Возрождение европейских научных обществ в Украине

 Информация для напоминания: этой весной мы отметили годовщину рождения на свет Одесского регионального отделения Украинской Академии Наук. Избежим штампованного в провинциальной журналистике соблазна – тратиться на размышления о годе жизни и работы. Мол, много это или мало. Лучше для начала познакомим тех, кто ещё почему-то до сих пор не знаком, с руководителем Одесского регионального отделения УАН О.В.Мальцевым. Кандидат психологических наук, кандидат философских наук и руководитель Ассоциации прикладных наук (Applied Sciences Association). В состав последней входят НИИ ПАМЯТИ, НИИ Исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия и НИИ «Международное судьбоаналитическое сообщество». Олег Викторович – действительный член Американской психологической ассоциации (American Psychological Association) – одного из давних, наиболее авторитетных и влиятельных объединений профессиональных психологов в мире, которое было основано в США в 1892 году. О. В.Мальцев – писатель, глава Экспедиционного корпуса.

Нельзя сказать, что до избрания Олега Викторовича на этот пост региональной организации УАН на наших берегах не существовало. Но совершенно очевидно – только с его приходом существование нашей региональной организации стало собственно жизнью – энергичной, разносторонней, яркой и продуктивной. Всё нижеследующее – обоснование этого вывода.

«БЕЗ НАУКИ НЕ ПОСТРОИШЬ СИЛЬНОЙ ДЕРЖАВЫ». Такими словами Президент Украинской Академии Наук Алексей Фёдорович Онипко начал свою речь тогда, весной-19, при торжественном открытии Одесского регионального отделения Украинской Академии Наук. Тезис – один из основополагающих в концепции УАН и, соответственно, в её стратегии. Слово «Стратегия», вообще говоря, заимствовано из военного лексикона. Какова здесь параллель? Историки и вообще грамотные люди давненько поняли: кто не хочет кормить свою армию – рано или поздно будет кормить чужую. Состояние и жизнедеятельность вооруженных сил и всего, что с ними связано, характеризуют традиционно силу страны и государства.

Это общеизвестно и нет смысла подробничать на подобные темы. Но разговор наш сегодня – не о военных. Просто: так сложилось (тоже неслучайно), что военные термины, терминологические обороты и ассоциации нередко применяются и к гражданским сферам. Армия учёных, например. У явления «современная сильная держава», кроме вооруженных сил, есть несколько и других главных составных. В их числе – наука. Об этом на встрече, с которой мы начали наш рассказ, говорил и глава ОРО УАН Олег Викторович Мальцев.

В числе практических направлений деятельности О.В. Мальцева и его коллег – полевые исследования. Этот терминологический оборот, как и обозначенное им явление, свойственное многим наукам. Полевые исследования проводят, скажем, география и геология, археология, почвоведение, селекция и генетика, военная наука. Всё это и многое другое связано с полем и полями. В данном случае название это используется в более широком смысле: поле, поля её исследования простираются вглубь истории и оттуда – в нашу современность. В эти поля отправляется Экспедиционный корпус НИИ Памяти, научное спецподразделение, путешествующее, можно сказать, по полям прошлого и настоящего в поисках нужных материалов и первоисточников. Работа эта, таким образом, давно уже обрела международный масштаб – тем более, многие её этапы совместны с работой учёных партнёров в Германии, Испании, Италии, Швейцарии, США и ЮАР, Мексике, Греции, Чехии, Австрии, Бельгии, Канарских островах и других.

Название созданного подвижного подразделения, отмечающего в эти дни первую свою семилетку, также прямо заимствованно из военного дела. И тоже –  конечно же, не случайно. Экспедиционный корпус (военные говорят – ЭКСКОР) тактически призван выдвигаться за пределы страны и, можно сказать, вести наступление на тайны природы общества и государства, стирать с их карты белые пятна, которых оказывается не так уж мало и в нашу не в меру просвещённую эпоху. Заметить хотя бы, что главная задача этого подразделения –  исследование… власти и всего, что связано с властью.

Речь – об истории и теории этого древнейшего и всегда удивительно современного и влиятельного явления, о методиках и технологиях, посредством которых на протяжении разных исторических периодов люди находились у власти, теряли власть, добивались власти, удерживали ее и распространяли на новых территориях. Согласитесь, тема и идея такой научной работы столь же важны, сколь и неожиданны в наше время.

За последние 4 года им лично и его командой, было организовано и проведено более 20 научных экспедиций, одна только география которых о многом скажет внимательному и разумному читателю: Германия, Испания, Сицилия, Швейцария, Греция, Австрия, Чехия, Италия, США и ЮАР. В результате за период 2014-2019 гг. был реставрирован ряд методик и технологий прошлого – оказалось, что сегодня они так же актуальны, как и много веков назад. А в случаях – много актуальнее. Кроме того, было создано более 50 (!) научно-популярных фильмов и написано более 100 (!) книг, как бы это выразиться поточнее… специфичность темы этих изданий. Есть, знаете ли, такая формула: «Закрытый доступ». Доступ, но – закрытый.  Так вот, по ряду соображений, часть их находится в этом самом закрытом доступе.

Специфичны, конечно же, и методы, которые позволяют решать научные задачи на таком уровне. Экспедиционный корпус выработал и использует свою методологическую конфигурацию.

Это:
-глубинное погружения в среду (метод ак. Г.С.Попова);
-метод демифологизации (разрушения мифа – впервые применялся академиком Г.С.Поповым в 1930-х);
-метод сравнительно-сопоставительного анализа сред;
-метод разработки научных концепций;
-метод применения эвристических моделей;
-метод анализа объёмов посредством СРМ Роршаха;
-метод аналитического исследования среды посредством фотографии и метод амальгамного исследования;
-метод прототипологического анализа структур;
-специализированная методика анализа криминальных традиций, которая была разработана и апробирована им впервые в 2017 году.

Была разработана и новая методология работы исследования субкультуры посредством счётно-решающей машины Сонди (апробирована в Калабрийской Экспедиции при изучении философии юга Италии), счётно-решающая машина Роршаха (апробирована в Мексиканской экспедиции 2019 г.).

В открытую Книгу Бытия ЭКСКОРа яркие главы вписали Международные научно-исследовательские экспедиция в Мексику (в районе города Мерида, штат Юкатан); Рейнская научная экспедиция (города Гейдельберг, Регенсбург, Вормс и др.); Флорентийская научная экспедиция (города Флоренция, Сиена, Пиза, Лукка и др.);  Экспедиция на юг Италии, а именно – о.Фавиньяна, Реджо-ди-Калабрия, регион Калабрии. Организованы и проведены международные научные симпозиумы. Например, на тему «Реализационная система памяти человека» – в Палермо (Италия) в марте 2019 года, «Реализационная система памяти человека. Акт 2» – в июне 2019 г.,  «Реализационная система памяти человека. Акт 3» – в сентябре того же года в Палермо. Темой крупного симпозиума в декабре 2019 года стал «Жизненный триумф. Реализационная амальгама».

Первый же этап жизнедеятельности Одесского регионального отделения УАН может быть назван «Возрождением-2»: здесь возрождены старейшие европейские научные общества, игравшие некогда значительную роль в жизни отечественной науки и по известным причинам прекратившие своё существование в иную эпоху.

Возвращены к активной жизни «Одесское Фотографическое общество», на организационном заседании которого Олег Мальцев был единогласно избран председателем.

15 октября 2019 года начало функционировать «Одесское историко-литературное общество».  

23 октября 2019 года в Одесском региональном подразделении Украинской академии наук состоялось Первое собрание возрождённого Одесского гуманитарного научного общества (глава –  профессор Саинчин А.С.).

29 октября 2019 года официально возрождено одно из старейших научных Психолого-Философских Обществ Европы (в рамках Одесского регионального отделения Украинской Академии наук под руководством Ph.D. Александра Сагайдака). Сто лет назад год девятнадцатый стал настолько судьбоносным, что даже запечатлён был в известнейшем позднее кинофильме «Незабываемый девятьсот девятнадцатый». Кто знает, может быть – и об этом нашем научно-урожайном девятнадцатом будут со временем слагать легенды. Во всяком случае и, как говорится, добрым словом его следует помянуть, согласитесь, и в научном смысле.

