История, покрытая плесенью и грибком

100-летней истории Одесской области грозит уничтожение

В этом году Государственному архиву одесской области исполнилось сто лет. Учреждение насчитывает более 13 000 фондов, в составе которых 2.2 миллиона дел – некоторые из них датированы ещё XVI веком. Документы архива представляют историческую, культурную, и научную ценность. На страницах древних и современных архивных дел содержится история нескольких эпох. И всё это, в конечном счёте, служит людям. Исторические рукописи для одних могут стать источником выяснения, например, родословной, для других – кладезем разгадок тайн, для третьих – восстановлением истины, подтверждением тех или иных актов. И для всех – память о делах прошлого столетия и, таким образом, тысячелетия, собранная и сохранённая для нас с вами и для наших потомков.

Столь знаменательную дату для архива омрачает крайне плачевное состояние здания, в котором он располагается. Впрочем, и выражение “крайне плачевное” в полной мере не отражает фактического положения дел – здание признано аварийным и является таковым по существу. Что, между прочим, совершенно очевидно. А при таких условиях, оно вообще не может функционировать. И это – не открытие, заставшее всех врасплох: драматизм данной ситуации заключается в том, что здание бывшей синагоги числится аварийным не один десяток лет. И до сих вопрос с переездом далёк от решения. Все это время уникальные и ценнейшие документы подвергаются уничтожению. И не образно говоря, а – в буквальном смысле слова. Каждый день нахождения в здании на Жуковского, в доме номер восемнадцать, ­накладывает на них всё более зримый отпечаток в виде плесени и грибка, тем самым приближая окончательную утрату громадного и бесценного пласта истории.

Столетие… Стало быть, родился наш юбиляр в 1920 и поначалу насчитывал лишь 22 фонда, переданных организациями, которые на тот момент времени прекратили свою деятельность. Затем все наиболее значимые учреждения систематически сдавали в архив самые ценные документы на хранение, в том числе – и на вечное. Подчеркнём: по закону очень многие документы должны, обязаны храниться вечно. Как это звучит на фоне уже изображенной здесь картины? К 1940 году в областном архиве было сконцентрировано более 4400 фондов. Во время Великой Отечественной войны, при бомбёжках, артобстреле, в ходе эвакуации войск оборонительного района и оккупации, часть материалов была утеряна. В апреле 1944 года, после освобождения Одессы, архив возобновил свою деятельность в здании бывшей Бродской синагоги. Что было документально закреплено решением Одесского городского совета от 20 июня 1944 года. Тогда же оно было реконструировано и приспособлено под хранение документов. В результате план бывшей синагоги существенно изменился – ​​бескаркасное и пустое внутри сооружение превратилось в 2-этажный административный корпус снаружи, а внутри – это 5-этажная конструкция.

Кстати, об истории: здание возведено в 1863-1870 гг. по проекту известного одесского архитектора Осипа Коловича в стиле итальянской готики – на углу улиц Пушкинской (Итальянской) и Жуковского (Почтовой). Синагога, как культовое учреждение, имеет давнюю историю, о чем свидетельствуют, опять-таки, архивные документы. Деньги на ее строительство собрала еврейская община выходцев из Австро-Венгрии, в частности, галицийского городка Броды (теперь – районный центр на северо-востоке Львовской области), в связи с чем синагога получила название «Бродская». Компактностью (длина 36 м., ширина – 24 м.), необычными для южного региона окнами-арками, стрельчатыми сводами, восьмигранными башенками и гармонией пропорций это здание, конечно же, выделяется  в застройке центральной части города. Многочисленные реконструкции, утрата былого внутреннего вида и наличие деревянных подпорок, увы, значительно изменило здесь первоначальную архитектонику. Тем не менее, здание по-прежнему является ценным памятником культовой архитектуры XIX века.

 

Согласно справке Государственного архива, деформации здания синагоги носят давний характер. Впервые они были зафиксированы в 1942-1944 годах – на территории Одессы велись боевые действия, что и стало причиной появления первых трещин. Но шла великая война, и всем было не до косметики. В 1944 году приступили к реконструкции здания – этот процесс длился десять лет – до 1954 года. К концу этих работ, начиная с 1952 года и до 1958-го, наблюдалось увеличение трещин – они достигали местами 30мм. Затем разрушение здания приостановилось, но в 1985 году вновь активизировалось, что привело его в крайне плачевное состояние.

В 1988 году здание было официально признано аварийным, согласно заключению профессионалов научно-производственного центра, который проводил его экспертизу – она сформулировала основные причины беды:

-природный физический износ за время эксплуатации здания;

-агрессивное воздействие влаги на грунт под зданием;

-ненадлежащая техническая эксплуатация дома без проведения необходимых ремонтных работ. На том почему-то и остановились.

14 ноября 2003 в здании произошла авария, в результате стена хранилища отошла от стен башни-пилона. И в таком состоянии они пребывали в течении трех дней- за это время произошел ряд существенных изменений: перекос внутренних стен, осадка перекрытий, разрывы сетей отопления в подвале и его затопление горячей водой, разрывы электросетей. Произошли деформации: в левой части дома появился ряд глубоких вертикальных и горизонтальных трещин шириной до 70-80 мм, западные и северная внешние стены покрылись продольными трещинами. В целом несущие конструкции потеряли свою устойчивость и равновесие.

