Караимы. Дело не в количестве…

В числе тенденций, заложенных в толщу человеческой личности, довольно ярко выражена тяга к познанию своего происхождения. То ли Богом, как утверждают верующие, то ли природой (по мнению атеистов), а только заложено она в нас глубоко и мощно. И проявляется практически у всех от мала до велика – с приставания ребёнка в маме-папе: – «Откуда я появился?»  до поисков наукой ответа на вопрос о появлении на свет человека вообще. Приблизиться к истине в последней инстанции пока не удаётся ни детям, ни взрослым. Маленьким обычно и вполне уверенно объясняют – аист принёс, в капусте нашли, в детском магазине купили. Таких объяснений на первых-вторых порах раньше вполне хватало. Теперь и с этим проблемы.   С интересующимися взрослыми ещё сложнее. Когда-то простую и ясную картину происхождения человека можно было узнать от священника, прочесть в Ветхом Завете. Карты стали путать дарвинисты, гипотезируя относительно эволюции и естественного отбора. И их последователи, и воинствующие их оппоненты исключительно в интересах истины затуманили всё окончательно. У учёных – голова кругом. Что уж толковать о простых смертных…

С тех пор прошло уже довольно много времени, а до общего знаменателя в этом вопросе всё ещё далеко. Даже когда речь – не о человечестве вообще, а о некоторых его сообществах. Тех, которые называются родом, племенем, народностью. Народом, национальностью и, наконец, нацией.  Наш разговор – о караимах. Географически он тесно связан с историей Крыма, как известно – самой по себе уходящей во мглу веков, сложной, противоречивой и не обходящейся до сих пор без «Белых пятен». Что в свою очередь и во многом связано с явлением, которое культурологи, социологи и политологи окрестили так: «Территория социокультурного переосвоения». Напомним: при некоторых разногласиях учёных, в определении этого народа в целом преобладает следующая формула: относительно немногочисленная этническая группа, чьи корни прослеживаются от тюркоязычных последователей караимизма в восточной Европе. Краимизм (или караизм, караимство, иудаизм караимского толка) – религиозное вероучение, основанное на том самом Ветхом Завете. А термин «Караимы» зафиксирован с начала 1Х-го века – наряду и в противоположность термину «Раввинист». Последний обозначал религиозные группы внутри иудаизма. Кыпчакская группа тюркских языков. Наличие слов этой группы воспел поэт в стихах о произведении, которое также давно стало предметом научных и околонаучных споров-разговоров: «Слово о полку Игореве»:

«…В бессмертном «Слове о полку»,
Как буйная трава,
Вросли в славянскую строку
Кыпчакские слова…».

     Тенденция смотреть в корень, изучать своё происхождение и прошлое вообще, свойственна лучшим людям любого народа. Тем более, народа малочисленного, в давние времена расселившего по земному лику.  В ходе исследований об историческом происхождении и этнографическом составе караимов, как это нередко бывает в науке, мнения разошлись. И довольно далеко.  Одни исследователи настаивали на «чистом семитизме» караимских далёких предков, другие, во главе с А. Фирковичем, выдвигали теорию хазарского происхождения. На их взгляд, крымские караимы – потомки пленённых некогда Навуходоносором и Салманасором евреев, которые попали в Крым вместе с полчищами Камбиза и Кира, участвуя в походах этих царей против скифов. Обосновавшись на Крымском полуострове, они постепенно обратили в свою веру хазар. Вследствие значительного численного перевеса хазар, горсть древних евреев растворилась в этом племени тюркского происхождения. Нынешние караимы уже, таким образом, воспринимаются, как потомки хазар, спасшихся в Крыму после разгрома их царства русскими князьями в X столетии. Тех самых, которым сбирался отмстить вещий Олег. Сторонники этих двух взглядов, главным образом, опирались на гипотезы и свидетельства исторического характера. В 1917 году были опубликованы в журнале «Караимская жизнь» первые работы по антропологическому исследованию караимов, проведенных в 1904 году учёным еврейского происхождения, доктором антропологии   С. Вайсенберга. Эти материалы представляли наиболее логичный путь при разрешении вопроса об этнографическом составе. Антропологические данные и другие показатели указывали на наличие тюркского элемента в физическом облике караимов.