Наука и литература, как и литература и искусство – неотделимы. Первый год от рождества Одесского регионального отделения УАН и начало его второго года отмечены серьёзными публикациями.

В числе других 2019 год принёс совершенно необычную монографию «Теоретические основы расследования умышленных убийств: криминально-правовой, криминалистические и психологические аспекты. Психологический портрет серийного убийцы». Авторы: О.В. Мальцев, А.С. Саинчин, А.С. Сотула. Издательство: Accent Graphics Communications & Publishing, 807-2.

…Вернёмся к ассоциации относительно двух сил – военных и науки: насколько она правомерна? Вопрос не праздный: при всей тесноте связи науки и оборонной сферы, при традиционнейшем их взаимодействии, сегодня особенно важна оговорка: должна ли настоящая наука, собственно научная наука, быть таким же государственным явлением, как вооруженные силы.

Момент – концептуальный. Во всяком случае, таковым его считает академик О.В. Мальцев. Украинская Академия Наук, неотъемлемой частью которой является Одесская региональная организация, не является государственным департаментом. И при всей сложности, и при всей финансовой ёмкости, и при всей отдаче обществу и государству, не берёт у них буквально ни копейки. Основатели УАН убеждены: наука сильного государства должна быть сильной. А для этого она должна содержать саму себя. Само собой, многие (и по разным причинам) не считают эту концепцию бесспорной. Но у О.В. Мальцева и его коллег есть в этом разговоре, среди прочих, и такой – более чем существенный – аргумент: их научная, теоретическая, практическая и организационная деятельность не стоит государству ни цента.

В этом смысле полагаем целесообразным обратиться к истории вопроса.

Гуманитарные науки (от humanus — человеческий, homo — человек) — науки, специализирующиеся на человеке и его жизнедеятельности в обществе. Возникли они как логическое продолжение схоластики. По объекту, предмету и методологии изучения часто отождествляются или пересекаются с общественными науками, противопоставляясь естественным и абстрактным наукам на основании критериев предмета и метода. В гуманитарных науках, если и важна точность, например, описания исторического события, то ещё более важна ясность понимания этого события. В отличие от естественных наук, где преобладают субъект-объектные отношения, в гуманитарных науках речь идёт преимущественно о субъект-субъектных отношениях (в связи с чем постулируется необходимость интерсубъективных отношений, диалога, общения с другим).

Кроме этого, следует отметить, что гуманитарные науки включают в себя некоторые разделы философии, культурологию, религиоведение, филологию, лингвистику, литературоведение, искусствознание, отчасти (во взаимодействии с социальными науками) историю, психологию, антропологию, этнографию, когнитивистику, а также ряд других, не конвекциональных дисциплин, например, изучающих метаморфозы человека и человечества под воздействием техносреды (техногуманистика).

Отмечается, что на основе классификации наук у Ф. Бэкона, французский просветитель Д’Аламбер первым объединил логику, историю, юридическую, экономическую и политическую науки, литературу и искусство в науку о человеке, положив начало современному понятию «гуманитарные науки».

После объединения наук Д’Аламбером, французские школы, в особенности частные, начали реформирование в системе, разделяя гуманитарные и технические науки. Известно, в начале XIX века вводились тесты на определения склонностей детей либо к гуманитарным, либо к техническим наукам, после этого составляя расписания определенным группам, однако такая практика проводилась недолго.

Исходя из этого, гуманитарные науки начинают складываться в институализированные (университетские) дисциплины только в XIX веке. В это время комплекс т. н. гуманитарных дисциплин объединяется под названием «науки о духе» (Geisteswissenschaften). Впервые понятие «науки о духе» встречается в переводе Шиля «Система логики» Дж. Ст. Милля (перевод выражения «moral science»), но некоторые немецкие исследователи считают, что формирование этого понятия началось ещё до перевода Шиля. Широкое употребление понятие «науки о духе» приобретает благодаря работе В. Дильтея «Введение в науки о духе» («Einleitungindie Geisteswissenschaften», 1883), в которой проводится обоснование методологических принципов «наук о духе». Дильтей в своих работах рассматривает ряд вопросов, лежащих в основании «наук о духе» (напр., историчность этих наук, их языковая природа, а также проблемы переживания и понимания). В самом начале «Введения в науки о духе» он отмечал, что если до начала XVIII в. над науками об обществе и истории довлела метафизика, то уже с середины этого же столетия они попали в столь же безысходное подчинение к естественным наукам.

Можно также отметить трансформацию традиционного разделения наук, ведущего свою историю от Аристотеля по линии Кант — Коген — Бахтин. А именно — разделение логического, этического, эстетического и совершенно особым образом религиозного опыта ответственности.

  1. В логике рассматриваются причинно-следственные отношения объективного в смысле естественно-научной рациональности, в этом отношении мир рассматривается с позиции субъекта, который определяет и упорядочивает объекты мира сущего. В некотором роде, это определённый масштаб отношения к миру явлений как к всеобщей и абсолютной субстанции.
  2. В этике отношение к другому, как к самому себе, в этой области формулируются значимые нравственные максимы и ссылки на авторитет.
  3. В эстетике речь идет об отношении автора и героя, зрителя и произведения. В этом отношении всегда сталкиваются два несовпадающих друг с другом сознания, где одно завершает другое во всех трансгредиентных (фон, образ, художественное оформление и пр.) ему моментах.
  4. Область религии коррелирует с этическим, но выходит за пределы этого разделения, поскольку речь идет об общении с Богом (в том числе чтение религиозной литературы, форма этого общения и пр.).

Здесь мы в первую очередь имеем дело с когеновской идеей заданности исследования выбранным способом и отношением к описанию или же, говоря словами Г.Когена, «методология подхода конституирует предмет исследования».

В статье «Время картины мира» Мартина Хайдеггера мы читаем, что в гуманитарных науках критика источников (их обнаружение, выборка, проверка, использование, сохранение и истолкование) соответствует экспериментальному исследованию природы в науках естественных.

М. М. Бахтин в работе «К философским основам гуманитарных наук» пишет, что: «Предмет гуманитарных наук — выразительное и говорящее бытие. Это бытие никогда не совпадает с самим собой и потому неисчерпаемо в своем смысле и значении».

Но основная задача гуманитарного исследования, по мнению Бахтина, заключается в проблеме понимания речи и текста как объективаций производящей культуры. В гуманитарных науках понимание проходит через текст — через вопрошание к тексту, чтобы услышать то, что может только сказаться: намерения, основания, причины цели, замыслы автора. Это понимание смысла высказывания движется в модусе анализа речи или текста, событие жизни которого, «то есть его подлинная сущность, всегда развивается на рубеже двух сознаний, двух субъектов» (это встреча двух авторов).

Таким образом, первичной данностью всех дисциплин гуманитарных наук является речь и текст, а основным методом становится реконструкция смысла и герменевтическое исследование. Ключевая проблема гуманитарных наук — проблема понимания.

М. Н. Эпштейн в своих книгах по теории гуманитарных наук характеризует их как саморефлективные: в них сам субъект познания — человек и человечество — становится предметом изучения. «Парадокс самореференции стоит в центре гуманитарных наук, определяя сложное соотношение их гуманитарности и научности. Гуманитарные науки изучают самого изучающего, именуют именующего…» Поэтому в гуманитарных науках «человековедение неотделимо от человекотворчества. Субъект человековедения потому и не может быть полностью объективирован, что находится в процессе становления, и каждый акт самоописания есть и событие его самопостроения. В гуманистике человек не только открывает нечто в мире субъектов, но и производит в ходе самопознания собственную субъективность». Как отмечает Н. И. Басовская: «Гуманитарные науки отличаются интересом и вниманием к человеку, его деятельности, и в первую очередь — деятельности духовной». По Г. Ч. Гусейнову — «гуманитарий занят научным изучением результатов художественной деятельности человека».

К. О. Апель в работе «Трансформация философии» (1973) пишет следующее: “Эти дисциплины, например, разновидности филологии, просто-напросто не входят в теорию науки неопозитивизма — обстоятельство, которое, конечно, может быть связано и с тем, что в англоязычных странах «humanities» — «гуманитарные дисциплины» — всё ещё понимаются из донаучного горизонта гуманистических «artes» — «искусств», — в частности, риторики и критики литературы, тогда как понятие «science» — «науки» — продолжает ориентироваться на идеал естественно-научного метода.