После аварии предпринимались некоторые меры по недопущению дальнейшего разрушения дома: укреплен каркас сооружения, установлены внутренние и внешние подпорки, проведены работы по укреплению фундамента. Однако здание и дальше продолжало разрушаться из-за подвижек фундамента, в результате старые трещины становились еще глубже и появлялись новые. Сформировались недопустимые для хранения документов условия: влажность превышает 80%, при норме – 50-55%, температура в диапазоне от 0°C до +39 °C – (при норме от +18 °C до +25°C). В результате значительная часть архивных документов нуждается в безотлагательной реставрации.

Как отметил в беседе заместитель директора – начальник отдела организации и координации архивного дела и контроля за исполнением документов органов власти Сергей Николаевич Крачков, одной из причин разрушения здания могла стать его реконструкция: во-первых, изначально стены синагоги были сделаны из ракушечника, а встроенные перегородки – из цемента – эти материалы не совместимы; во-вторых, фундамент был рассчитан на определённую нагрузку, а в результате перестройки здания, нагрузка значительно увеличилась.

Итак, положение хранящихся здесь документов, основа основ архива, в опасности. Но эта тревога, сама по себе более чем существенная, не исчерпывает проблематики: архив – это люди. И их положение здесь, соответственно, также не безопасно. Честно говоря, когда я ходила по коридорам и лестницам здания – мне было страшновато Да что там: просто страшно. Да, из-за угрозы обрушения мне удалось побывать далеко не во всех помещениях. А ведь здесь работают и служат, как говорится, живые люди. Изо дня в день…

С 2003 года, после того, как в здании произошла авария, Государственный архив неоднократно обращался в Одесскую обладминистрацию с просьбой выделить под учреждение новое помещение. Следует отметить, что власти не отказывали, предлагали различные варианты, увы, ни один из них не подходил для переезда архива. То площадь помещения была меньше, то не соответствовали технические характеристики. Были и другие причины.  А те помещения, которые соответствовали требованиям, почему-то передавали в другие руки. В результате не обеспечив архив необходимым помещением для переезда, в 2016 году – согласно закону Украины «О свободе совести и религиозных организациях» (по которому культовые сооружения и имущество возвращаются в собственность религиозных организаций), бесплатно, помещение было передано еврейской общине “Хабад-Шомрей Шабос”. Хотя есть мнение о том, что синагога была больше культурным центром, чем культовым сооружением, – в здании проходили концерты, действовали литературные кружки. То есть, вопрос далеко не бесспорный. Вероятно, при его решении не обошлось и без политиканской составляющей…

Причастные к архивному делу высказались против передачи здания, аргументируя это необходимостью сначала обеспечить учреждение соответствующим помещением, а уж после передавать здание кому бы то ни было. К сожалению, эпопея переезда государственных фондов в другое помещение на виду и на слуху у Южной Пальмиры уже не один десяток лет. Ничего не изменилось даже после того, как архив юридически остался без “крыши над головой”… Работу властей по поиску и предоставлению нового здания скорее можно назвать “Имитация бурной деятельности”.  Хотя бы последняя история – архиву должны были выделить часть здания Национального банка на Ришельевской – центр города. Казалось бы – чем не решение. Но это – “лакомый кусочек” … В результате здание “ушло” в Министерство юстиции.

Как рассказал директор Государственного архива Лукьянчук Петр Хомич, сейчас вновь рассматриваются три варианта, куда мог бы переехать архив. Для правильного выбора и решения нужна политическая воля. Сейчас, как известно, “на носу” выборы….

Даже если здание для архива выделят в ближайшее время, то, как пояснил Петр Хомич, чтобы сохранно перевести весь архив в другое помещение собственными силами, нужен не один год! Представьте, во что превратятся документы! Но может быть гораздо хуже – … ведь здание в любую минуту может обрушиться, да и от пожара оно никак не защищено. Так что точку в этом материале, как и в деле спасения нашего архива, ставить всё ещё рано.

PS: Ирония судьбы – на выставке произведений цикла «Жанровая живопись второй половины ХIХ века» (из фондов Одесского Художественного музея) у одной из картин недавно задержалась группа сотрудников Госархива Одесской области. Полотно так и называется: «В архиве». Художник – Евгений Буковецкий. Судьба картины, как и судьба её автора, перекликаются с судьбой учреждения, о котором – сей очерк. Как рассказал сотрудник Одесского художественного музея, произведение попало сюда в сорок пятом году, и уникально своим сюжетом. Ну, не припоминают опытные искусствоведы живописные полотна на «архивную» тему. Тем паче, на картине можно разглядеть названия некоторых дел. И даже карту… Одесской области. Легко узнаваем, например, Белгород-Днестровский лиман. В своё время жена и дети художника оказались в Канаде. В советское посольство однажды были переданы завещание покойной вдовы мастера, его работы и архивные документы. Картины попали в Одесский художественный музей, а документы, отражающие весомый пласт культурной жизни нашего города в прошлом – в Одесский госархив. Где и находятся по сей день – в условиях, о которых вам уже доложено

Почта для обратной связи: info@lnvistnik.com.ua
Подписывайтесь на наш Telegram канал: t.me/lnvistnik

Автор Хамицевич Анжела

Leave a Reply