, едва ли составляют заметный процент в любом населении.

– По моим наблюдениям, многие люди в этом мире стремятся, так сказать, непонятно к чему. И я уже для себя давно понял: непонятное и стремление к непонятному – основа идиотизма этого мира. Вернёмся к сценарию этого фильма. Главный герой говорит, что был некто, кто поставил перед экстремальным спортом задачу – пройти 8 испытаний. И кто пройдет эти 8 испытаний, в результате достигает Нирваны. Нирваны! А теперь остановимся и оглянемся. И спросим: а зачем, собственно говоря, мне Нирвана? И самое главное: что мне это дает? Зачем человеку рисковать восемь раз своей собственной жизнью, чтобы добиться Нирваны?

– Похоже, это тот странный случай, когда говорят: процесс – всё, а результат – ничто.

– Довольно много людей хотят добиться Богоподобия. А зачем? Я понять не могу. То есть, они стремятся к неизвестному, не имея ни малейшего представления о том, зачем им это нужно? Зачем нужно Богоподобие? Зачем нужна нирвана? Суть идиотизма этого мира – многие люди стремятся к тому, чего они не понимают. И я вам больше скажу – никто не понимает.  Потому что какой-то дурак, когда-то произнёс слово «Нирвана». Сказал: «Давайте добьемся Нирваны». И для последующего идиотизма того было достаточно.
Я от многих женщин слышал – они хотят гармонии. Говорю: а что будет, когда вы ее добьетесь? В ответ тишина.

– Ну, они понимают или, точнее, чувствуют, что никогда её не добьются, поэтому и тишина…

– Тогда самый главный вопрос в том, к чему же стоит тогда стремиться? То есть, если к Нирване стремится не стоит, если к Богоподобию стремится не стоит, если это всё профанация, возникает вопрос: а к чему же стоит?

– Сей вопрос уровня «Для чего создан человек». Но по логике вещей на него может просто, точно и исчерпывающе ответить только тот, кто человека задумал и создал. Это уже вопрос только к создателю. Все остальные ответы будут гипотетичны…

– А вот и есть ответ на этот вопрос.

– За правильный ответ на такой вопрос полагается Нобелевская премия…

– Между тем, существует легенда в Калабрии, в Сицилии, в Неаполе, на Канарских островах, в Португалии (смотрите, какая обширная география!), о том, что секрет жизни человека очень любопытен, то есть, это ребус для человека, составленный Богом. И лучше всего эта легенда оформлена в Африке. Понятно, что африканские племена к этой легенде не имеют никакого отношения. Те, кто им принес эту легенду могли быть датчане, португальцы, в конце концов – испанцы.

– Европейская струя?

– Да, европейская струя. Легенда эта сводится к тому, что истинную цель человека найти несложно. Как просто и разобраться в том, к чему на самом деле следует стремиться. Ведь человек создан по образу и подобию божьему. Но все люди уязвимы, а Бог неуязвим. И если человеку стоит стремиться к чему-нибудь, то это – к неуязвимости во всех смыслах этого слова.  Так вот эта легенда гласит, что смысл жизни человека состоит в 10 словах, которые играют главную роль в его жизни. И человеку сначала нужно понять эти десять слов в его жизни. Просто скажу: выписать на листочек. Потом осмыслить испытания, которые позволят проникнуть в суть этого слова, когда человек пройдет 10 испытаний, которые позволят ему понять суть этих десяти слов. Эти 10 пазлов сложатся в единую систему, которая и даст вот эту самую неуязвимость. Но одиннадцатое испытание является легендой – загадкой. Если 10 испытаний они и в общем там для образованного человека достаточно понятны, то одиннадцатое – никто не знает. И в этой легенде сказано, что 11-е испытание придёт само – тогда, когда ты его не ждешь. Именно оно и будет проверкой неуязвимости. Если ты его пройдёшь, станешь неуязвимым. Богом при жизни. Такова эта легенда. Конечно, если вкратце.

Это безвыходная модель. Вообразите восьмёрку, так называемую Петлю Мёбиуса, кольцо с одной поверхностью. Его называют символом вечности, символом бесконечности. Странные свойства этого кольца обратили на себя внимание науки ещё в древности: третьим веком нашей эры датировано его мозаичное изображение. Для нашего разговора важно, что это – бесконечная и безвыходная модель. И человек пожизненно шагает этой восьмёркой, из которой нет выхода. Именно это делает его беспомощным. А беспомощность – это крайняя точка уязвимости. Да, когда человек беспомощен – он крайне уязвим. И разгадка этого феномена – путь европейский мистический к состоянию неуязвимости. Но она одновременно и модель, посредством которой разрешается любая задача в жизни человека.  Обращая самое серьёзное внимание на европейскую науку, на испанскую империю, человек мог бы осмыслить этот философский миф, превратить его в некий инструмент в своей жизни и стремиться к тому, к чему действительно стоит стремиться в этой жизни, что может быть её настоящей целью.

Можно сказать, неуязвимость – исконная мечта человека. С пещерных времён вынужденный бороться с природой и себе подобными, он стремился к неуязвимости, изобретая способы наносить удары, не получая их, отдаляясь от опасности, бронируясь от бед. Увы,  неуязвимость всё ещё остаётся мечтой…

– В этом плане нужно иметь в виду следующее. Говоря в общем, есть три еврейские доктрины, которые соответствуют трем еврейским направлениям. Первая доктрина – Боголюбие – это когда мертвые с той стороны помогают живым здесь. Если вы возьмете сегодняшних хасидов в Украине, то в Умани есть могила Нахмана, связанная как раз с представителями этого направления. Считается, что Нахман умер и с неба помогает всем хасидам, которые приходят на его могилу. Это сложная доктрина и именно эта доктрина для России является центральной. То есть, если Бог меня любит, значит, он меня сохранит, поэтому, что бы я не делал, на все его воля… При этом, он по-разному всех любит. Например, одного он любит особенно, потому что он – дворянин. То есть, если я родился рыцарем, дворянином Бог меня любит в любом случае, потому что я таков от рождения.  Вспомните слова Ахиллеса, когда его спрашивает Мадонна: «Почему ты выбрал путь великого воина?» Он говорит: «Я ничего не выбирал, я таким родился». Это доктрина – Боголюбие, которая присуща дворянству Российской Империи.

Теперь в Европу перемещаемся. Европейская доктрина – доктрина неуязвимости.  Это второй столб. Это к легенде, которую мы с вами обсуждали. В  первой доктрине, если я по праву рождения Богоизбран,  рыцарем родился – меня Бог избрал. Раз меня Бог любит, раз я все правильно делаю, то я не уязвим по праву рождения. А во второй доктрине не так – они родились уязвимыми, но стали неуязвимыми –Святыми или Богами при жизни. Это европейская доктрина. Такая разница между этими доктринами. Есть и третья доктрина, редкая, когда человек, по сути своей смотрит на мир сквозь призму этих двух доктрин. Он и ту доктрину принимает, и эту доктрину принимает – обе. При этом не смешивает эти две доктрины. Он, по сути, считает так: я родился Богоизбранным, Бог меня любит, при этом я живу и теряю любовь Бога, потому что я грешу ежедневно и становлюсь крайне уязвимым и поэтому мне нужно вернуться в то состояние Боголюбия, посредством той легенды, которую мы описывали. Это третья доктрина. Была одна, вторая, а потом эти две доктрины соединились в единую доктрину – это то, что я описываю, говоря о легенде.

– Знакомы мы довольно давно, бесед наших было немало. Но я впервые слышу от вас подобное…

Я никогда прежде не разговаривал на эту тему. Очень многие люди меня давно спрашивали и спрашивают – что же будет. Я знал эту легенду из уст человека – моего Наставника. Однажды я ему задал этот сакраментальный вопрос. А что будет, когда человек достигнет неуязвимости? И он ответил: далее у человека   возникнет огромная ответственность перед всеми людьми вокруг. Он же желал, чтобы было всё так, как он хочет. Вот у него появилась возможность привести в порядок и сделать всё так, как хочет он. И он будет отвечать за этот порядок прежде всего перед самим собой. Многие люди ради такого переустройства тянулись и тянутся к власти, но не могли и не могут понять того, как настоящая власть получается. Как видим на примере Тайсона, тут и миллиарда долларов недостаточно.

– А вообще известно, что именно сам Тайсон думал на эту тему, будучи ещё в порядке?

– Тайсон даже и в лучшие дни был астрономически далёк от таких серьёзных размышлений. Он никогда не стремился к неуязвимости. И даже не понял, как выиграл чемпионский титул, о чём с детской непосредственностью поведал в одном из интервью. Этого кулачного бойца можно назвать роботом, пульт управления которым находился в руках Каса Д’Амато. В книге, о которой идет речь, я и хотел показать его именно роботом, потому что никакой он не боец и не боксёр по сути. Он просто робот на вышеупомянутом пульте. И когда Кас умер, пульт был передан его менеджеру. И «машина» начала вести себя так как ей заблагорассудилось. Появилась женщина. Появилась Гивенс. Обратите внимание, насколько он был привязан к ней.  Посмотрите его шоу: Тайсон рассказывал о том, что спал со своей женой, пардон, даже за два дня до развода. Уже всем было понятно: она – враг, от неё нужно обороняться. А он всё к ней…

– Стало быть, новая книга академика Мальцева Олега Викторовича – ещё и о некой психологической, интимной зависимости, которая может оказаться сильнее крупнейшей денежной суммы?

– Ну, подумайте сами о его выступлении на одном из десяти серий шоу, затеянного для того, чтобы Тайсон мог рассчитаться с налогами.  Не только меня, думаю, зацепила его фраза. Оказывается, он и после развода тоже к ней ходил. То есть даже такое было. Что же тут сомневаться в том, что вы называете некой зависимостью…

– И наконец: несколько поколений наших сограждан знали твердо, что в Америке все не так. Все наоборот. Если мы ходим ногами по Земле и к небу головой, то американцы наоборот, они же – с той стороны земного шара. Значит, ходят вниз головой и вверх ногами.  Антиподы. В детстве (пятидесятые годы) я видел в журнале «Крокодил», как они сидят ногами на столе – сигара, пузо. Факел поджигателя войны. Грабят и весь мир, и друг друга. В общем-то об этом – книжка великих наших земляков Ильфа и Петрова «Одноэтажная Америка», «Америка» Жана Бодрийяра и многие другие издания, до «Американской истории» Анатолия Тосса и телесериала-антологии «Американская история ужасов», созданный и поставленный Райаном Мёрфи и Брэдом Фэлчаком. Не на эту ли полку станет ваша книга «Качающаяся сцена»? И может ли у этого труда быть второе название или подзаголовок: «Ещё одна американская история»?

– Меня воспитывали в том же духе, и я тоже так же считал. Мне очень непросто ответить на этот ваш вопрос. Я субъективен к США, был там – и на Юге, и на Севере. И в отличие от других людей у меня огромное количество знакомых и друзей – американцев, с которыми я общаюсь и по сей день. Да, терминологический оборот «Американцы» – непомерное обобщение. Они – разные. Безусловно, все они в той или иной мере подвержены влиянию среды. То есть, мы во многом другие. И мы сколько с ними не разговаривали – кто-то меня услышал, кто-то меня понял, а кто-то – нет, по сей день. У нас даже были конфликтные ситуации, когда приходилось человека до слез доводить.

– И всё же, всё же, всё же: это – американская история? Это – их история? Это их разборки?

– Я специально взял пример в США, а не из русскоязычного пространства, чтобы показать, что это на самом деле – зеркало всего, происходящего в мире. Просто мы этого не замечаем. Бодрийяр говорил: глобальный экран, который тиражирует изображение во все стороны света. Мы с Константином Владимировичем Слободянюком это определяли графически на доске. Есть парадигма, которую они пытаются спустить на все страны мира, чтобы все так думали, как США. И поведение Тайсона – оно, по сути своей, является эталонным, чтобы так вести себя во всех странах мира. Да, по сути, это некий эталон ограбления – совершенного преступления, который должен стать основой бизнеса и общества, вот к чему стремятся эти люди. И у них, приходится признать, кое-что получается. Суворов, следя по карте Европы за делами Наполеона Бонапарта, говорил: «Далеко шагает мальчик. Пора бы и унять…» Нечто подобное я думаю, рассматривая «художества», о которых идет речь.  Считаю, что это надо бы приостановить. На всякого мудреца довольно простоты. «Трохи припиниться», как говорит моя мама. Командуйте там у себя – в США, а здесь командовать не надо. Своих командиров больше, чем надо…

Автор Ким Каневский

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply