О генуэзском фехтовании

Сейчас Генуя –  небольшой город на севере Италии с населением чуть больше полумиллиона человек, портом, университетом и кучей туристов практически круглый год. Но каких-то 5-6 веков назад у этого города была совершенно другая репутация.  Просто так Папа Римский никого «слугами дьявола» ведь не назовет,  сами понимаете. Расскажу обо всем по порядку.

Начиная со времён крестовых походов и вплоть до введения огнестрельного оружия, основным предметом экспорта Генуи были генуэзские арбалетчики. Опишу один из эпизодов, где эти товарищи отличились: в первый крестовый поход армия крестоносцев пришла к стенам Иерусалима и успешно там застряла… Город хорошо укреплён, стены крепки, защищают их лучники-сарацины, ближайший источник воды в десяти километрах от лагеря. Пока крестоносцы устраивают крестные ходы и молитвы –  чтоб Бог даровал победу, им на помощь пробивается 6 генуэзских кораблей под командованием Гульэльмо Эмбриако. По официальной версии они везли провиант. Своего флота у крестоносцев не было, вот генуэзцы и подрядились помочь. Дальше происходит самое интересное: генуэзцы разбирают обшивку кораблей, на которых они пришли, строят из них 2 осадные башни, и под прикрытием их арбалетчиков, которые подавляют лучников на стенах, крестоносцы берут город. Генуэзцы были единственными,  кому разрешили оставить памятную надпись на Гробе Господнем в тот день…

Тень Венеции

«Убийцы рыцарей» – именно так называли арбалетчиков во времена их расцвета. В то время, как Венеция – колыбель рыцарских орденов долгое время задавала темп в области фехтования для дворянства всей Европы. Только ленивый не заезжал на «святейшую» подучиться парочке финтов. Генуя со своими арбалетчиками создала стандарт универсального солдата на все последующие века: солдат-генуэзец благодаря своей подготовке и вооружению мог справиться практически с любой задачей на поле боя. Обязательное вооружение арбалетчика включало не только его штатный арбалет, который неустанно совершенствовался, но и меч, и кинжал, и кольчугу, не говоря о целом ассортименте защитных приспособлений и брони. Так что если вражеский солдат или рыцарь и успевал сократить дистанцию, не получив арбалетную стрелу, которая спокойно пробивала рыцарский доспех ещё задолго до изобретения огнестрельного оружия, в ближнем бою тоже не все могло пройти гладко.

«Репутация это то, что вы делаете, а не то, что о вас говорят»

О пробивной силе арбалетов ходили легенды. После того как генуэзцы, а все генуэзские солдаты и наемники давали присягу именно Генуе, а не своим предводителям, как все остальные наемники, начали успешно отстреливать не только пехоту и лучников, но и рыцарей, которые оппонировали их нанимателям; чуть ли не на каждом соборе папы и прочие высокопоставленные чиновники католической церкви начали накладывать всяческие запреты на использование арбалетов хотя бы против христиан. Но – как этого и требует классика жанра,  – с ними просто никто не считался. Запущенная мода на арбалеты успела настолько насолить дворянству, что некоторые монархи даже начали издавать указы, предписывающие калечить пленных так чтоб они больше не могли пользоваться этим оружием. Не смотря на  запреты,  все – у кого хватало средств, –  сначала просто нанимали генуэзцев, а потом попросту переняли у них все оружие и тактику. В итоге,  вплоть до появления огнестрельного оружия свита многих рыцарей всегда содержала арбалетчиков.

   «Из ничего и будет ничего» 

(Липот Сонди)

Откуда они взялись? В чем причина такой эффективности? Юг Италии знаменит тем, что там герои на деревьях растут, но их ведь кто-то сначала должен посадить, а тут вообще север… Изучаю генуэзское фехтование,  ножи, методику подготовки: качка, паруса, тянуть канаты, штурвал, руль, ремонт корабля, в конце арбалет. Моряк,  находясь в своей судовой роли,  одновременно выполняет свои обязанности и тренируется. В итоге, когда дело доходит до боя –  он уже многое умеет, остается только его вооружить и поставить уже на боевой пост. А   когда закончился бой, он снова возвращается к тренировке в процессе жизни и деятельности. Если идти от деятельности, то – в соответствии с концепцией Ядра Рецензорной Группы Григория Семеновича Попова –  мы имеем дело с немецкими бандитами. Это они – наемники с высокой дисциплиной и фанатичным отношение к оружию. А вот морскую составляющую эти господа унаследовали от викингов. Это они – великолепные мореходы, для которых «дом – ладья, а жизнь – походы;» с культом оружия и очень специфическим отношением к смерти, к которому я ещё вернусь.

«Мой дом – ладья, моя жизнь – походы»

или

«Что разбоем взято, все – свято»

Первые упоминания в европейских летописях датируются второй половиной 8 века нашей эры, когда группа искателей приключений высадилась в Англии в местечке Линдисфарм, перебила защитников, разграбила церковь и ретировалась морем. В скором времени северяне начали регулярно наведываться сначала в Англию, а потом во Францию, вплоть до основания колоний, поселений и собственных городов.

Экспансия северян продолжила свой путь морем вплоть до Сицилии. Откуда, вы думаете, там появился дворец Норманов? Но ведь кто-то пошёл и по суше! А чем будет заниматься человек,  умеющий отлично обращаться с оружием? Они нанимались телохранителями к первым лицам, охранниками, участвовали в войнах, как наемники, или просто становились бандитами. В конце мудрая венецианская рука взяла и организовала уже потомков викингов на территории Генуи и начала решать их руками свои задачи. Хорошо ведь, когда криминал организован и выполняет конкретные задачи. Например,  не даёт расслабиться вашим соседям. Позже, когда Карл 5 пришёл к власти, он ограничил и фактически упразднил арбалетчиков Генуи, якобы потому что они не соответствовали каким-то требованиям. Генуэзцы (официально)  сразу же бросились заниматься банковским делом, а высоко квалифицированные солдаты разбрелись. И  через некоторое время на юге Италии возникли небезызвестные организации,  специализирующиеся на определенных вещах… Чем занимались Франческо Видлардита и Леонардо Чьяккио и из кого они лепили свои детища – очень подробно описано в книгах «Мина замедленного действия» и «Мой бог Франческо Виллардита»,  не вижу смысла пересказывать их содержание, скажу лишь что они успешно влились в Ндрангету и Камору,  и продолжают заниматься любимым делом. Примерно в это же время возникла дестреза – наука об оружии, которая является плодом конфликта между немецкой и венецианской школами фехтования.

Автор – Сархад Собиров

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply