Прошлое – рядом…

От редакции. Не пустеет наш почтовый ящик. Но жанровый, смысловой, идейный диапазон читательских писем весьма широк. И это естественно: их авторы – люди самые разные по происхождению, образовании, профессии, по общественному положению и в симпатиях-антипатиях, в том, что социальные психологи называют ценностными системами. Или попросту: по-разному отвечают себе и другим на вопрос – «Что такое «Хорошо» и что такое «Плохо». О чём подумалось при чтении письма академика Саинчина Александра Сергеевича, публикацию которого и предлагаем вашему вниманию. По сути, это – отзыв практика и учёного на интервью с экс-начальником уголовного розыска нашей области  Андрея Пенигина.

И отзыв, публикуемый в оригинале, не зависимо от того, насколько позиция автора совпадает с редакционной. Итак…

Уважаемые дамы и господа читатели.

Будучи членом редакционной коллегии научно-публицистического журнала «Вестник Грушевского», я ознакомился с интервью, которое взял заслуженный журналист Украины Ким Каневский у Андрея Пинигина, в прошлом полковника милиции, начальника управления уголовного розыска УМВД Украины в Одесской области.

Интервью, на мой взгляд,  получилось интересное – с точки зрения истории работы аппаратов уголовного розыска города и области в раскрытии преступлений именно в те сложные, мягко говоря, 90-е года прошлого столетия, когда аппаратам угрозыска приходилось начинать свою работу не только в новой стране, но и новой оперативной обстановке, с которой доселе милиция Одессы, да и Украины, еще не сталкивалась.

Имеется в виду, прежде всего – во-первых, несколько амнистий, когда на свободу в большом количестве вышли так называемые «тяжеловесы», а во-вторых, – абсолютный правовой вакуум, когда по старым законам СССР уже работать было нельзя, а новое законодательство было еще не наработано и не принято.

Ну, например, в новорожденном  управлении по борьбе с организованной преступностью ваш покорный слуга начинал работать в 1993 году (после долгих лет-пятилеток уголовного розыска); а первое законодательство «Об основах борьбы с коррупцией и организованной преступностью» вышло только в 1995 году. Сие значит,  оперативно-розыскная деятельность оперативных аппаратов в этом направлении оставалась вне правового законного поля. Мы выкручивались и держались. Выкручивались и держались аппараты уголовного розыска в противостоянии вала преступности, какой ценой, – правдиво рассказывает Андрей Пинигин.

Я хорошо помню его лично, его «Дела», которые им и под его руководством раскрывались. Скажу больше. Когда я уже был в отставке и в короткой степени с ним встречался –  в его глазах читалась совершенная усталость. Мне казалось, что все происходящее в 2000 годах ему уже мало интересно, и  пора уходить. Что,  в принципе,  он и сделал. Ушел честно – с незапятнанной репутацией опера, выполнившего свой служебный долг до конца. Что, замечу на полях, при многолетнем непрерывном боевом соприкосновении с авангардом преступности – совсем не просто. И строго между нами, удалось далеко не всем. В интервью с Андреем заметно:  в отличие от меня, он дает мягкие характеристики руководителям УМВД города и области того времени, в некоторой степени уклоняясь от критических ответов. А   автор деликатно  не нажимал, мол расскажи да покажи всю правду оперативной работы того периода времени. Вероятно, по принципу – кто старое помянет, тому глаз вон. во вновь созданном управлении по борьбе с организованной преступностью

А было, мягко говоря,  немного не так в одесском гарнизоне милиции. Например, с 80- годов коммунистическая партия подкинула аппаратные свои кадры в милицию для укрепления ее рядов. И  кадры,  нужно сказать,  не лучшие.  Вот эти политические коммивояжёры, например, в пятером накинулись на одну генеральскую должность в Одесской области. И  что вы думаете,  все генералов получили. И  преспокойно ушли, кто –  получив квартиры в Аркадии и построив дачи,  в другие города,  и на хорошую пенсию. А   кто и на повышение в МВД.

Однако, для присвоения звания генерала нужны хорошие показатели в борьбе с преступностью, а их мог дать, в основном и главным образом,  только уголовный розыск.  Вот они и выжимали все соки с его руководителя Андрея Пинигина.

Он это видел и – умный человек – понимал. Но человек одарённый, увлечённый, дисциплинированный и добросовестный, он меньше всего об этом думал. И делал своё дело. Но в конце концов,  вероятно, больше обслуживать эту систему уже не мог, поэтому и ушел. Как и мы все, оперативники, желавшие раскрывать преступления, а не обслуживать систему и ее руководство. Служить бы рад, прислуживаться тошно. Классика… И ещё: автору интервью  мои персональные пожелания. Это все, в том числе и я, уже история –  похожая на то, что «…были когда-то  и мы когда-то рысаками». На мой взгляд, пришел черед брать интервью у руководства полиции уже нового поколения. Для сравнения. А там будем посмотреть.

Саинчин Александр Сергеевич

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply