Новая категория исследования – БЛОКИРАТОР

«В башке у меня пустота, и только одна мыслишка там прыгает, как горошина в бензобаке: не лезь, дурак, не суйся, тебя не трогают, и ты не трогай…»

А.Б. Стругацкие «Парень из преисподней»

 

Не мной, точнее – не только мной, – замечено: тем, у кого иногда мыслишки роятся, словно пчёлы, нередко слышится какой-то «голос». Кто-то шепчет на ухо – что делать, а чего нет. А на что и вовсе внимание не обращать. И предостерегает от каких-то поступков. Что это? Наряду с другими загадками, познать глубинные таинства человеческой души пытались многие ученые. Кое-что исследовано и открыто. Но увы, до сих пор неопровержима пословица «Чужая душа – потёмки». Как говорил Остап Бендер, тёмное дело, пещера Лехтвейса. Тем более интересны и существенны поиски и открытия в этом направлении. Разговор наш, дорогой читатель, о недавнем событии и важном научном открытии, единственном в своем роде.

16 мая 2020 года состоялось собрание Одесского фотографического Общества, на котором с докладом выступил глава ОФО, академик Олег Викторович Мальцев, на тему так называемых «блокираторах», которые существуют у каждого человека, на примере всемирно известной компании Rolleiflex.

Заметка на полях: Rolleiflex (Роллейфлекс) — торговая марка компании Rollei, под которой было выпущено и выпускается несколько вариантов линеек высококачественной профессиональной, в основном, фототехники.

«Меня давно и серьезно беспокоит фирма Роллейфлекс, хотелось бы глубже проникнуть в причину того, почему Роллейфлексом сегодня почти никто не фотографирует. Нет даже курсов, а ведь считается, что это – прекрасная машина для фотографирования. Если вы выложите фотографии Роллейфлекса в пленочной группе в сети Интернет, то все будут за сердце хвататься: чем реже встречается, тем больше вызывает ажиотаж у аудитории.

Почему же, все-таки, аппаратами Роллейфлекс почти никто не хочет снимать? Если повнимательнее присмотреться, выясняется: слишком невелико число людей, фотографирующих Роллейфлексом, во-первых, такая машина не дешево стоит, хотя интерес на Роллейфлекс не падает, но количество фотографирующих не увеличивается. Помимо прочего, я приметил: сам ведь тоже не часто снимаю на эту фотомашину. И тому причина – психологическая. Что мне мешает полностью перейти на Роллейфлекс? Нет у меня такого аппарата? Есть! И очень даже! Не нравится он мне? Наоборот, высоко ценю. Так в чём же, спрашивается, дело? И вот подумалось: это какой-то – психологический ступор. Я начал этот ступор исследовать с точки зрения фотографии и с точки зрения психологии.

Нашлись хорошие помощники – книги, переведенные на русский язык. И одна из них -книга Вальтера Херинга. Вальтер однажды принял для себя решение собрать воедино лучшие изображения «Мира Rollei» объединив их все в одну книгу, сделав их доступными для каждого фотографа «Rolleiflexera», в качестве образца для подражания и учебника сюжетов. В книге показаны лучшие, по мнению автора, фотографические работы, числом – 128 фотографий, собранных в период с 1928 по 1935 год, и снятых на зеркальные камеры ROLLEIFLEX и ROLLEICOD.

Подошел я к этому исследованию, к истории Роллейфлекса, к его особенностям, уж поверьте на слово – очень серьёзно. Но, чтобы я ни делал в этом плане, долгое время никак не мог проломить этот психологический барьер. Ну, буквально: лбом о стену. Поздравьте: в конце концов, мне это удалось. Моя победа – хотя исследования продолжаются. Был проделан некий путь к ответам, в итоге породившим научное открытие – блокиратор, в виде психологической субстанции; он существует, просто о нем никто не знает…

Поговорим немного об истории Роллейфлекса. В недалеком прошлом, в XX веке компания Роллейфлекс была на пике заслуженной популярности. И с каждым годом число любителей, профессионалов фотографов и репортёров, снимающих на Роллейфлекс, постоянно увеличивалось. Но не зря говорят: «Ничто прекрасное не бесконечно». В жизни вообще, да и в быту часто случается так, что все хорошее когда-то заканчивается. И эта грустная нота не миновала компанию Роллейфлекс. Для многих по сей день так и осталось терра инкогнито, по какой причине случился резкий спад спроса на продукцию этой компании. Скорость спада можно сравнить с выключением лампочки…».

Вообще говоря, компания существует и по сей день. Но об ажиотаже речи нет: безумный спрос на Роллейфлекс остался в прошлом. Академик О.В. Мальцев вспоминает: долго думал над этой парадигмой, греша на формат изображения. Но проведя некоторые манипуляции, однажды воскликнул: «Эврика!». В годы взлета Роллейфлекса во всю разгулялась мода на художественные портреты. И компания выпустила свою модель фотоаппарата с объективом 35 мм, который делал шикарные портреты, не хуже руки и кисти мастера-живописца. С той, однако, разницей, что фотограф делал это молниеносным щелчком и некоторыми проявительно-зарепительно-печатными манипуляциями. Тем самым люди могли воплотить свои замыслы, почувствовав себя художниками, и повторить живописные картины, фотографируя на Роллейфлекс.

Но не все объективы Роллейфлекс смогут реализовать ваши замыслы, оставив исторический фотослед. На примере с аппаратом Роллейфлекс (с объективами 75 мм), если вы захотите запечатлеть себя, скажем, на фоне театра, данным фотоаппаратом сделать это будет невозможно, даже если сильно захотите: либо вы будете маленькими, еле приметными, либо театр огромным. У вас не получится сделать шикарное фото на фоне знаменитого одесского оперного театра. Представьте, вы смотрите в окно и видите не всю картинку полностью, а только какую-то часть; ваш объем ограничен квадратом – рамками окна. Если вы возьмете данный фотоаппарат в путешествие, чтобы сфотографировать на память красивые виды, то квадрат значительно ограничит пространство. Хвастаться будет нечем. Потому, что наше восприятие картины не соответствует парадигме Роллейфлекса.

Роллейфлекс дает непривычную для человека парадигму пространства. А это ещё и значит, что нам не просто перестроиться в момент фотографирования на эту сложную парадигму съемки. Непривычна сама система восприятия изображения через Роллейфлекс, не говоря уже о перевороте изображения.

«Блокиратор срабатывает тогда, когда вы не можете воплотить свой замысел через инструмент. То есть, психологический блокиратор сразу отсекает инструмент, который не может это сделать. Блокиратор, также, отсекает все инструменты, при посредстве которых нельзя воплотить наши замыслы. Когда фотографируем на Роллейфлекс, мы не всегда понимаем – хороша фотография получилась или плоха. С моей точки зрения, представления людей было завязано на кино, когда действовали синематографы с прямоугольным экраном. А Роллейфлекс снимал квадрат. Но наше современное представление о фотографии несколько разнится с прошлым веком. И неизбежен следующий вопрос: в чем смысл фотографии? И как оказалось, крайне важно, не то, что я хочу сфотографировать, а важно то, что человек хочет видеть в кадре», – рассказывает ученый.

Роллейфлекс для значительного числа людей покажется чрезмерно сложной, невиданной машиной, особенно для тех, кто никогда ранее не имел дело с этим фотоаппаратом. Тем самым он моментально отметается блокиратором – вы не хотите им пользоваться. И, как отмечает Олег Викторович, «Блокиратор начинает работать не в момент выполнения задачи, он существует у нас постоянно. Блокируется даже мысли о том, чтобы использовать что-то похожее на Роллейфлекс».

У вас может быть огромное количество инструментов, но блокираторы делают своё дело – блокируют их использование. Блокирование происходит не на интеллектуальном, а на бессознательном уровне.

Академик Мальцев поясняет свою позицию: «Инструментов существует большое множество, но человек привыкает пользоваться чем-то одним, одними и тем же, отдавая предпочтение привычным, освоенным инструментам. Как в этом случае работает блокиратор? Про существование других инструментов большинство людей не знает. Или не вспоминает. Но они есть. И когда инструменты, которые вы не используете по незнанию или забывчивости, становятся необходимыми для разрешения ситуации, вы ее решить не можете, либо решаете некачественно: тем, чем удобно. В итоге разочарование: картинка не соответствует ожиданиям. Человеку присуще искать и занимать положение комфорта, он старается выбирать то, что ему нравится, и как раз в основе этих двух положений лежит блокиратор. Дискомфорт – это попытка движения блокиратора, попытка расширения объема, изменение положения, и человеку сразу становится дискомфортно. Потому что с точки зрения ученого – фотография равна неприятности взвешенной на качество изображения, то есть, чем меньше неприятностей и качественней изображение, тем больше я хочу фотографировать. И неприятности – это основа срабатывания блокиратора.

Блокираторы – психологическая функция, которая не позволяет воплотить ваши замыслы в реальность. Блокиратор касается абсолютно всего в вашей жизни. Понаблюдайте за своими блокираторами – поймете, сколько из-за них  вы потеряли и упустили.

Как срабатывает блокиратор? Я поставил перед собой определенную задачу, связанную с Роллейфлексом. И сейчас у меня мысли делать ее или не делать – это сработка блокиратора. Даже когда я принял твердое решение сделать задачу, он переключает клейма – делать или не делать. Представляете, какая мощная штука, которая существуетв человеке, даже сейчас говорит, шепчем мне на ухо – может не надо, да не парься, возьми другую, зачем тебе это.

Пока ученый не может точно ответить на вопрос, как работает блокиратор, потому, как это новое научное открытие, и до конца не исследованное. Но то, что он есть – это точно, именно из-за этих блокираторов была выключена, как лампочка, фирма Роллейфлекс.

«У каждого человека существует система блокираторов. И, вероятнее всего, она не просто существенно ограничивает жизнь человека, делая ее иной и невозможной. Нащупать ее сложно уже хотя бы потому, что вы исключаете существование такой машины в своей психике. У вас даже мысли не возникнет о том, что она может быть. Мне это тем более понятно, что и у самого не возникала прежде мысль до тех пор, пока Роллейфлексы не стали причиной серьезного исследования на эту тему», – комментирует О.В. Мальцев.

Как ваша жизнь, по природе таящая в себе столько возможностей, становится ограниченной, иной и невозможной? Вспомните знаменитое произведение Аркадия и Бориса Стругацких «Парень из преисподней», описывающий жизнь человека во всей красе, в полном объеме и без обиняков. Главный герой – Гаг, курсант военного училища, «Бойцовый кот», сражавшийся на планете Гиганда, был тяжело ранен и доставлен на Землю. Однако благополучная жизнь Земли XXII века кажется Гагу… обманом. В произведении писатели-фантасты описывают самый счастливый день Гага: «И чтобы разогнать мрак, я стал вспоминать самое светлое, самое счастливое, что было в моей жизни, и вспомнил тот морозный ясный день, столбы дыма, которые поднимались в зеленое небо, и треск пламени, пожирающего развалины, серый от сажи снег на площади, окоченевшие трупы, изуродованный ракетомет в огромной воронке»… Он презирает все блага земной цивилизации. И любыми путями решает вернуться домой на Гиганду, где буйствуют чума и постоянные бессмысленные сражения. Он хотел жить в аду, гордился тем, что некий князь, сбежавший и бросивший на растерзание противника свои войска, однажды дал пожевать ему табак из своего нагрудного мешочка. Вот что Гаг считает высшей наградой для себя. Глубоко убежденный в том, что все происходящее с ним на планете Гиганде – правильно. Ведь представить другую, лучшую жизнь для себя наш герой попросту не может – и это наглядный пример, демонстрирующий форму проявления блокиратора, который делает жизнь человека невозможной, в какой-то степени дикой, с присущей долей сумасшествия. И когда пытаешься помочь человеку убрать блокираторы, он нередко все равно выбирает парадигму той жизни, к которой он привык.

На примере фотоаппарата проявление блокиратора выглядело бы так: вы решили фотографировать, видите соответствующие камеры разных марок. И среди них Роллейфлекс. Собираетесь взять его. Но… почему-то проходите мимо. Он – вот он, перед вами. Но такое впечатление, что его попросту не видите. Уходя, берете другой фотоаппарат. И только потом вспоминаете о Роллейфлексе, что хотели взять именно его. И свой выбор вы не можете объяснить. У блокиратора есть разные формы срабатывания, когда человек считает, что иной жизни быть не может. И что-то забыли, но хотели. И это сильно влияет на жизнь человека. Потому, что человек, в силу наличия блокираторов, не может кардинально изменить свою жизнь, его жизнь могут поменять только обстоятельства, которые перестроят систему блокиратора. Если бы не было этого механизма, если бы он не срабатывал, то все люди, как один, были бы результативными, успешными, счастливыми. Но как вы видите – это абсолютно не так. Многие хотят лучшей жизни, но ничего поменять не могут: всегда что-то тормозит. Ученый О.В. Мальцев отметил, что будет и далее исследовать данную категорию. И не только потому, что это теоретически интересно: есть надежда дать людям возможность блокировать сам блокиратор – дабы прожить близкую к желанной, лучшую жизнь.

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Бодина Каролина

Leave a Reply