На одной планете

Так назывался фильм, который я видела в отрочестве. Сам по себе он не имеет особого отношения к этому моему рассказу. Но подыскивая  название очерка, я припомнила тот вступительный титр. Подумать только, на какой планете мы живём! Когда-то в советской публицистике было принято толковать на тему «Они и мы» с употреблением «контрастной» терминологии. Скажем,  «Нью-Йорк – город контрастов». «Стамбул – город контрастов». Речь шла, конечно же, не о цветовых и световых – о социальных, экономических, политических и моральных контрастах. Ещё говорилось-писалось: «Их нравы». Это была эпоха привычной для нескольких поколений структуры «Они и мы», социализм и капитализм, контрастирующие системы, противостояние которых многое определяло в мире. Наши журналисты-международники находили такие контрасты в городах Запада и Нового Света, рассказывая советским гражданам о пропастях между богатыми и бедными за рубежем. И многие мои ровесники приходили в ужас от одной мысли о том, что могли родиться «там», а не «тут»…

Прошло время. Сказать, что многое изменилось – ничего не сказать. Великое противостояние и Железный Занавес отошли в туман пришлого. Одни об этом сожалеют, другие этому радуются. Третьи о подобном  просто не думают – слишком много повседневных тревог и забот, в том числе и принесенных этими живительными переменами.  Но сам факт ухода многого в прошлое неоспорим. А вот с теми надеждами, которые многими возлагались на перемены в мире, обстоит  несколько иначе. Обнажились контрасты уже не только отдельных городов – планеты. В том числе  и для наших граждан…

Как известно, нет пророка в своём Отечестве, особенно – когда страна и её народ живут во  времена великих перемен и  геополитических сдвигов. На их заре, припомните, мало кому приходило в голову, что времена эти затянутся на три, без малого, десятка лет. И что в конце второго десятилетия ХХ1 века конца тревожной неустроенности всё ещё не будет видно.  Известно, также: после того, как у нас прошелестело волшебное слово «Безвиз», очень многие украинцы  оставляли и  оставляют свою страну  в поисках заработка. Оно конечно, тут наверняка имеет место и моральный аспект, оскорблённость гражданина, не находящего  возможности достойно жить в отечестве своём – при том, что надстройка  только и толкует о его процветании. И все партии, удивительным образом единые в стремлении вести народ, страну, государство к полной независимости и к пышному процветанию,  грызутся между собой публично, как полуграмотные одесские мещанки на коммунальной кухне. Вплоть до вульгарного мордобоя. Между тем,  уезжали и уезжают сограждане наши не только  ради защиты  своего человеческого достоинства – найти достойное  место под солнцем, а и  просто – прокормить свою семью, своих детей, зажить, наконец-то, достойно.   В связи с чем лично мне не стоит далеко ходить за примерами  – вспоминаю историю своей семьи, чем и хочу с вами поделиться. Может быть, читатели этого уважаемого журнала также пожелают поделиться на сей счёт своими размышлениями  – многим ведь тоже есть о чём рассказать.

Отдав Черноморскому  Морскому Пароходству 30 лет жизни, мой муж после развала ЧМП… пополнил огромную армию безработных моряков. Пять лет усиленных поисков возможности применить свой опыт, идеи, знания на берегу оказались тщетными. Изредка удавалось выскочить в рейс на подфлажных судах, перебиваться на подзаработках в новых открывшихся фирмах. К этому времени за его плечами было два высших образования, знания иностранных языков, компьютера, большой опыт работы с иностранными фирмами. Казалось, именно такие знающие, энергичные, как сейчас говорят  – продвинутые люди и нужны молодому государству. Молодому, обновлённому, заново родившемуся, всемерно-всенародно стремящемуся к укреплению независимости, к духовному и экономическому процветанию. Как тут обойтись без таких специалистов! Но была в нашей семье немаловажная деталь: жили по-советски, больших денег не скопили  и в новую жизнь пришли с одним лишь багажом:  двое детей – да  кошка, да хомяк, да рыбки и собака.  Честность, скромность  и чистота отношений  не выручали в это революционное время.

Шли годы. Подрастали дети,  старели родители.  И чувствительно   поедом съедало мужское самолюбие: здоровый, полный сил мужчина оставался без большого настоящего  дела, а семья не могла себе многого позволить из-за нехватки денег. Муж решил кардинально изменить устоявшуюся за многие годы  и казавшуюся такой прочной  нашу жизненную систему координат.

Сын, к тому времени, закончив Одесский  политехнический  институт,  получил специальность инженера-компьютерщика. Прошёл собеседование во многих одесских фирмах. Но везде требовался молодой специалист не старше 25 лет и с серьёзным опытом работы. То есть,  два взаимоисключающих понятия. Пообщался сын и с друзьями, кто сразу после  института открыл  своё дело и,  не покладая рук, с молодым азартом помогал своей стране выйти на новый технический уровень. Но и тут было  не так всё радужно. Сверху продолжалась трескотня о святом деле развития малого, среднего и индустриального бизнеса в городе и деревне, о государственной политике всяческой поддержки предпринимателя, об ускоренном создании среднего класса. А в реальности делалось всё для притеснения и даже удушения бизнеса, накатывали налоговики  и на корню давили  начинания молодых и рьяных. Посмотрели мои мужики на всё это.  Подумали. И оказались далеко-далеко от родного причала.

Тут уместна справка-отступление. Маленькое государство в Персидском заливе – Катар.  Страна,  которую сложно сразу отыскать на карте. Её площадь всего 22 тыс. кв. км. Зато одно из богатейших государств – благодаря большим запасам нефти и природного газа, занимающее  первое место  в мире по ВВП на душу населения. Новая страна – это всегда новая культура и обычаи, тем более, если о ней известно ещё с III – II тыс. до н.э.  Первое   письменное упоминание о полуострове Катар находим у римского писателя Плиния Старшего. Много было правителей на этом небольшом отрезке земли. Был он включён в состав Арабского Халифата и правили здесь карматы. В XIII – XIY веках находился под властью Эмиров Бахрейна. Познал остров даже власть португальцев в  XYI веке, дошли сюда и турки – османы. За эту территорию боролись Иран и Турция, правители Омана и Саудиты. Во второй половине XYIII века на территории Катара было создано небольшое княжество во главе с династией Аль Тани. Не обошлось здесь  без Великобритании, которая играла на междоусобицах  правителей и делила Катар вместе с Турцией, провозгласив в 1916 году Британский протекторат. Рабство в Катаре было официально запрещено только в 1952 году. А в 1971 году Катар был провозглашён  независимым государством.  И всё это время правит страной династия семьи Аль Тани.  В стране запрещено создание политических партий, профсоюзов.

25 июня 2013 года Эмир Катара Шейх Хамад бин Халифа Аль Тани   отрёкся от  престола в пользу своего  33-летнего сына, наследного принца Шейха Тамима бин Хамада Аль Тани. 40% населения составляют местные жители – арабы-катарцы. Остальное население  – иностранцы, приехавшие сюда в поисках работы. Здесь много европейцев, работающих в крупных корпорациях или фирмах.  Катар тесно сотрудничает с США, особенно в военной сфере.   Вблизи центрального аэропорта  находится одна из крупных американских военных баз – Центр управления воздушными и космическими операциями Центрального командования вооружённых сил США.

Центральная часть Дохи – столицы Катара

В 2017 году ряд стран региона объявили о разрыве отношений с Катаром из-за его связи с террористическими организациями и ввели полную блокаду. Казалось,  это смертельно для выживания государства. Но в последние годы появились индустриальные зоны  в предместье столицы и в районах морских портов,  работает сталеплавильный  комплекс.  По-прежнему  богатые  недра Катара и длительные контракты с американскими и английскими союзниками создают подушку безопасности  этому государству  и обеспечивают его   договороспособность.

Помню, как летела я с дочкой к нашим родным мужчинам в эту неизвестную нам страну с несколькими пересадками:  Одесса-Турция-Сирия-Объединённые Арабские Эмираты, а там, 40 минут и Катар с его столицей Доха.  В целом 15 часов полёта.  Тяжело.  Но разве думаешь об этом, когда ожидаешь встречу с самыми любимыми на свете людьми.

И вот уже звучит голос стюардессы «Qatar Airways» : «Наш самолёт идёт на посадку в аэропорту Доха».  Взглянув в иллюминатор, невольно вздрагиваешь – куда занесло наших?

Неужели теперь это –  земля обетованная  для наших братьев украинцев ?  Вокруг одна выжженная солнцем  пустыня. Ни кустика, ни деревца. Одним словом, как в фильме «Белое солнце пустыни».

С этой крепости начинался Катар

Первый шаг с трапа самолёта и, о ужас, не хватает воздуха, как будто ты прилетел на другую планету. В лицо пышет жар, сравнимый с раскалённой духовкой. Кажется, сейчас остановится сердце, а люди здесь ещё и работают. Конечно, надо было ехать сюда  с сентября по  апрель, когда туристов ждёт бархатный курортный сезон. Но мы не туристы и летели не на курорт. Мы не видели  близких больше года. Поэтому нас не остановил бы ни холод,  ни зной.  Быстро проходим эмиграционные формальности. Таможенной службы здесь почти не видно. Её присутствие ненавязчиво заключено в огромном количестве сканеров, где просматривают весь багаж.

И вот долгожданная встреча. Сразу понимаешь, что ты на Востоке. Фигуры мужчин  в  длинных  одеждах  (кондура) ослепительно белого цвета  с белым платком (гутра) на голове, окаймлённым чёрным шерстяным жгутом – ободком (агаль). На их фоне контрастируют, одетые во всё чёрное с головы до ног, восточные женщины.

Из разноликой толпы взгляд выхватывает искрящиеся  открытостью славянские лица, ставшие на расстоянии за много дней и ночей ещё роднее. Хочется броситься им навстречу, обнять и расцеловать их. Но по местным религиозным законам в публичных местах это делать нельзя. Как и появляться на публике женщинам  в открытых одеждах, употреблять спиртное. Его вообще нигде не продают кроме  duty-free и дорогих баров. А освежающее пиво стоит столько, что его глоток , покажется вам раскалённым.  Зато везде чувствуешь себя в безопасности. Здесь нет бомжей и никто ни у кого ничего не ворует.  Это я очень часто слышала из рассказов мужа и сына. А про себя думала: «Ну, так уж никто и никогда !» Каково было моё удивление, когда выгружая продукты из багажника машины, сын выронил портмоне, а спохватился только через несколько часов.  Но выйдя на улицу, мы увидели лежащим на том же месте его нетронутый бумажник.  Несколько раз, забывая закрыть машину и оставляя ценные вещи в салоне,  возвращаясь, находили всё в целости и сохранности.

Здесь проводится авторалли и испытываются новые модели машин

Однако, и на старуху бывает проруха. Как-то отдыхая у бассейна в одном из престижных отелей Дохи, дочь оставила на шезлонге новый, только что подаренный ей плеер. Вернувшись после купания, мы не поверили своим глазам – плеер исчез. Наверное, рано расслабились  и потеряли бдительность. « Поверили в честность и порядочность ещё мало известной нам «планеты» – думала я.  Муж успокаивал: « Не может такого быть, плеер скоро найдётся».  И обратился в администрацию отеля.  Со множеством извинений администратор пообещал  во что бы то ни стало найти пропажу и наказать виновного. Конечно, настроение было испорчено и доверие к словам «здесь не воруют» было подорвано. Особенно была расстроена дочь, ведь с плеером пропала её любимая кассета.  Мы не успели даже доехать до дома, как телефонный звонок из отеля известил нас о найденной пропаже. Заезжий «гастролёр»,  жигало из Египта, который  долго улыбался дочери  у бассейна,   улучшив момент, украл вещь и исчез.  Но от секьюрити отеля не скроешься. Здесь и государственные и частные службы стараются работать качественно и быстро, чтобы не потерять  доверие граждан.

Было время, когда эту  богатую респектабельную страну заполонили грызуны. Обилие отходов, жаркий климат благотворно влияли на развитие их поголовья. Казалось, крысы соперничали с людьми: кто – кого. Старожилы помнят, как в одночасье по всему Катару была проведена акция борьбы с этим опасным для человека животным. Сегодня крыс можно увидеть только в зоомагазинах.

Из моего письма друзьям в Одессу. Катар, Доха 2005 год. «…Здесь июль – август самая жара. Даже мухи дохнут, а мы дёргаемся. Мужики наши работают, а мы им готовим пищу, чтобы не умерли не только от жары, но и с голоду. На улицах днём – никого, только высохшие   дикие кошки   изредка  пробегают мостовую.  Местное население их не жалует, а мы, конечно, приютили, аж целых четыре  «тушки».  Иногда в квартиру заползают очень  «миленькие» гекончики.  Непревычно делить с ними своё жилище.  Своеобразна восточная красота: пустыня, пальмы (финики сами в рот просятся). Спалённая дотла земля, километры  неплодородной почвы…  И вдруг   вырастает город-сад,  как мираж, улицы сказочных небоскрёбов, ровных, ухоженных и освещённых дорог, без рекламных бигбордов,  но с понятными указателями. Город живописных парков, разноцветных клумб с капельным орошением, фонтанов и даже с круглосуточно текущей в домах водой (правда,  только горячей) из-за высокой температура воздуха.  И это там, где пресной воды вообще нет.  Опреснительные заводы  обеспечивают весь Катар.

На улице + 50 по Цельсию в тени, а мы катаемся на коньках

При такой неимоверной жаре процветает индустрия кондиционеров и климат контроля. Они везде – в кафе, офисах, торговых центрах, машинах, даже на шляпах у туристов, как моторчик у Карлсона. Они помогают выжить при такой температуре в стране, динамично развивающегося курорта с шикарными  отелями, песчаными пляжами на берегу  лазурного Персидского (Арабского) залива.

Но как же в этом вечном зное работать,  особенно, если трудишься на открытой местности ?  Рабочий день начинается рано, пока солнце просыпается, люди стремятся успеть сделать самое основное и тяжёлое.

Вот бригада рабочих сваривает трубы огромного диаметра. По ним должно пойти голубое  золото Катара – газ.  Сварщик,  обмотанный мокрой махровой тканью с  головы до ног входит в чёрный зев трубы и процесс сращивания трубопровода начинается.  Сколько  времени он продержится в этом аду, если на воздухе  +50 по Цельсию ?  Через несколько минут рабочий появляется из тьмы, глотая раскалённый воздух   и  поливая себя водой. И снова  в бой   за миску риса.  Любит местное начальство таких непритязательных,  скромных в желаниях сотрудников.  Поэтому рынок дешёвой рабочей силы в жемчужине  Персидского залива интернационален и  составляют его в основном выходцы из Пакистана, Индии, Шри-Ланки, Филиппин, Бангладеш.  Уважают здесь и ценят знания и ум, не веря красивым и ярким упаковкам.

Приехав в Катар, сыну пришлось, как и в Одессе, проходить собеседование в   IT фирме, которая объявила набор новых специалистов.  Уверенный в своих знаниях, полученных в родной «альма матер» – Одесском политехническом университете, сын, увидя золочённые  с гордыми расписными орлами дипломы конкурентов, поник головой. Куда ему до них  с его скромной ламинированной корочкой.  Но всё решило умное тестирование, а не художественное оформление диплома. И обладатель золочёных бумаг стал  разносить чай в офисе  (есть такая должность в катарских фирмах). А  сын стал работать  по специальности – инженером. Как учился, на то и сгодился.

На дноуглубительных работах в порту Доха, Катар

За всё время пребывания в Катаре, хотелось разобраться, как удаётся его правительству наладить жизнь людей и вывести её на такой высокий уровень.  На наших глазах страна приукрашалась и расцветала, как при    ускоренной съёмке.  Становилась ещё чище, а небоскрёбы с непостижимой архитектурой, вырастали всё выше. Открывались новые торговые центры с ледовыми катками, гостиницы, стадионы, высаживались экзотические сады  с венецианскими каналами,  с  голубой водой.  Сдавались новые виллы, построенные на рукотворных островах в Персидском заливе. Какое же чудо вершат деньги, когда они вложены в свою страну, в благополучие её граждан!

Моя Родина, не менее богата, чем жемчужина Персидского залива Катар. Чего только нет на её земле, в её недрах.  И  состоятельных союзников имеет, и иностранные банки помогают. И люди,  в основном,  красивые и трудолюбивые.       И  моя Одесса – тоже жемчужина у моря Да ещё какая –  во всём мире.  Грех бы было жаловаться – не экономил на городе нашем Господь, щедро дал ему очень многое, о чём другие и мечтать не могли. А живём в нём, очень многие,  всё хуже и хуже.

Инспектирование научно-исследовательского судна

Как-то вечером, открыв  местную катарскую газету «Gulf Times”, муж показал маленькое объявление, обведённое чёрной рамкой. В нём сообщалось  «о свершении правосудия посредством меча».  Приговор к смертной казни был приведён в исполнение.   Всё очень жестко, незамедлительно  и просто. Деньги богатых людей государства  должны  оставаться в стране, а не уходить за границу,  в оффшоры. И долго не могла я деваться никуда от вопроса:  неужели только таким способом можно отучить человека от его низменных привычек – жадничать и воровать ?!

Валентина  Гайдаенко, публицист,
Заместитель  председателя Одесского областного Совета мира,
Член Национального Союза журналистов Украины

Leave a Reply