Преступником рождаются или становятся?

Отношение к преступности в разные исторические эпохи не было столь негативным и категоричным, как в современном мире. Бывали и времена, когда для иных убить ближнего своего  не составляло труда. Да и угрызения совести мучили после содеянного далеко не всех. Что там древность – не такие уж они давние, девяностые годы прошлого столетия, когда и в нашем обществе преступники, организованные преступные группы имели в обществе своеобразный авторитет.  Мир в целом, конечно, постоянно совершенствовался, однако такое явление, как преступность,  не стало менее влиятельным. Постоянно видоизменяясь, совершенствуясь, она  прописывалась довольно основательно – если не во всех, то в очень многих сферах людской жизнедеятельности.  А искусство и литература всегда проявляли какой-то особый интерес к самой теме преступности. От Евангелия и «Иудейской войны» Флавия до Конана Дойля,  Эдгара По, Манна, Бабеля, Козачинского, Ильфа и Петрова,  Семёнова и Акунина – и это только так, в нескольких словах. Феноменальный спрос на произведения детективного жанра и дарование писателей, режиссёров и актёров сделали своё дело. Преступники, с которыми человечество вроде как борется в течение всей своей истории,  постоянно овеяны романтической славой и непостижимым для здравого рассудка обаянием. Во  многих популярных произведениях они изображены ярче и привлекательнее тех, против кого направлены их деяния, и тех, кто призван с ними бороться.

Мировое, глобальное явление «преступность» не может не привлечь и завлечь пытливый ум, да, следует отметить, привлекала ученых и исследователей на протяжении всего своего  существования. Согласно общедоступным публикациям, первопроходцем в этой области считается итальянский психиатр, родоначальник антропологического направления в криминологии и уголовном праве Чезаре Ломброзо. Несколько слов об этом великом ученом.

Че́заре Ломбро́зо (Cesare Lombroso)

Основатель итальянской школы криминальной антропологии, создатель плетизмографа (прототип детектора лжи) и человек, знаменитый своими радикальными взглядами. Чезаре Ломброзо – психиатр, преподаватель и автор теории о «преступном человеке» – теории, само существование которой отвергает презумпцию невиновности.

Его ключевые идеи связаны с выдвижением теории невропатии, психических аномалий выдающихся, особенно гениальных творцов, а также ролью бессознательных состояний в их деятельности. В изучении преступников он применил антропометрический метод, использовал также сведения из патологической анатомии, физиологии и психологии преступников. Это натолкнуло его на идею «врожденного преступника» (Homo Delinquens), который существенно отличается от нормального человека. Он выдвинул идею врожденности самых типов преступников (жуликов, воров, насильников и убийц).

Типажи преступников из коллекции Ломброзо

Далее предлагаю читателю познакомиться с исследованиями в этом направлении нашего современника – академика, Phd Мальцева Олега Викторовича. Не так давно ученый  завершил монографию «Философия Юга Италии», в которой одна из глав посвящена концепции ретрансформации  преступника.

Монография «Философия Юга Италии» Олегом Викторовичем написана в соавторстве с академиком, PhD Луневым Виталием Евгеньевичем.

Из предисловия монографии:

«Читатель не только познакомится с уникальными гранями субкультуры юга Италии, философией трёх организаций, известных как «Ндрангета», «Каморра» и «Мафия», но также и узнает, какие многолетние научные изыскания предшествовали ком­плексному изучению философии этого региона; как были выведены и применены исследовательские концепции, как-то: концепция разрешения парадокса Бодрий­яра, концепция ретрансформации личности преступника, концепция «Я1» и «Я2», концепция символа, концепция фатума и эффективного противостояния любым фатальным поворотам и многое другое».

Глава, посвященная концепции ретрансформации преступника начинается следующими строками:

«Наша школа занималась данной проблематикой не просто ни один год, но и не одно десятилетия. Еще в 30-х годах 20 века одним из основателей нашей школы был ака­демик Григорий Семенович Попов, который исследовал потенциал человека и про­блематику создания самых эффективных методик подготовки. Именно академику Попову принадлежит открытие, которое в виде тезиса мы могли бы написать, так «человек рождается преступником»».

В монографии Олег Викторович для подтверждения данной концепции приводит модель психики, разработанную им самим.

Четыре составляющие данной модели, а именно: «помню», «могу сделать», «знаю», «умею», ученый вывел с помощью эксперимента, используя лингвистический анализ. Эта модель показывает, что психика человека имеет четыре опорные точки, которые взаимодействуют между собой и образуют единую работающую систему, позволяющую человеку справляться с возникающими задачами в его жизни и деятельности.

Безусловно, у каждого человека все эти категории не одинаковые. Объем и качество запомненной информации у людей совершенно разные. Однако согласно исследованию существует нечто общее, что обеспечивает запоминание – боль. Человек запоминает очень хорошо ту информацию, которая связана с болью.

«То есть мы помним то, что больно. Вся наша память основана на боли. Боль учит человека. Если не больно, значит, не запоминается. Больно — значит запоминается. Процитирую вам слова из фильма «Непобедимый»: Больно? Научись запоминать меч перед тобой или чертополох. Сильный противник или слабый. Прыгай.»

Категория «знаю» отличается от категории «помню» тем, что знания человека не абстрактная категория. Знания человек использует в конкретной ситуации.

«При этом мы с вами прекрасно понимаем, что человек не может абстрактно знать, когда он говорит «я знаю», то речь идет только о чем-то конкретном, либо об элементе, либо о системе, в которой он находится».

Категория «умею» более сложная, поскольку, как говорится в монографии, у нее существует одновременно несколько вариантов. Что это значит? Могу сделать самостоятельно – первый  вариант; могу сделать чужими руками – второй вариант; существует и третий вариант – могу сделать с помощью системы координат, например, фирмы. Четвертый вариант «умею», говорит о том, что можно сделать с помощью иерархии. Во всем этом многообразии вариантов, ключевым моментом является – «как», то есть каким способом это сделано.

Относительно последней категории «могу сделать» в труде Олега Викторовича сказано следующее:

«Следующая категория «могу сделать» — это инстинкт. Человек не думает, откуда у него появляется «могу сделать». Его самоуверенность не имеет основания, не имеет ни каких объяснений, это некая спонтанная эмоция. Когда человек говорит «могу сделать»? Когда он уверен почему-то, что у него все получится, но объяснить эту уверенность он не может. Д. Гилби писал: самоуверенность любителей, предмет завести профессионалов».

Приведенную модель психики, состоящую из четырех опорных точек, академик Олег Мальцев проверил с помощью концепции венгерского психолога и психиатра Липота Сонди, согласно которой человеком движет четыре вектора.

«Для проверки выведенной мной психологической модели я использовал счетно-ре­шающую модель Сонди. И сравнительно-сопоставительный анализ дал следующие результаты:

  • «h – s» — это характеристики побуждений, которые толкают человека на то, что он «может сделать». Это парные факторы, где «h» — это секс, а «s»— это садизм. Толкают человека для того, чтобы он имел какую-то степень решимости. Именно «h и s» являются жи­вотными категориями человека;
  • «m – d» — это «помню». Человек по природе своей: попал в ситуацию — запомнил. Есть, конечно, категория людей, у которых плохо с памятью, ему так и говорят «тебя ничто ничему не учит». А это значит, что просто мало массы, поэтому и не запомнил. Значит, недостаточно больно было, чтобы запомнил на всю оставшуюся жизнь.
  • «e – hy» — это основа наших заблуждений. Дело в том, что все убеждения человека навя­занные. Помните текущую разумную модель авторитетов? То есть мы выбрали 5 авторитетов и эти 5 авторитетов выбраны автоматически, бессознательно, нам они нравятся. Это 5 прототипов, которые, по сути, формируют всю нашу оставшуюся жизнь. Поэтому наша философия, так как «e – hy» – это философский блок человека (этика и мораль), он сформирован не самим человеком;
  • «k – p» — это категория «умею», это как раз то, что обеспечиваете качество жизни «быть» (p) и «иметь» (k- капитализация)».

Чтобы ответить на вопрос – человек рождается преступником или становится? – академик Олег Мальцев предлагает обратиться к началу жизни человека, когда он еще совсем маленький.

«Ребенок рождается абсолютно бесполезным (с точки зрения навыков и вклада в дело семьи), от него нет никакой пользы вообще, неизвестно будет ли когда-либо эта польза, но он рождается в некой семье. То есть он абсолютно бесполезен для обще­ства. Какими качествами обладает ребенок?»

Согласно исследованиям, ребенку присущи лишь два качества – «помню» и «могу» или «имею право». Этим и объясняется то, что ребенок может бесцеремонно отобрать игрушку у другого малыша. Уверенность ребенка в том, что он имеет право на свои игрушки, свою комнату и многое другое.

Академик Олег Мальцев приводит сравнение ребенка и преступника:

«Обратите внимание, что в мире существует только одна категория граждан, которые имеют те же самые характеристики — и это уголовники. Он считает, что  имеет право своровать, ограбить, разбойничать и т. д. Преступник всю оставшуюся жизнь помнит, как ему было плохо от этого общества. Ребенок с уголовником схож одним, у них две одинаковые категории — они только «помнят» и считают, что «имеют право», то есть имеют решимость.

Изначально, если мы возьмем преступника. То преступник идентичен ребенку, то есть он не вырос, не смог из животного превратиться в человека. Например, у собаки есть память и решимость, но при этом у нее нет не умений, ни знаний. Обратите внимание, что для того чтобы собака чему-то научилась, ее нужно долго дрессировать, очень длительный промежуток времени. У любого животного существует и решимость, и память, функционирующая на инстинктах, на основании прочих категорий, на каких-то компиляциях, но не существует умений и знаний. И человека делает человеком именно знание и умение. Потому как иначе человек от животных в психологическом плане ничем бы не отличался».

О преобразовании человека из животного писали и другие мэтры глубинной психологии, например, К.Г. Юнг. Олег Викторович в монографии приводит пояснения:

«По Юнгу, именно индивидуация делает животное человеком. Это путь от живот­ного до человека с большой буквы «Ч». Это некая вертикальная рабочая процедура, которая создает вот эту личность — «самость». И поэтому только категория «знаю» отличает человека от животного. Повторюсь категория «знаю» и отличает челове­ка от животного».

Проведенное исследование свидетельствует: преступнику, для того, чтобы покинуть мир преступности и вернуться к нормальной жизни, необходимы знания и умения, безусловно, социально приемлемые. Но это требует усилий и времени. Хотя, конечно, много проще же, как говорят в народе: «Украл, выпил – в тюрьму»…

Leave a Reply