Их еще называют крымкарайлар – единственный народ в мире, для которых караимское вероисповедание является национальной религией – со своими догматами, традициями, иерархией и календарем. Те самые караизм или караимизм, о которых уже сказано. Базируется на учении Анана, Святом Писании (Ветхом Завете) и традиции. Следует обратить внимание – караимская доктрина основана на свободном толковании Священного Писания и не придает значения никакому авторитету. А существующая на сегодня история караимизма показывает, как, по мере умственного развития народа, оказавшиеся ошибочными толкования определённо заменялись толкованиями, более убедительными. У караимов были гахамы – духовные мудрецы, которые избирались из числа членов караимской общины. Последний в Крыму гахам был на посту до 1925 года. Газзаны – священнослужители, совершают богослужения в кенассах и по сей день. Двадцать восемь молитвенных домов караимских прихожан располагаются или располагались на территории современной Украины. Архитектура кенасс разнообразна, а их убранство тяготеет к символизму. По мнению международных экспертов, только на базе национальных святынь возможно сохранение и возрождение народа. Существование этих объектов позволило с оптимизмом смотреть караимам в будущее…

(Караимская кенасса. Киев. Архитектор В. Городецкий, заказчик С. Коген – киевский купец, караимский предприниматель и меценат, табачный фабрикант, глава общины киевских караимов.)

До наших дней из двадцати восьми синагог дожили и действуют всего лишь три: в Евпатории, Джуфт-Кале и Харькове. Шесть используются не по назначению: в Киеве, Севастополе, Симферополе, Бердянске, Бахчисарае, Николаеве. Безусловно, все сохранившиеся кенассы – это памятниками культурного наследия, но многие из них находятся в плачевном состоянии, некоторые после реконструкции утратили первоначальный вид, а есть и такие, которые и вовсе не отдают законным хозяевам. В Феодосии, Ялте, Солхате, Армянске, Перекопе, Карасубазаре, Луцке, Галиче, Одессе, Керчи, Херсоне, Перекопе, Белогорске, Старом Крыму, Екатеринославле и на Мангуп-Кале – от караимских синагог остались одни воспоминания. В свое время они были разрушены, и до сих пор не восстановлены.

Не так давно в науке было представлено академиком Мальцевым О.В. новое направление – «Символьная психология». Ученые не первый год изучают символы, считая одним из великих своих учителей академика Г.С. Попова, который в свое время вывел метод символьной психограммы. Он считал, что символ – это определенная вещь «очень интересной формы» и за каждым из них стоит некая амальгама. К примеру, если говорим о меноре, то за ним стоит амальгама Торы.  Но человек может быть и не знаком с иудаизмом. Он может просто видеть менору, не знать её истории. Так, любой символ у человека может с чем-то ассоциироваться, а может и не ассоциироваться, если он не знает, что это. Но в любом случае за каждым символом стоит какая-то тайна. Есть очень серьёзное и вполне научное мнение: символ обладает силой, которая без ведома самого человека в его памяти запускает определенные механизмы.  Как они воздействуют на психику человека? Как побуждают к тем или иным действиям? Как воздействуют символы, когда попадают в человеческое поле зрения и слуха? Каков механизм и продукция этого и последующих действий? Что происходит в этот момент с памятью? Что происходит с психикой? Пока вопросов множество… Но, допустив, что   символы имеют значительное влияние на человека – на вопросы об изучении и   сохранности культурного наследия начинаешь смотреть с другой стороны. Возможно, это – путь успешного развития национальных интересов и отдельно взятых представителей нации.

Обратите внимание, многие представители караимов, при своей малочисленности, добивались высоких результатов в различных сферах. Например, на протяжении всей истории у караев были развиты военные традиции, что отражено в символике национального герба — сэнэк, калкан, крепостные башни. Большую роль в формировании и развитии этих традиций играла родовая крепость. Ее гарнизон всегда составляли крымские караимы. Караи-воины охраняли хазарских каганов, крымских ханов (за это причислялись к военной аристократии — тарханам), литовских князей, польских королей, российских государей. Профессия воина всегда была престижной у них. Говоря о вкладе крымских караимов в развитие хозяйства, науки и культуры, гахан С. Шапшал (светский и духовный вождь караев, ученый) – заметил как-то: в разных направлениях деятельности хотя бы один из караев достигал выдающихся успехов. Примеры: гетман реестрового казачества И. Караимович (Узун); деятель телевидения В. Саппак; заслуженный врач – генерал Р. Каплановский; композитор С. Майкапар; основатель эпидемиологической службы российского флота генерал Я. Кефели; государственный деятель, агропромышленник, основатель Таврического университета С. Крым; геолог И. Танатар. Оказывается, среди караев был и выдающийся разведчик И. Григулевич, которого до недавнего времени знали только как крупного специалиста по истории Южной Америки, католицизму и Ватикану, члена-корр. Академии наук СССР. Вот лишь некоторые любопытные факты его биографии. Не имея гражданства Коста-Рики, И. Григулевич стал послом этой страны в Италии и даже был избран дуайеном (старейшиной) дипломатического корпуса аккредитованных в Риме послов, был удостоен беседы с римским папой, возведен в рыцарское достоинство, кавалер ордена Мальтийского креста. Крымские караимы дали Отечеству 80 докторов и 200 кандидатов наук. Д. Черкес – создатель коммунальных сооружений Харькова, В. Ефетов – крупный онколог. Городскими головами Евпатории и Феодосии в прошлом были, в основном, караимы. Среди караев достаточно широко была распространена профессия юриста. Юридическое образование получали в прошлом в Петербургском, Новороссийском (Одесса) и Московском университетах. Трудились в государственных учреждениях и выборных органах самоуправления. Нередко занимали высокие посты председателей Городских дум, избирались городскими головами и т.д. До революции немало караев удостоились чести быть почетными мировыми и третейскими судьями. Почетными мировыми судьями были, например: в Симферополе – Б. Бабович, директор сельскохозяйственного банка; в Феодосии эту почетную должность в течение 16 лет исполнял С. Крым, видный общественный деятель, городской голова, а затем его сын – С. Крым, государственный деятель, член Государственного Совета и депутат двух созывов Государственной Думы, глава краевого Крымского правительства. Больших успехов в науке добился юрист-международник М. Максимаджи, кандидат юридических наук, специалист по морскому праву, автор ряда научных публикаций, в прошлом – командир корабля во время Великой Отечественной войны. Крупным ученым в области юридических наук стал М. Орзих, доктор юридических наук, профессор, академик правовых наук Украины, Украинской академии политических наук и Украинской Академии наук национального прогресса, заслуженный деятель науки и техники Украины. Автор более 300 научных работ, семи монографий. Академик Орзих – участник разработки высшего закона страны – Конституции Украины. На пьесах С. Майкапара поныне учат детей музыке. Певица Мария Давыдова была любимым партнером Ф. Шаляпина. Народные мотивы использовали Спендиаров и Бородин в операх «Алмаст» и «Князь Игорь». С. Юткевич – выдающийся кинорежиссер. Караимская кровь текла в жилах балерины А. Павловой. И этот реестр можно продолжать и продолжать.

Мы живем в мире больших, огромных возможностей. Но разве не абсурдно звучит: при широчайшей общедоступности информации, сегодня люди в среднем знают меньше? А тем временем память, хранящаяся   культурными объектами, потихоньку подменяется, разрушается и бесследно исчезает. Например, символика с фасадов зданий варварски сбивается в ходе ремонтных работ. И нередко остаётся только демонтировать табличку об исторической ценности и охране законом. А ведь такова природа человеческой психики, её адаптационный механизм: человек привыкает ко всему. Точнее говоря, человека можно приучить ко всему. Привыкает поколение и к ликвидации такой многозначительной символики – не известно ради чего. Станет ли привычным равнодушие к прошлому?  Теперь уже трудно ответить на этот вопрос определённо отрицательно. Зато можно утверждать – граждане Венеции самых разных возрастов и взглядов не могли бы равнодушно пожимать плечами, видя подобное у себя дома. Само  собой, тревожные эти размышления касаются и небольшого, в общем-то, но очень древнего народа, при всех своих проблемах горячо интересующегося корнями, исследованием и сохранностью истории…

 

Автор Виктория Флинт

Leave a Reply