Обратимость, восхитительная катастрофа и псевдособытие

Частенько слышим: сегодня мир изменился. Подумаешь – новость. Он, что же, до сих пор не менялс­­я? Да менялся, ещё как. Мир изменяется постоянно. И это – не открытие наших современников. Ещё древние о таком явлении говорили-писали в подробностях. Гераклит не позднее 480 года до нашей эры утверждал, что всё течёт и всё изменяется. И что нельзя дважды войти в одну реку. Казалось бы, кому же со школьных лет не надоела эта притча. А вот, поди ж ты – всякий раз изумление: мир  изменился!

Да. Но – при всей этой диалектике – есть всё же и вещи неизменные. Например, человеческая власть, человеческая жестокость, человеческие пороки и прочее, увы, не вполне человечное и даже вполне бесчеловечное, но – чисто человеческое. Людям при власти, считающим себя умнее всех  и действующим «определенными» методами, часто кажется, что никто вокруг этого не знает, не замечает и не понимает…

Вот жил-был в Европе  человек некий,  которому очень не нравилась такая закономерность. Вся его душа, весь его ум протестовали против неё. Много лет трудился, открывая людям правду. Поначалу его слышали немногие, –  даже те, кому это тоже было не очень по душе, но которые с младых ногтей были убеждены: се ля ви, такова, мол, жизнь. Увы, многие земляне почему-то (почему?!) предпочитают смиряться со сложившимся злом, нежели принимать добрые перемены. И однако же, вода камень точит: с течением времени все больше и больше людей  прислушивались  к  словам человека, о котором – речь. И оказался он  в небольшом числе самых одиозных борцов за правду в мире. Вот во имя этой самой правды,  будучи  философом и социологом, он не побоялся противопоставить себя всему мировому сообществу, так или иначе уживающемуся с неправдой.  И звали его, и зовут  Жан Бодрийяр.

Явления, которые мы будем рассматривать в данной статье, имеют новый оттенок.  Но кому же не известно о том, что все новое – это хорошо забытое старое. Например, когда мы наблюдаем использование тезиса безопасности,  как мотива резких изменений в государстве,  припомним Франциска I: разве  после поражения в битве при Павии Карлу V  он не поступил точно также, как впоследствии пишет Жан Бодрийяр? Франциску I принадлежат слова: «Франция превыше всего!» – и поэтому он не будет выполнять взятые на себя обязательства. А разве не на тезисе безопасности Республики Труда зиждилось долгое время её практическое правосудие, никакого отношения к правосудию не имевшее (не говоря уже об обязательствах, которое взяли на себя в канун революции её вожди). Адольф Гитлер тоже провозгласил: «Германия превыше всего!», после чего поставил на конвейер угнетение, изоляцию и  убийства людей. И перед своим исчезновением оставил в руинах ту самую Германию, да и разрушенную половину Европы в придачу.

При этой смете – можно ли, не будучи семи пядей во лбу,  заметить что либо новое, доселе не наблюдаемое в том, что происходит сегодня вне нас?  Однако стоит только развернуть обертку этой «конфеты» в мире, где повсеместно царят иллюзия, симуляция и гиперреальность, и уже непонятно, что правда, а что – нет. Разобраться в этом под силу только такому великому человеку, как Жан Бодрийяр.

Далее пойдет речь о трех крайне важных явлениях и понятиях, введенных Жаном Бодрийяром – обратимости, восхитительной катастрофе и псевдособытии.

Начнем с такого понятия, как обратимость. Из механики и кибернетики давно известно, что чем сложнее система, тем быстрее она ломается. Чем массивнее конструкция, тем она более уязвима. Но самое главное –здесь нет понятий маневренности и немедленного реагирования. В своих трудах Жан Бодрийяр писал, что государства в том виде, в котором они сегодня существуют, неспособны реагировать на глобальные угрозы, такие как, например, пандемия. Все это очень напоминает сцену Богомолова из фильма «В августе 44-го», когда он говорит: «Сколько у нас органов нужных! А еще больше ненужных… Троих человек поймать не можете».

