Неизвестная психология

Безвыборное управление судьбой. Доктрина фатума

Эта статья не представляет законченную работу, а описывает лишь сигнал к началу научной  разработки  в данном направлении на стыке философии, психологии и социологии. Полевое исследование проводится  академиком О.В. Мальцевым и его Экспедиционным корпусом в декабре на юге Италии. А  в 2020 году планируется полное оформление  концепции «Судьба без выбора» в научное направление – с фундаментальной базой из пяти книг. Четыре из них будут содержать доказательства, а пятая сведёт всё воедино.

Леопольд Сонди – основатель судьбопсихологии, один из трёх «китов», на которых стоит глубинная психология. Человек, который собрал Юнга и Фрейда на одну сцену. Психолог, пожалуй, самый великий и, как это ни парадоксально, самый неизвестный. Впрочем, популярность, известность,  слава – всегда вопросы биографических коллизий, ситуаций, обстоятельств и такого своеобразного  фактора, как «заказчики».

Неспроста сказал поэт –

Популярность  шумна и изменчива,

По природе она такова,

Только слава – надёжная женщина,

Но она не жена, а вдова.

Нередко после смерти великих, родственники и друзья публикуют в виде полного собрания сочинений все их исследования,  сотворённые «в стол».  Но никто не стал публиковать труды Сонди даже после его ухода из жизни, они остались неизвестны, весь архив принадлежит немецкой ветви мальтийского  ордена госпитальеров, который расположен в Цюрихе.

Величайшее достижение Сонди – концепция управляемой (или свободной) судьбы. Он сказал, что выбор создаёт судьбу: мы можем выбирать себе смерть, болезнь, работу, друга и т.д.– выборы человека строго предопределены его «побуждениями». Из них гениальный учёный создал тест, каковым сегодня широко пользуются криминологи и обычные психологи для установления фактов, которые произошли с человеком в прошлом и, вполне возможно,  случатся в будущем, потому что так называемый «задний план судьбы» показывает и прошлое, и будущее одновременно. Однако, много лет изучая наследие великого цюрихца, украинский учёный, доктор философии, академик Олег Викторович Мальцев пришёл к выводу: концепция Сонди  не полна. Ведь мы зависимы не только от тех вещей, которые можем выбрать. Есть вещи, рассуждал он, которые мы выбирать не можем, от своего родителя до человека, который нас, как вариант, убьёт. Об этих безвыборных категориях в судьбе никто из психологов не говорит – хотя ими щедро усыпана вся мировая литература и философия: провидение, рок, судьба, фатум. Всё то, на что влиять мы не можем.

           «Мы в Экспедиционном корпусе при помощи фотоаппарата доказали, что такая категория, как фатум, прекрасно управляется и разрешается определённого рода людьми: есть они, эти люди, которые над нею властны, – говорит академик Мальцев. – Хотя всё остальное человечество находится в состоянии судьбы без выбора».

По сути, когда мы встретимся с судьбой лицом к лицу, от нашего уровня подготовки будет зависеть, справимся мы с ней или нет. Но как, собственно, «подготовиться»? Как нам знать побуждения рокового человека (а в концепции Мальцева речь идёт пока только об отдельных индивидах, не о государстве, например, или организации), если мы не знаем даже о его существовании? Как мы даём право людям, о которых можем ничего не знать, или они известны, но мы не имеем с ними прямого тесного контакта, менять нашу судьбу до неузнаваемости, издеваться над нашим бытием?

Начнём вместе с Олегом Мальцевым поэтапное логическое рассуждение на эту тему. Предположим, живёт рядом с нами в соседней квартире человек. Ничего особо мы о нём не знаем, живёт и живёт. А как-то вечером ему приходит в голову выбросить тяжёлую бутылку из-под шампанского из своего окна, она попадает нам в голову и мы умираем. Фатум?

«Будем считать, что это стечение обстоятельств, но нам недолго осталось так считать», – замечает Олег Викторович.

Или наоборот, у вас фатальное заболевание, никто не берётся оперировать – и вот внезапно находится в другом городе хирург, который вас спасает. Категорий таких людей, которые могут фатально повлиять на судьбу человека, всего восемь. Эти люди непрогнозируемые и существуют вне вашего согласия.  Кто же это?

  1. Палач
  2. Идиот, который хочет вас убить при абсурдном стечении обстоятельств – например, в гостях на вечеринке, приревновав по пьяни жену
  3. Тот, чья пуля-дура попадёт в вас на войне
  4. Конкурент, который начинает вам вредить из зависти
  5. Родственник
  6. Доносчик
  7. Полицейский
  8. Священник

Ключевой параметр исследования – «ты не можешь выбирать». Любая из категорий без ведома человека меняет его судьбу, как заблагорассудится. И человек вынужден либо сразу умереть, или барахтаться в этих сетях, покорёженный навечно. Результатом исследования станут научные труды, которые полнопланово описывают явление и предлагают методы решения задачи на определённой прототипологической выборке.

Приведём пример. Знаменитый разведчик Яков Серебрянский был приговорен к смертной казни, ожидал расстрела в Лефортово, а умер от инфаркта в кабинете Генпрокурора много лет спустя. Как в народе говорят, «кому суждено быть повешенным, тот не утонет». Академик Мальцев обращает наше внимание вот на что: всегда фатальная попытка – только попытка, она не фатум сам по себе. Вы можете убрать голову из-под бутылки. Именно попытка реализуется в этот фатум, но он не неизбежен. Кто-то пытается что-то с вами сделать, но не всегда это получается.

В поисках прототипа, который наиболее полным образом соответствовал бы предмету исследования, О.В. Мальцев пришёл к тому, что это персонаж, связанный со стратегической агентурной разведкой, наподобие Штирлица. Но, говорит он, персонаж этот социально недоступен. Человек не может прийти в разведшколу и сказать: знаете, я хочу пройти у вас курс, но не для того, чтобы работать по специальности, а чтобы из моей жизни исчез фатум.

«Я долго ломал голову над тем, как же мне изучать этот прототип, пока не пришёл к мысли, что, по сути, разведчик – это преступник. Если мы возьмём русскую криминальную традицию, то увидим, что она никак не отличимая от нашей военной традиции. В разведку никого, кроме преступников, не берут! Это классифицирующий признак отбора: готов ты совершать преступления или нет, потому что ничего, кроме преступлений, тебе совершать не придётся», – рассказал академик.

И пусть учебники спецслужб мы читать не можем, но зато есть книги криминологов, которые изучали и русскую, и южно-итальянскую, и африканскую, и мексиканскую, и техасскую, и нью-йоркскую криминальные традиции. Их можно активно исследовать самостоятельно. Учёный-криминолог, который активно изучает криминальные традиции, осваивает их методы, навыки и впитывает весь опыт, симбиоз традиций, чтобы максимально избавить себя от фатальных попыток – вот, по мнению Олега Мальцева, пример самого защищённого в жизни человека.

Ведь уязвимым местом даже босса мафии является его криминальная деятельность. Ему нужно совершать преступления, чтобы зарабатывать деньги. А если исключить криминал? Заменить эту деятельность  некриминальными профессиями? Собственно, итальянская мафия и пошла по такому пути. 80% её членов уже не совершают видимых преступлений. Они бизнесмены, судьи, адвокаты – и только внизу существует пояс «боевиков», которые по их приказу уничтожат любого, кто попытается стать на их пути. Чем богаче становится мафия, чем больше ей есть что терять, тем умнее становятся её представители, уже посылая детей учиться в Гарвард, Оксфорд, Кембридж и другие элитные учебные заведения. Всё только для того, чтобы не иметь более никакого отношения к видимой части преступлений и, таким образом, обрести наивысший потенциал сопротивляемости фатальным попыткам, максимально снизить в своей жизни воздействие этого фактора.

Академик Мальцев ввёл такое понятие, как «коэффициент сопротивляемости фатальным попыткам». Его можно рассчитывать при помощи архетипологических и прототипологических систем. До сих пор никто даже такого вопроса не ставил, а Олег Викторович взялся разработать методику, которая позволяет управлять этим коэффициентом! Исследование будет проверяться и математическими, и эвристическими методами, и методами полевых исследований, и культурно-историческими… Результатом станут четыре монографии, каждая из которых раскроет часть доказательств, и пятая монография обобщит их и превратит в систему терапии, в целую технологию –  так видит свою работу учёный.

В качестве эпилога  приведём любопытнейшую гипотезу, которую выдвигает Олег Мальцев: «Исследуемый феномен, по всей видимости, и является причиной возникновения организованной преступности. Вероятнее всего, наличие постоянно существующих фатальных попыток относительно людей заставляло их объединяться в монашеские ордена, государства, тайные общества – организации людей, которые пытались снизить воздействие на себя рока, фатума».

На сегодня в Европе, если ты не входишь в какое-нибудь общество или даже орден, ты, прямо скажем, негодяй, недостойный человек. Если ты собрался на вершину политики, если ты бизнесмен, обеспеченный человек, учёный – изволь принадлежать к обществу. Йельские «Черепа», ордена Гейдельберга – всё это существует в жизни человека уже на стадии университета! Нам остаётся активно исследовать их опыт ограждения себя от фатальных попыток и увеличения коэффициента сопротивляемости. Чтобы, при наличии безошибочных выборов, человек имел бы наивысший потенциал условий для реализации своих замыслов в жизни без сопротивления.

Сколько в течение жизни у обычного человека реализуется фатальных попыток? По сути, среднестатистический человек живёт в серии фатальных попыток. Каждый день с ним что-то происходит, и уж точно не по воле Божьей, а по воле человеческой. Не пора ли задуматься, а надо ли нам жить в режиме этих постоянных фатальных попыток – или можно менять, реструктурировать свою жизнь? Может, что-то мы не то изучаем, не те науки, а надо начинать учить какие-то другие? Слово – за наукой…

Автор: Дарья Тарусова

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply