Творческий путь Игоря Хентова или жизнь – либретто

Недавно в нашем  журнале  были опубликованы стихи о великом докторе Хавкине, написанные Игорем Хентовым.  Член Союзов  писателей Москвы и Израиля, лауреат Всероссийских и международных фестивалей и конкурсов – человек, сами понимаете, достаточно известный.  Тем не менее, для некоторых   читателей знакомство  с ним на страницах нашего Вестника стало открытием. Что же, как говорится, лучше позже, чем никогда.  Отвечая на вопросы читателей,  настоящей публикацией знакомим вас, тех, кто не знаком, более  подробно с жизнью и деятельностью этого интересного   человека. Специальный корреспондент Вестника Грушевского связался с поэтом и музыкантом Игорем Хентовым, который поделился не только историями создания поэмы «Боль Земли», рок-оперы «Моисей», мюзиклов «Дракула», «Невероятные приключения кота в сапогах» и многих других произведений, а также поэтическим циклом «Еврейский пантеон», стихи из которого культурные люди знают в Израиле, России и Украине, во многих других странах мира.  Итак, Игорь Хентов!

Он  – выпускник Ростовского Государственного музыкально-педагогического института (ныне консерватории им. С.В. Рахманинова) по классу альта. Но после этого… взял, да и  окончил филологический факультет  Ростовского государственного университета (в прошлом Варшавский университет).  Родители будущего поэта, как было принято во многих еврейских семьях,  настаивали на том, чтобы их  мальчик  играл на скрипке. Так, Игорь после музыкальной школы окончил музыкальное училище,  затем – ВУЗ. Десять лет отработал в филармоническом симфоническом оркестре  Ростова-на-Дону. Но…  остался верен своей филологической мечте.

С  дипломом музпединститута его призвали в СА (советскую армию), после службы он вернулся в группу альтов оркестра, где работал с 4 курса института, и… поступил на филологический факультет. Перспектива? Диплом филолога, учителя-языковеда и (или) литературоведа. Но   в определенный момент Игорь возмечтал о научной работе.  Еще не окончив университет, он стал соискателем научной степени в Пединституте (ныне – Ростовский государственный педагогический университет), на кафедре педагогики. И даже успел сдать  кандидатский минимум. И опять-таки:  дальше, как говорит сам Игорь Хентов, «все пошло не то, что не так, а именно так…».

Герой наш, будучи профессиональным музыкантом, стал подрабатывать в ресторанах в качестве скрипача (фантазии, знаете ли, фантазиями, а жить на что-то надо), и его это увлекло настолько, что он забыл об аспирантуре. Но именно ресторанная деятельность ему позволила осуществить давнюю мечту – вечерами он зарабатывал на хлеб насущный, а утром писал стихи, афоризмы, прозу…

«…Чтобы стать кандидатом наук, я бросил симфонический оркестр, а был, между прочим, самым молодым среди директоров симфонических оркестров в СССР какое-то время. Но, конечно, «директор»  означало «администратор». В конце концов, я пошел в школу – преподавать литературу. Именно там начал писать свои первые стихи…», – отметил Игорь. Что ему помогло тогда? Стихи стали печатать в университетской газете «За советскую науку» – это, нужно заметить, не только было первой литературной славой, но и в какой-то мере помогало беспрепятственно сдавать экзамены.

В Израиль Игорь Хентов переехал, в общем-то, недавно –  5 лет тому назад ,  16 июля 2015 года, будучи уже pater familis, отцом семейства, с женой Татьяной, дочкой Валерией и любимым котом Плюшей. Замечу, в Ростове семья Хентовых вполне преуспевала. Песни на слова Игоря пели все известные вокалисты города, и одна их них – «Край родной» звучит и ныне на официальных мероприятиях, проводимых администрацией области и города. Она была написана в соавторстве с композитором Игорем Левиным, с были созданы и многие другие произведения, включая поэму для симфонического оркестра, смешанного и детского хоров «Боль земли», ставшую лауреатом конкурса им. Д.Д. Шостаковича.

Получилось так, что в начале карьеры музыка у Игоря была специальностью, а литература – хобби – впоследствии же стало наоборот.  Может быть, именно по этой причине с ним охотно работают композиторы, ведь для него, как выразился сам поэт, «музыкальная форма – родное понятие, она в ушах», и песни пишутся совершенно естественно – если необходимо, то на «рыбу» (специфический термин, означающий первичность музыки, на которую «кладётся» текст). Именно так нередко создаются хиты.

Им создано около 200 песен, более 70 рассказов и новелл, около 5000 афоризмов и эпиграмм под общим названием «Хентики». Но всё же творческое кредо Игоря – это либретто для мюзиклов и произведений иной крупной формы, о чём речь пойдёт далее.

«Боль земли»
Как возникла идея написать эту поэму, настолько связанную тематически с «Бабьим Яром», что на премьеру приехал сам Евгений Евтушенко? Дело в том, что в оккупированном Ростове-на-Дону убили самое большое количество евреев в России во время Второй мировой войны. Если для Украины таким огромным местом скорби и памяти является Бабий Яр в Киеве, то в России – это  Змиёвская  балка в Ростове-на-Дону, где убили около 27 000 человек. Как рассказал Игорь, со временем, когда на этом месте водрузили памятный мемориал, на нем было написано, что там погибли советские люди, без уточнений. Дословный текст таблички был таков: «Здесь, в Змиевской балке, в августе 1942 года гитлеровскими оккупантами были уничтожены более 27 000 мирных граждан Ростова-на-Дону и советских военнопленных. Среди убитых представители многих национальностей. Змиевская балка – крупнейшее на территории Российской Федерации место массового уничтожения фашистскими оккупантами советских граждан в период Великой Отечественной Войны. Является историческим памятником…»

Ростовская еврейская община судилась по этому поводу, пытаясь изменить надпись на нем, но, естественно, проиграла. Поэтому, Игорь Хентов вместе с Игорем Левиным и всемирно известным маэстро Мишей Кацем, ростовчанином, живущим во Франции, и решили, при поддержке председателя попечительского совета проекта «Вернуть достоинство» Юрия Домбровского, создать памятник на века – поэму «Боль земли». Нельзя сказать, что именно она повлияла на то, чтобы справедливость восторжествовала, но лепту свою, безусловно, внесла.  Ныне в Змиёвской балке на памятнике новая табличка, которая уже точнее отражает действительность: «Здесь, в Змиевской балке, в августе 1942 года гитлеровскими оккупантами было уничтожено более 27000 мирных граждан Ротова-на-Дону и советских военнопленных. Среди убитых – представители многих национальностей. Змиевская балка – крупнейшее на территории Российской Федерации место массового уничтожения фашистскими захватчиками евреев в период Великой отечественной войны».

На концерт лауреатов конкурса имени Шостаковича, в марте 2016 г., Игорь Хентов вылетал в Санкт-Петербург, уже будучи гражданином Израиля.  За дирижёрским пультом стоял конечно же Миша Кац. Осенью 2016 года поэма дважды прозвучала в Бухаресте, в одной из лучших филармоний Европы – дворце королей Румынии. Аншлаги были полные, и авторы – два Игоря отвешивали поклоны благодарной публике вместе с маэстро Кацем. Ранее же, через полгода после переезда в Израиль, этой поэме была посвящена передача на израильском радио РЭКА.

«Моисей»
Еще в Ростове-на-Дону Игорь начал писать рок-оперу «Моисей». Как возникла идея? Все, что Игорь Хентов пишет, он публикует в интернете. Так, после публикации одного из стихотворений на еврейскую тематику, ему написал продюсер из Израиля, которого, к сожалению, уже нет в живых – Наум Барский, что его мечта – создание рок-оперы «Моисей», и израильский композитор уже начал писать музыку, но неожиданно ему-продюсеру на глаза попалось стихотворение на еврейскую тему именно Игоря, и он предлагает написать либретто.  Вопрос решила фраза «так, как ты пишешь о евреях, не пишет никто».

Работа над либретто началась: каждый день по арии, по хору, по трио… Оказалось, что композитор Артур Бродский, который писал музыку к рок-опере, живет в Ашдоде (Израиль) – в том же городе, куда решил перебраться и сам поэт. Не прошло и года, как Игорь переехал жить в Израиль, а в мае 2016 года труппа Одесского академического театра музыкальной комедии им. Водяного с этой рок-оперой, после премьеры в Одессе, приехала в Израиль на гастроли.

«Дракула»
А в Одессу Игоря пригласили по поводу совершенно иному. Уже через неделю после премьеры «Моисея», он, получив предложение украинского генерального директора и продюсера концертного агентства «Пале-Арт»  Людмилы Нечаевой принять участие в создании мюзикла «Дракула», вылетел в город у моря для подписания контракта. Сегодня этот мюзикл считается первым в своем роде за последние десятилетия. Музыку для «Дракулы» написал украинский композитор и пианист Пол Солонар (Pol Solonar).

«Кот в сапогах»
Работа над либретто к мюзиклу  «Невероятные приключения кота в сапогах» для Ростовского музыкального театра началась параллельно  с работой над «Дракулой». В Ростове мюзикл произвёл фурор. Игорю звонили в Израиль, чтобы он организовал билет. Блестящую музыку написал Игорь Левин.

Далее, мюзикл «Невероятные приключения кота в сапогах» был поставлен в Израиле лучшими силами русскоязычных музыкантов и вокалистов уже на базе Ашкелонского театра еврейской песни «MIR» – «Мы» на идиш. Так, в мюзикле работали только звезды Израиля: Дмитрий Ловцов, Анатолий Лайн, Георгий Звягин, Ирина Миндлин, Руслан Рудный и многие другие. Неоценимую помощь постановке оказал депутат горсовета Александр Гринберг. Игорь Хентов стал художественным руководителем этого театра.

К мюзиклу «Аленький цветочек», поставленному в Ростовском музыкальном театре (музыка Игоря Левина), Игорь Хентов написал музыкальные номера. Сегодня Игорем к этому мюзиклу создано и либретто. Естественно, в стихах, как и все предыдущие. Это его стиль, его почерк.

Одним из недавних театральных произведений Хентова является рок-поэма «Мы». Она была написана в содружестве с композитором Аркадием Хаславским – в прошлом, музыкальным и художественным руководителем вокально-инструментальных ансамблей «Здравствуй, песня» и «Красные маки», проживающим в Тель-Авиве.

Несмотря на плотный творческий график, Игорь Хентов считает своей миссией увековечивание в поэтическое форме выдающихся евреев: «Кто-то должен писать о великих евреях, и я пишу об этом!». Так, Игорь совершенно случайно прочитал статью о докторе Хавкине, и понял, что не писать об этом скромном гении он не может. На следующий же день стихи были готовы.

Стихотворение о Леопольде Ауэре –  скрипаче венгерского происхождения и великом педагоге, размещено на буклете Международного конкурса скрипачей и квартетов имени Леопольда Ауэра. Этот конкурс проводит в Санкт-Петербурге Алла Арановская, жительница США, музыкант с мировым именем, ведь Леопольд Ауэр – создатель и основатель русской мировой скрипичной школы, учитель Яши Хейфеца, Миши Эльмана, Мирона Полякина и десятков иных великих музыкантов.

Сложно перечислить список всех стихотворений Игоря Хентова о великих евреях, но несколько из них мы назовем: о Яше Хейфеце; Амадео Модильяни; об уникальном подводнике Израиле Фисановиче; о Цезаре Куникове и его подвиге на «Малой земле»; о банкире Хаиме Соломоне, благодаря которому появился доллар в Америке; о великом герое, учёном-генетике Иосифе Рапопорте; о Жаботинском; о Герцле, о Корчаке, Левитане, Мандельштаме и многих других. Вот лишь небольшие отрывки:

ЛЕОПОЛЬД АУЭР

 К далёким звёздочкам стремясь сквозь тернии,
В недетской памяти тая погромы,
В ручонках скрипочки сжимали гении:
Абрамы, Мендели, Ароны, Шлёмы.

 Играли Моцарта и Баха мальчики
В консерватории Санкт-Петербурга,
Пассажи дерзкие рождали пальчики,
И под каденции стихала вьюга.

 Из струн трепещущих являлась аура,
Как небо, ясная: под Божьим оком
Учитель музыки-профессор Ауэр
Творил историю своим уроком.

 А на окраинах огромной вотчины,
В местечках сгорбленных, в Черкассах, Бродах
Молились дедушки, прося у Зодчего,
Чтоб дал он мальчикам хлебнуть свободы.

 Взметнули крыльями-смычками истово,
Как птицы, мальчики в небесной сини,
И грусть еврейская, как слёзы, чистая
Вливалась в Моцарта и Паганини.

 На скорбном мраморе недолгим бременем
Лежат опавшие с деревьев листья.
Концерт Чайковского застыл во времени
Мильштейна, Хейфеца и Цимбалиста.

 Полны величия Сорбонна, Тауэр,
И не имеется на то сомнений.
С портрета скромного взирает Ауэр –
Учитель гениев и просто гений.

 ***

ИСААК БАБЕЛЬ

Ощетинившись жалами сабель,
Эскадрон ждал смертельного боя.
Неужели не страшно вам, Бабель,
Стать частицей немого покоя?

 Всё ж и писарь, исполнен отваги,
Мчит на цепи махновцев, кадетов,
И звенят мушкетерские шпаги
В светлых грезах бойца и поэта.

 Умирать в двадцать лет неохота,
Но взывают местечки, станицы:
Для чего ж нам в озерах из пота,
Крови, слез суждено раствориться!

 Если кто-то в беде, значит, надо
Юность тратить в засадах, погонях,
Только снится и снится отрада:
«Луг, где женщины ходят и кони».

 А в Одессе морские туманы
Над привольем висят Молдаванки,
И закат все такой же багряный,
Словно юбка гадалки-цыганки.

 И, награда за сирое детство,
Оскорбленное зверством погрома, –
Сапоги и винтовка – наследство
В ночь ушедшего друга-краскома.

 Вы себе сотворили кумира
И с железной, безжалостной кастой
На колени поставить полмира
И Россию решили напрасно, 

И ушли, не дожив до рассвета –
Боль мгновенной была и не острой,
Не узнав, что наложено вето
На деянья кремлёвского монстра. 

…«Голубятня» пуста. Нет музея.
Лишь портрет на старинных обоях.
Лик седого, в ермолке, еврея,
Песнь о щедрых одесских героях.

 ***

 КУНИКОВ ЦЕЗАРЬ ЛЬВОВИЧ

Тридцать три целых года – жить бы, любить да петь.
Это совсем немного – тридцать три целых года:
Куников Цезарь Львович чёрную в бой вёл смерть –
Так прозывалась немцем русская морпехота.

Шли моряки в тельняшках днём и под взором звёзд –
Нож, автомат, гранаты, да про запас цигарка,
Чтоб на Земле на Малой был возведён форпост,
Чтоб, как в Аду кромешном, стало фашистам жарко.

 Падали парни наземь, с честью исполнив долг:
В чёрных, в крестах, мундирах трупов валялась россыпь,
Хмурился от «полундра!» в небе бездонном Б-г,
Злыдня с косою щедро кровью кропила росы.

 Куников Цезарь Львович был командир, майор,
Цену мужской знал дружбе и офицерской чести,
В дедовских помнил книгах букв колдовских узор
Мудрость еврейских сказок, Дона родного песни.

В смертных боях немецкий был сокрушён оплот,
Чайки героям пели хрипло свои баллады,
Роты и батальоны строем пошли вперёд,
И, тем, кто выжил, Брежнев вешал на грудь награды.

 Куников… – лишних горе не переносит слов,
Пал от случайной мины – мог от ножа иль пули.
Знал бы, майор, как шумно город гудит Ростов,
Мчат как машины лихо вдоль раскрасавиц-улиц!

 Битвы войны немногим снятся в обрывках снов –
Время имеет свой свод верных и точных  правил.
Куников Цезарь Львович, помнит тебя Ростов!
Куников Цезарь Львович, знает тебя Израиль!

Интересны относительно недавние повороты судьбы Игоря. Три года назад он получил предложение выдающегося альтиста и педагога современности Михаила Кугеля, живущего в Европе, спонсировать новую книгу, причём, гонорар уже был отправлен замечательным музыкантом издателю. Так, вышла в свет новая, пятая книга Игоря с названием «Родословная». Вступление к ней изъявила желание написать доктор филологии университета Стокгольма, журналист с мировым именем Софья фон Минквиц.

Солистом ФЕОРа (Федерации еврейских общин России), Игорь Хентов был ещё во времена, когда и не подозревал, что окажется на Земле обетованной, и объездил Россию с авторскими концертами. Так, судьба занесла Игоря в Биробиджан, где родная бабушка поэта, Берта Львовна Шильман, была режиссером и актрисой еврейского народного театра долгие годы до своего ухода в 1990 году (похоронена в Ростове-на-Дону).

Когда во время гастролей в Биробиджане узнали, что он – внук Берты Шильман, ему на 3 дня продлили пребывание. В интервью для нашего издания Игорь рассказал:

«После убийства Соломона Михоэлса последовали травля и уничтожение еврейских театров и их актеров. Моей бабушке чудом удалось избежать трагической участи – она уехала на Сахалин, где жила несколько лет в небольшом шахтерском городке и руководила самодеятельностью. После смерти Сталина в 1953 году она вернулась в Биробиджан, чтобы возглавить театр и, естественно, быть актрисой.

Игорь Хентов продолжает творить песни, мюзиклы, хохмы,  «хентики» и многое другое. А все, что пишет, он выкладывает в Фейсбук, где можно ознакомиться со многими произведения этого талантливого поэта и музыканта.

***

Выход этой статьи приходится на празднование еврейского Нового года (Рош-а-Шана) в 2020 году. Поздравляем всех евреев с этим большим праздником! Желаем всем хорошего и сладкого года, а также новой записи в книге жизни!! (Шана това у метука, ве Гмар хатима това!!)

С позволения автора, публикуем небольшое поздравление от Игоря Хентова:

ШАНА ТОВА!

Полна любви проказница-природа
И подбирает к каждому слова.
По-русски  поздравляю: С Новым Годом!
И по-еврейски: всем Шана Това!

Известно нам со времени Исхода,
Что праздник этот – прочим голова:
По-русски  поздравляю: С Новым Годом!
И по-еврейски: всем Шана Това!

 Там ясная чудесная погода,
Здесь солнца луч проклюнулся едва:
По-русски  поздравляю: С Новым Годом!
И по-еврейски: всем Шана Това!

  

Статью подготовила журналист Майя Шнедович

Leave a Reply