Проведём эксперимент, ради чистоты которого скальпелем сослагательного наклонения  вскроем прошлое. Ну, как в школе учили – с помощью частицы «Бы», через субъективное отношение, представим возможное, предположительное, желательное или описываемое действие.

Если бы, например, Сталин в конце двадцатых приказал ликвидировать пандемию и дал бы на это…скажем, трое суток. Знатоки той эпохи не посоветовали бы сомневаться в том, что та эпидемия была бы ликвидирована. И именно – не позднее троих суток.  А может быть – и за двое суток. Досрочно.  Потому что Советский Союз обладал уникальной системой реагирования. Когда Сталин оказался у власти, близкой к абсолюту, страну лихорадили всевозможные проблемы, беды-злосчастья. Каким могло быть наследство русско-японской, империалистической, гражданской войн и интервенции – плюс непрерывная склока вождей в верхах (пока не перерезали друг друга, как баранов). В их числе – и   эпидемии чумы на Востоке, басмачества на востоке и бандитизма повсеместно. Через очень короткий промежуток времени эпидемии ликвидировали, басмачей частью прогнали, частью «пустили налево». То же – бандитов. Да, можно сказать – навели порядок. Сталин отработал уникальную систему и механизмы реагирования на глобальные и внутренние угрозы, которыми на сегодняшний день ни одна страна в мире не располагает. Дело в том, что в те времена все хорошо знали:  оргвыводы последуют незамедлительно, «соответствую» же оценку получит твоё отношение к делу. Конечно, не только поэтому, но и поэтому тоже  граждане старались  выполнять  свою работу очень качественно. Как говорится, себе дороже…

Сегодня глобальные угрозы носят для государства разрушающий характер.. Центральный аппарат, пассивные структуры, различные департаменты и современное общество, похоже, просто  не способны точно и быстро реагировать  сложные ситуации. Не только и не просто предположения разумных и трезвых граждан, но теперь уже и практика – критерий истины – наводит на мысль о элементарной неспособности созданной структуры бороться с пандемией. И о невозможности реконструкции созданной и ныне действующей системы. Чтобы все перестроить, необходимо, как пелось в одном партийном гимне,  все разрушить до основанья, а затем  построить заново. Потому что нечто вроде хаоса порождает и поддерживает сама структура, призванная с ним бороться. И касается сие не одного лишь богоспасаемого нашего Отечества; стоит только вспомнить, с какой скоростью отреагировали на эпидемию в Италии, Германии и других странах: прошел почти месяц, пока они спохватились, а реагировать нужно было в тот же день, когда об эпидемии стало известно. Локализовали бы Италию – ничего бы этого не произошло. Вместо этого, напуганные итальянцы стали… массово эмигрировать из Италии. И, соответственно,   разнесли эпидемию по всей Европе. Именно эти механизмы обратимости точно предвидел и подробно-убедительно описывал Бодрийяр: когда политика фатальна, тогда все идеи, все задумки этой политики против них же и обращаются.

Обратите внимание на очень важный момент обратимости, о котором писал Бодрийяр. Когда итальянское правительство, наконец-то, поняло, что случилось (дошло!), и осознало масштабы всей ситуации, оно, конечно же, постаралось предпринять какие-то меры. Но за этим последовали акты гражданского неповиновения. В 28 местах лишения свободы начались бунты уголовников, грабежи и погромы. Родственники заключенных начали выбивать стекла в полицейских участках. В это время на Юге Италии еще вообще не было эпидемии. Но премьер-министр Италии сказал: «Делайте, что хотите», и итальянцы массово рванули на Юг. Что привело к быстрому распространению вируса и заражению людей в других регионах страны. Особенно сильно пострадал Неаполь. Таким образом, неверные действия правительства привели к тому, что была заражена практически вся Италия, и теперь это исторический факт. Именно на примере Италии лучше всего видно, как сработала обратимость.

Другой яркий пример  имел место тоже в Италии: дедушке с положительным диагнозом Covid-19 попросту наскучило лежать в больнице. Он  сбежал. И не просто сбежал, нет: посетил всех своих дорогих и любимых родственников. Само собой, перезаражал их – всех. Пришлось отлавливать и дедушку, и его родственников. Данный пример показывает, что поведение премьер-министра абсолютно идентично поведению этого дедушки. Но ведь дедушка не обличен доверием общества и обязанностями государства. В этом и заключается обратимость.

Братья Стругацкие в своих произведениях «Беспокойство» и «Улитка на склоне» описывали такое понятие, как «одержание».

Одержание процедура, происходящая с аборигенными деревнями после депортации женщин. Обычное значение слова «одержимость» – состояние, промежуточное между увлеченностью и психическим заболеванием. По-видимому, жители Леса не знают о депортации до момента ее начала, их представление об одержании тоже, по-видимому, далеко от истины: «Треугольная поляна была залита черной водой, и вода прибывала на глазах, наполняя глиняную впадину, затопляя дома, бесшумно крутясь на улицах. Кандид беспомощно стоял и смотрел, как исчезают под водой окна, как оседают и разваливаются размокшие стены, проваливаются крыши… Плавно прогнувшись, бесшумно канула в воду крыша плоского строения. Над черной водой словно пронесся легкий вздох, по ровной поверхности побежали волны, и все кончилось. Перед Кандидом было обычное треугольное озеро… “Я знаю, как это называется”, – сказала Нава. У нее был такой спокойный голос, что Кандид поглядел на нее. Она и в самом деле была совершенно спокойна и даже, кажется, довольна. –“Это называется ОДЕРЖАНИЕ”, – сказала она»; «…А может быть, и тогда они не спохватятся – просто скажут: “Нельзя здесь больше жить – Одержание”. И уйдут строить новую деревню…».

 «Улитка на склоне» (серия книг «Миры братьев Стругацких»).

«Одержание» и «обратимость» – абсолютно тождественные понятия. Рано или поздно подобного рода структура сама себя потопит – таков непреложный закон нашего капиталистического общества потребления в современной его форме.  Сегодня наступила посткапиталистическая эра. Жан Бодрийяр называл ее фрактальной. Люди вышли за рамки капитализма. Капитализм – это свободный рынок и свободная конкуренция на рынке. Но вся проблема в том, что сегодня… рынка не существует. Земляне всё чаще ощущают и даже понимают: глобальные угрозы – терроризм, пандемия, «театральные шоу», техногенные катастрофы, землетрясения, космическая незащищённость Земли – нынешнему государству неподвластны. Именно обратимость не позволяет каким-либо способом на это реагировать, встречать опасности, как говорят военные, на дальних подступах, на  предупреждать проблему и принимать меры на ранней стадии. Нынешние государства неспособны быстро и качественно справляться с этими проблемами. Иными словами, не способны делать то, ради чего их и наняло общество. Паниковать, метаться, творить хаос и губить самих себя общество может и без государства…

Другой крайне важный и очевидный момент связан с тем, что все эти вещи являются инструментами маркетинга в руках частного капитала. В одном из интервью с профессором Максимилиано Корстанье (MaximilianoKorstanje) академик Мальцев О.В. спросил: «Эпидемия – это инструмент маркетинга?», и профессор ответил просто-ясно-определённо: «Да, инструмент маркетинга находится в руках неизвестных людей “Х”, которых никто не знает». Это специально инспирированная система, позволяющая капиталу добиваться сверхприбыли, задействовав целые государства. Своего рода гибридные войны, под видом несения всем демократии, на самом деле направлены на захват рынка и ресурсов государства.

Например, почему 11 сентября 2001 года башни-близнецы Всемирного торгового центра в США подверглись террористической атаке? Так ли уж нелогичны те, кто предположил, что Джордж Буш-младший, задействовав частную спецслужбу, спровоцировал террористический акт? Только вдумайтесь в суть этого предположения: сам президент США угробил три тысячи своих соотечественников! И уже доказано, что взрыв башен произошел изнутри, а не по причине того, что в них врезались самолеты. Об этом даже был снят документальный фильм «Фаренгейт 9/11», который, «по странному стечению обстоятельств», запрещен к просмотру в Соединенных Штатах Америки.

Дело в том, что нельзя просто так что-то взять и взорвать. Необходимо, чтобы обязательно были виновные. А виновных нужно, как говорится, тащить к ответу. Учитывая «великолепные» отношения Д. Буша и семьи Усамы Бен Ладена, у которых, как известно, был совместный бизнес, стало возможным обосновать войну в Ираке подобного рода терактом. Появился враг, который напал на США, создав такую жуткую катастрофу и трагедию для всего государства, после чего американская армия атакует Ирак, не встречая практически никакого сопротивления. Оккупируя Ирак, они устанавливают там новую администрацию и по сей день прекрасно себя чувствуют на этой территории.

Как известно, на тот момент времени в Ираке не было ни одного американского солдата, они давным-давно покинули Ирак. В свою очередь, в Германии была организована база «Рамштайн», где собирались наемники со всего мира, которых на американском самолете отправляли в Ирак. За это им платили $5000 в месяц, а впоследствии давали американское гражданство.

Ещё немного истории: далеко не всеми забыта гипотеза, в виде слухов разошедшаяся в своё время в обществе – о том, что гибель одного из мощнейших флотов Америки в Перл-Харборе (декабрь 1941 года) связана с нежеланием большинства парламента США воевать с Японией. Пресса сообщала о неудачных попытках Президента убедить парламентариев в необходимости объявления такой войны. Массированная атака японской морской авиации, погубившая за один-два часа  линкоры, крейсера, эсминцы, тральщики и несметное число  состава,  привела парламент к объявлению Америкой войны с Японией.  Во что это вылилось и чем завершилось – знает даже и самый ленивый. Разумеется, нормальному человеку трудно поверить в то, что ради того или иного политического акта  глава державы иже с ним могут, пардон, выкинуть такой номер. Но ведь дыма без огня – не бывает…

Как отогнать от себя мысли о том, что сегодня для решения своих оперативно-тактических и финансовых задач правительство может использовать  подобного рода методы – масштабные катастрофы, чтобы все всполохнуть. Для выстраивания системы необходим капитал (или человек, им обладающий), который приводит к власти свое правительство и президента, при этом обладает собственным аппаратом, не имеющим никакого отношения к государственному, и состоит из разного рода частных структур, в том числе и военных, которые вне контроля государства и вне политики. Это некие Х-системы, которые никому не известны.

Схема работы далее очень проста. Х-структура создает угрозу безопасности, она же назначает и виновных, так как у нее свой президент, свой аппарат, государство в ее распоряжении, и все это задействуется для того, чтобы выполнить поставленную задачу. Возникают своего рода две клешни, как две руки – видимая и невидимая, которые якобы создают угрозу безопасности. Обыватель начинает нервничать, тревожиться. Безопасность становится превыше всего, что позволяет нарушать закон, любые законодательные акты, в том числе и международные, обосновывая это безопасностью и целесообразностью. Потрясающая экономическая схема, в которой можно нарушать все что угодно, чтобы получить желаемый результат. Такого рода схемы проворачивались в США тысячи раз, начиная еще с войны на Балканах, когда они обстреляли Белград крылатыми ракетами. Правительство США не раз использовало такой подход для решения собственных задач.

Рассмотрев понятие обратимости и разобравшись, какие методы используются для решения разного род задач в мире, мы подошли к следующему явлению, которое называется «восхитительная катастрофа».

Восхитительная катастрофа – это миф о катастрофе. Катастрофу можно ожидать, можно пережить, а можно и придумать. Определенные визави предпочитают придумывать катастрофы самостоятельно, потому что катастрофы им очень нужны для обоснования своих действий. Таким образом,  возникла целая теория и целая наука, исследующая катастрофы.

Существуют также частные спецслужбы, которых обучают совершать диверсии на очень высоком уровне подготовки. Что такое диверсия на высоком уровне подготовки? К примеру, это может быть какая-то техногенная катастрофа. Подобные спецоперации проводятся настолько мастерски, что никому и никогда даже в голову не придет – это был спланированный теракт или диверсия. Все произойдет абсолютно естественно.

Технологические диверсии становятся главной инструментальной частью бизнеса. Сегодня  они уже превратились в элемент маркетинга. Это ново только для людей,  несведущих и не понимающих, о чем идет речь. Советский фильм «Одиночное плаванье» был снят по такому сценарию и хорошо показывает, что для подобного рода диверсий СМИ, сообщения и все условия готовятся заранее. Все, что сегодня происходит в мире, никаким новшеством не является. Фильм «Одиночное плаванье» демонстрирует, как готовится и организовывается восхитительная катастрофа: некий сенатор вытаскивает из заграницы двух военных, служащих далеко от этой территории, чтобы их не посадили на электрический стул в США, и ставит им задачу организовать потопление лайнера с помощью крылатой ракеты при определенных обстоятельствах и в определенное время, чтобы обвинить во всем Россию, а затем…  да-да,  увеличить закупку оружия государством. Такие же приемы используются в бизнесе. Чтобы заставить Конгресс США покупать оружие, необходимо создать инцидент, который спровоцирует Конгресс США на закупку нового стратегического вооружения.

Сегодня существуют тайные школы и системы подготовки частных спецслужб, куда отбирают людей. Их обучают и повышают их квалификацию для выполнения тайных операций, а затем они организовывают все элементы маркетинга, например, такие как пандемия.

Под термином «тайные операции» следует понимать всякую деятельность, которая проводится или поручается для проведения правительством против враждебных иностранных государств или групп, или в поддержку дружественных иностранных государств или групп, но которые планируются и осуществляются таким образом, чтобы исключить любую ответственность правительства Соединенных Штатов за них и чтобы, если откроется роль правительства Соединенных Штатов, оно имело право отказаться нести любую ответственность за них. В частности, эти операции могут включать любую скрытую деятельность, относящуюся к пропаганде, экономическим военным мерам, прямым превентивным действиям, включая саботаж, антисаботаж, разрушение и эвакуационные меры, ниспровержение враждебных государств, включая помощь подпольным движениям сопротивления, партизанам и эмигрантским либеральным группам, а также поддержку местных антикоммунистических элементов в притесняемых странах свободного мира. Такие операции не будут включать конфликты с помощью известных вооруженных сил, шпионаж, контршпионаж, а также предлоги и ложь для развязывания военных операций.

 (из директивы 10/2 Совета национальной безопасности США).

Жан Бодрийяр называл это фракталами. Фрактал – это геометрическое время, определенная ситуация; когда жизнь состоит только из ситуаций, сменяющихся фрагментов, как в калейдоскопе. Фрактал проще всего определить,  как геометрическую форму, содержащую в себе повторяющиеся элементы в любом масштабе. В книге «Пароли. От фрагмента к фракталу» Бодрийяр пишет: «Мы обращены, с одной стороны, к фрагменту, а с другой стороны – к фракталу».

Философия Бодрийяра как раз описывает этот период человечества как фрактальную эру, то есть фрагментарную жизнь, и представляет ее как фрагменты от катастрофы до катастрофы, от пандемии до пандемии, от неготовности к новой неготовности. Жизнь выглядит, как кадры из фильма, короткие интервалы времени, кратковременные ситуации или фрагменты.

Согласно трудам Жана Бодрийяра, существует молчаливое большинство, или отсканированные массы. Они составляют 75%, и это они выбирают таких правителей, которые в их жизни, переменной по самой природе, ничего менять не хотят. Например, они проголосовали за Меркель, которая теперь в ситуации пандемии не знает, что делать и совершает незаконные действия. Наверное, это потому, что ни один немец из 75% не желает изменений в своей жизни, так как их все устраивает – кредиты, зарплата, автоматическая жизнь. А точнее, их все устраивало до пандемии. Людей, которых что-то не устраивает, загоняют в более худшие условия, таким образом, «закручивая им гайки», И  тогда они начинают кричать «отдайте нам наше плохое вчера!». Потому что молчаливое большинство не желает никаких перемен – оно хочет есть попкорн и смотреть шоу.

Используя такие методы работы, правительство и частные структуры губят не только дело и сограждан – в конечном счёте, сами себя погубят, Потому что, как писал Бодрийяр, терроризм, восхитительные катастрофы и прочие вещи сотрясают мир и очень сильно пугают общество. Общество начинает бояться и думать, что с этим делать, а этого ни в коем случае допустить нельзя. Нельзя, чтобы общество начало думать, главное, чтобы оно было послушным.

Пандемия 2020 года заставила общество думать. Общество строго разделилось на две части – сторонников пандемии и противников пандемии. В Сети образовалось два лагеря. Сторонники одного лагеря говорят: «Вы лжете! Никакой пандемии нет!». Сторонники другого лагеря утверждают: «Пандемия – это очень серьезно! Пик пандемии еще впереди!». Поэтому поводу выступают даже профессора и нобелевские лауреаты. Идет открытое противостояние двух сторон.

Такие методы можно использовать очень редко – раз в пятьдесят или сто лет. Но люди, которые применяют подобного рода методы работы, допустили краеугольную ошибку – они начали это слишком часто использовать. Почему? Вероятно, это позволяет зарабатывать большие деньги.

Важно понимать то, что это не государственные структуры, а частные лица, которые владеют и правительством, и частными спецслужбами, и иными средствами реализации подобного рода задач. Сегодня государства неспособны противостоять тому, что происходит в данный момент времени. Поэтому у людей возникают вопросы «зачем нам государство?», «зачем нам правительство, которое не может справиться с такими проявлениями агрессии и террористическими угрозами, как пандемии и прочее?». Как тут не припомнить эпизод кинофильма «Николай Бауман». В ходе волнений  1905 года проезжающий Москвой в экипаже генерал-губернатор с супругой увидели, как на простой телеге с соломой несётся Савва Морозов. Тот самый,  купец первой гильдии и раскапиталист. Савва Тимофееич в запале прокричал что-то о безобразиях на его предприятиях:  мол, рабочие митингуют, ломают импортные станки, купленную за валюту. И в ответ на лепет генерала – «Правительство  бессильно!» Морозов зычно бросает: «Правительство не может быть бессильно. Если оно бессильно, то это – не правительство, а дерьмо!».

Оно конечно, то дело происходило ещё в мрачную эпоху царизма. Но ведь и сегодня очень многие наши современники возмущены действиями правительства. Или, точнее, его  лжедеятельности, непродуктивности так как оно не смогло ничего сделать в борьбе с пандемией, кроме как изолировать частично население государства в собственных квартирах, объявив карантин. Но сколько общество может просидеть в четырех стенах у себя дома? Да и за последние три десятка лет с гаком – так ли уж оно позаботилось о том, чтобы у всех граждан была для этого соответствующая квартира? Многие, очень многие почувствовали: тупик. Дальше – рухнет экономика. Правительству, которое привело страну в такую ситуацию, вероятнее всего, нужно уходить в отставку.

Так выглядит восхитительная катастрофа, которую сегодня создают при помощи средств массовой информации. Для создания восхитительной катастрофы задействуется три элемента:

  • СМИ;
  • сценаристы;
  • ученые.

Система состоит из трех элементов. В ее вершине стоят сценаристы, у которых две руки – СМИ и ученые. Сценаристы разрабатывают сценарий, который реализуют СМИ, а ученые подкрепляют его своим компетентным мнением. Подводят, так сказать, теоретическую базу. Для обоснования тех или иных данных нужны ученые, которые будут писать статьи, книги, давать интервью, выступать на конференциях и обосновывать, почему нужно сделать именно так, как необходимо для сценаристов. Посредством СМИ идет массированная атака на психику человека, что обеспечивает нахождение населения в постоянном страхе.

С другой стороны, создается контрсистема, которая начинает критиковать пандемию, выпуская новости, что в Испании пустые больницы, а в Италии давно уже нет коронавируса, тем самым загоняя человека во фрагментарное состояние, а по сути,в состояние хаоса. За этим хаосом стоят конкретные люди, которые заинтересованы в этой ситуации. Конечно, никто не отрицает, что Covid-19 существует, но его уже настолько мифологизировали, что он приобрел некую физическую и человеческую форму. Люди уже верят в существование коронавируса,  как некоей потусторонней системы.

Третье явление называется «псевдособытие». Псевдособытие – это заранее спланированное постановочное мероприятие, которое создаётся специально для привлечения внимания средств массовой информации (медиа) и проводится с учётом их интересов. Псевдособытие – это крайне интересное явление, когда мы имеем дело с событием, которого не было никогда, но необходимо сделать так, чтобы люди считали, что оно было.

В своей работе «Общество потребления» Жан Бодрийяр обращает внимание на то, что в современном мире необработанное событие уже не подлежит массовому потреблению. Только будучи отфильтрованным и переработанным средствами массовой информации в завершенный продукт, событие становится «доступным потреблению». Бодрийяр отмечает, что реальность заменяется неореальностью, созданной с помощью псевдособытий, псевдоистории, псевдокультуры, которые выработаны не на основе противоречивого реального опыта, а произведены как артефакты на основе элементов кода и технической манипуляции медиума. Например, мировое правительство – это симулякр и псевдовещь, которую они же сами и разработали. Всегда можно что-то придумать и доказать людям, что это существует. Псевдособытие – это отражение симуляции. Если пандемии нет, то ее нужно придумать. Если события нет, то его придумывают. Это и есть псевдособытие.

Теперь мы подошли к самому главному вопросу: почему это возможно? В книге «Дух терроризма» Жан Бодрийяр описывает шкалу, по которой он выстраивает уровень интеллекта человека – от уровня безумия, глупости до нормального состояния общества. Нормальное состояние общества – это общество, где существует несколько простых парадигм.

Первая парадигма: в обществе все называется своими именами. Никакого тумана! Смотреть на вещи только прямо, называть их только своими именами.  Если бы капитаны «Титаника», «Адмирала Нихимова» и «Петра Васёва», к примеру, исповедовали бы этот принцип – сколько людей остались бы живы-здоровы, а не приняли бы лютую смерть в воде. Когда все называется своими именами, исчезают иллюзии.

Вторая парадигма: нормальное общество – это общество справедливости. Прежде всего это касается равенства перед законом: в любом общественном строе, в любой форме правления правила должны быть едины для всех – начиная с президента и заканчивая дворником. В обществе, где каждый живет так, как хочет, и по каким хочет правилам, всегда происходят нехорошие и противоречащие закону ситуации.

Третья парадигма: у каждого человека должен быть выбор. Бодрийяр предъявлял требования обществу, где каждый человек имеет право выбирать: каждый человек имеет право называть все своими именами, и должны быть единые правила для всего общества.

Бодрийяр считал, что, если бы общество соответствовало трем парадигмам, все изменилось бы кардинально, и такие явления, как обратимость, восхитительная катастрофа и псевдособытие были бы невозможны. Можно было бы создать трудоспособное, счастливое общество и процветающее государство. А пока эти параметры  нарушаются, люди будут обречены жить в том обществе, в котором живут сегодня. Если это можно назвать человеческой жизнью…

Автор Ильюша Марина

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Leave a Reply