Последствия пандемии: победа криминала над миром?

Одна из очевидных общечеловеческих тенденций – стремление к хорошему, удобному, прочному жизнеустройству. Ещё не имея ясных представлений о неуюте, изначально заложенном природой при сотворении мира в космической бездне, древние прогрессировали именно в этом направлении. Оно конечно, двигателями цивилизации и прогресса разные историки называют разные явления. Но в их числе нередко фигурирует стремление, унаследованное от наших предков – защититься от грозной стихии природы. И от грозной же второй природы – природы человеческого общества (от врагов). От всего, что нас окружает, вызывая дискомфорт тревоги. Отсюда – и самодельная крыша над головой, стены по сторонам, одежда, обувь, головные уборы. Стены и башни крепости. Государство – армия, полиция, тайная полиция. Защита и опора. То же – и на микроуровне: порошковая, пилюльная, укольная и прочая оборона от внутренних врагов организма. И так далее – вплоть до миллиардных затрат на средства отпугивания от нашей планеты гигантских метеоритов и астероидов. Но всякий раз, подводя промежуточные итоги прогресса, наиболее зоркие люди замечают парадоксальность ситуации: средств защиты земного уюта всё больше, обходятся они всё дороже. А настоящей, прочной, гарантированной защиты, позволяющей всё тревоги выбросить из головы и зажить душевным комфортом, всё нет и нет.

Кто в двадцать первом веке, в третьем тысячелетии от Рождества Христова, чувствует себя, наконец-то, вполне защищённым? Кто, скажем, полагается сегодня на государство, гражданство в котором якобы даёт эти самые гарантии? Где, на каком континенте, живут эти счастливцы? Многие страны-государства, привычно именовавшиеся передовыми-цивилизованными-прогрессивными, кажись, так же растерялись, также сдуру да сослепу наделали глупостей, как и те, кому они веками ставились в пример. Ближайшие последствия случившегося многообразны. В их числе – сказочный рост криминала. Резкое и значительное сокращение фронта работ, безработица и беззарплатица, дороговизна и общая тревога – как тут ворью не поживиться. Преступная сфера – по самой своей природе исключительно рациональная, феноменально восприимчивая и подвижная,- не стала дожидаться нашего просветления, поднялась в полный рост. Распространяясь и в ширину, и в длину, и во глубину, захватывая всё новые и новые людские резервы, она быстро наживается на общей беде. Дальше-то что? Иные теоретики-прогнозисты даже намекают на возможность возникновение нового строя, основой которого будет…именно он, криминал. И это – не только предположения, не просто литературные экзерсисы. Это ещё и настроения мирного обывателя. Кощунственная мысль? Конечно. Но что ему, согражданину нашему, прикажете думать? Он откровенно подустал от многолетней общественной и государственной белиберды. На его глазах верхи общества перегрызлись между собой, нимало не интересуясь повседневностью. А государство, систематически меняя персоналии по принципу «Шило – на мыло», всё более и более отчуждается от общества, вызывает всё менее и менее чувства опоры, защиты, надёжности. Между тем, преступный мир – хоть и несёт некоторые потери, в целом сохраняет и развивает свои структуры, даёт почувствовать жизнеспособность и системность. А это, так или иначе, вызывает у обалдевшего обывателя… ну, скажем так – нечто вроде социальных симпатий.

18 мая 2020 года состоялась онлайн-панель международной конференции PALE-2020 — на тему: «Последствия пандемии: победа криминала над миром?», на конференции были рассмотрены следующие вопросы:

1.Криминализация общества. Когда государства демонстрируют неспособность справляться с экстремальными ситуациями в условиях глобальных угроз – возникает криминализация (самостоятельная организация людей по определенному принципу и определенным правилам). А все, что самоорганизовывается, без учета интересов государства и других людей, тенденциозно направлено в криминал.

  1. Способы криминализации. Как это может происходить? Какие новые способы организации криминала возникают? Действительно ли сегодня криминал победил? Какие формы криминала еще могут появиться во время пост-пандемии?

С докладом на конференции выступил ученый, академик УАН, Ph.D. Олег Викторович Мальцев. Фрагмент его выступления и предлагается вашему вниманию.

«За день до этой онлайн-панели у нас была очень интересная панель по прогнозированию, и профессор Джеффри Уэст сравнил пандемию с войной. Мне видится, что это очень интересное сравнение для того, чтобы разобраться и понять сами последствия. Перед нами стоит вопрос: как будет выглядеть общество и криминал в этом обществе после пандемии? После любой войны всегда наблюдается всплеск преступности. Об этом писал Никколо Макиавелли в своем трактате о войне. Для того, чтобы представить, как будет выглядеть преступность в обществе после пандемии, нужно понимать как эта преступность жила до неё. Любая преступная организация, будь-то человек или группа, или большая тайная организация, привыкла жить в состояние войны постоянно. Но общество, как уже сказано, всегда стремилось и стремится жить в мире и спокойствии. Потому как для общества война или пандемия – это катастрофа. А для преступности не имеет никакого значения. Наоборот: в мутной водичке – самый улов. Сотрясения легальной экономики, как и неизменное сотрясения нравов, криминалу ни по чём. Невооруженным глазом видно: преступные корпорации вполне приспособлены жить и не тужить в кризисной ситуации. Более того, эта ситуация создала им благоприятную почву для подъёма своего капитала. Плюс –множество предприятий и в Европе, и в США получили достаточно серьезный финансовый урон в результате этой катастрофы.

Как бы там ни было, что там ни будет, а пандемии не век вековать. Общество, которое будет после неё —будет уже другое общество. Не хочется наговаривать, но и вперёд нужно смотреть прямо: предполагается житие многих в большой нужде. Многие потеряют работу, многие корпорации развалятся. И этим самым многим нужно будет как-то создавать себе иное настоящее и будущее. Самыми сильными организациями в пост-пандемию окажутся криминальные структуры. В этом случае большому числу людей придется выбирать: жить бедновато или даже просто – бедно, или связывать свою жизнь с некими сильными жизнестойкими организациями. Мало того, что у них сейчас есть возможность мощно расширить свою собственность – судьба, кажется, открывает огромные возможности рекрутирования в свои ряды огромного количество работоспособных и нуждающихся в работе граждан.

Оно конечно, нельзя сказать – мол, преступность победила. Пока нельзя. Но почва и среда для нее стали для неё более чем благоприятными. Тенденция такова, что влиятельные преступные организации, возможно, станут еще могущественнее, чем были до пандемии.

Прогнозируя ближайшее будущее криминала, следует задаться вопросом: что мы подразумеваем под криминалом? Ведь это очень широкое понятие. Отчаявшегося человека на улице, который ограбил кого-то впервые, мы ведь тоже причисляем к криминалу. Жена, замученная пьяницей-мужем и однажды в отчаянье неловко ударившая его кочергой – криминал. Я когда думал, как буду делать доклад на конференции, спрашивал себя: о каком криминале говорить. Я являюсь поклонником Дона Пиннока, и для меня Антонио Никассо — это первое лицо в области криминологии в мире; считаю, что они абсолютно правы, когда говорят в общем о тенденциях.

«Какова текущая ситуация? В настоящее время возникшая пандемия оказывает существенное влияние на мировую экономику, а также оказывает влияние и формирует организованную преступность во всем мире. Во многих странах наблюдается снижение уровня преступности, такой как убийства, вымогательство, проституция, незаконные ставки и торговля людьми.

С закрытыми предприятиями есть меньше мест для организованной преступности, чтобы вести бизнес. Без живого профессионального спорта нет игр, на которых можно играть. Из Китая поступает все меньше контрафактных товаров для продажи. Кроме того, у производителей лекарств возникают проблемы с импортом химических веществ из Китая; таким образом, цена на запрещенные наркотики увеличилась.

Еще один риск – финансовый допинг. Многие компании могут попасть в руки преступников, так как существует высокий риск того, что преступники найдут способы обманным путем обратиться за помощью. В ближайшие месяцы мы станем свидетелями гораздо большей коррупции, поскольку организованная преступность способна быстро адаптироваться к системным слабостям», – рассказывает на пресс-конференции Антонио Никасо.

Поэтому давайте посмотрим на криминал, как на трехэтажную конструкцию.
То, о чем говорят определенные спикеры, касается некой уличной преступности, которая всегда существовала и, видимо, всегда будет существовать в той или иной форме. Здесь действительно сила государства имеет какое-то значение. Когда мы говорим об организованной преступности, о тайных организациях, то для них государство никогда не являлось помехой, многим из этих организаций по 400-500 лет. Представьте себе организацию, которая прожила-выжила 400 лет, на тот момент еще многих государств попросту не существовало. И ещё представьте себе, может ли какое-либо государство оказать влияние на такую структуру? Я много раз задавался вопросом: как в центре Европы, в демократическом обществе может существовать самая могущественная криминальная структура в мире? И никогда не находил единого-определённого ответа на этот вопрос. Вы понимаете, это не просто организация, это государства в государстве.

Когда мы будем говорить о третьем этаже – то это само государство. Знаете, у нас есть такое явление, как криминология: она изучает и преступников-неудачников. А наука, которая изучает успешных преступников, называется политология. Когда речь идет о том, как изменится криминал, надо спросить себя, а о каком уровне этого криминала идет речь? Безусловно, пандемия создала огромный силовой компонент, который эти организации будут реализовывать в своих интересах. Любая подобная криминальная структура, которая выживала 400 лет, имеет огромные преимущества перед любыми формами капитала в настоящий момент в экономике. Поэтому подобные структуры привыкли работать в этих условиях.

И в настоящий момент основной формой криминала будет являться втягивание классического бизнеса, классического капитала в преступную деятельность. Пандемия привела всех — как простых людей, так и бизнесменов в состояние нужды. И многие бизнесмены, даже какое-то время, не будут понимать с кем они сотрудничают. Всем, кому нужна будет помощь, она будет оказана, но приняв эту помощь обратной дороги уже не будет.

Безусловно, будет ретрансформироваться современная система преступности. Как вы понимаете, даже сейчас, в пандемию, большинство людей сидят дома и квартирным ворам нечем заняться. Думаю, что криминал пойдет по пути создания частных безкарантийных зон. Возникнет новая волна электронной преступности, увеличится телефонная преступность (мошенничества), возникнут новые формы игорного бизнеса, безусловно, криминального. Мы получим новые формы преступности — ретрансформированые старые. Я думаю, что самая большая проблема как раз существует даже не в самой организованной преступности, а в том, что очень много людей попытались эту пандемию использовать в своих интересах. И, в общем-то, у очень многих людей это довольно хорошо получилось, а, следовательно, им может это понравится. И велика вероятность того, что в последствие мы получим искусственные пандемии, которые будут использоваться, как инструмент маркетинга.

Спасибо огромное за внимание!»

Бодина Каролина

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Leave a Reply