Само собой, разумеющаяся предпосылка законосообразного (причинного или по меньшей мере статистического) «объяснения» объективных процессов как единственная мыслимая цель научного познания господствует в неопозитивистской теории науки даже там, где она явным образом обращается к возможности «понимания» человеческого образа действий.

Цель гуманистики — самосознание и самотрансформация человека, причем не только индивидуума, но и всего человечества. Технологии шагнули очень далеко вперёд. Гуманитарные науки, не ограничиваясь чисто исследовательским подходом, призваны изменять то, что они изучают. Отсюда один из самых острых методологических вопросов: о практическом, конструктивном потенциале гуманитарных наук, об их воздействии на сознание общества, на этику, на культуру, литературу, искусство, язык. Если естественные науки преобразуют природу посредством техники, а социальные науки преобразуют общество посредством политики, то гуманитарные науки еще только находятся в процессе разработки методов своего практического воздействия на культуру.

Исследователи говорят, что современное общество ориентировано на STEM-образование. То есть делает акцент на важности изучения технологий, которые и определят будущее нашей планеты.

А понадобятся ли в сверхтехнологичном мире философия, музыка, литература, изобразительное искусство и другие гуманитарные науки? Стоит ли их вообще изучать?

Предлагаем современную научную дискуссию на эту тему, состоявшуюся на Global Education & Skills Forum в Дубае. Профессор Лондонского университета Сара Черчвелл, исследуя общественное мнение относительно гуманитарных наук, отмечает, что «тренд современного образования — значительный акцент на точных и естественных науках. И было бы глупо отрицать их необходимость. Однако в обществе сложилось ложное представление об истинном положении вещей. Политические деятели пытаются сформировать у молодежи пренебрежение к гуманитарным наукам как к, по их мнению, неважным. Это реальность, которую я наблюдаю в культуре. Мы ошибочно полагаем, что гуманитарные науки и STEM — это противоположные полюса образования. Мы не должны отговаривать молодежь от того, что ей интересно, отбивать интерес к тому, что детям нравится, потому что мы никогда не знаем, к каким грандиозным сдвигам это может привести. Необходимо предоставить людям возможность независимо выбирать сферу интересов. Меня как профессора по вопросам общественного восприятия гуманитарных наук, отмечает она, часто спрашивают о самом определении этого термина. Безусловно, их много, но я всегда отвечаю, что точные и естественные науки изучают мир природы, а гуманитарные науки изучают мир человека. Лично мне это определение нравится тем, что оно намекает на взаимозависимость между этими двумя группами».

Люди — существа природные, но они также создают свой, человеческий мир в этой природной среде. Поэтому следует понимать все науки. Мы не сможем решить глобальные проблемы человечества без использования знаний как гуманитарных, так и точных наук. Например, справиться с проблемой изменения климата можно только понимая, как разные культуры реагируют на это изменение. А любой конфликт нельзя урегулировать без достаточных знаний о религии и языковых особенностях участников, об истории регионов, о контексте возникновения этого конфликта. Идея того, что гуманитарные науки — неважны, происходит из представления о том, что значит быть продуктивным членом общества. И большинство говорит, что невозможно разбогатеть за счет гуманитарных наук.

Но, возможно, вы недавно слышали новость о том, как человек по имени Бен Милер предоставил Университету Джона Хопкинса $75 млн на изучение философии. Что должны знать и уметь ученики в 2018 году: рекомендации PISA все обсуждали, что для исследования в области философии это значительные средства, но никто не прокомментировал, что этот человек заработал свое состояние, которое теперь может пожертвовать, именно изучая философию.  Проведен небольшой обзор и найдены еще несколько примеров успешных людей и их специализаций: Барак Обама изучал политологию и английскую литературу, Хиллари Клинтон — политологию, Эмманюэль Макрон — философию, Тереза Мэй — географию. А большинство британских политиков изучали PPE (Philosophy, Politics and Economics).

О том, что гуманитарные науки, наравне с точными и естественными, способны привести общество к обогащению, свидетельствует история и годы опыта. А вот то, что утилитарный выборочный акцент способен на такие же результаты, еще не доказано. Председатель Королевского колледжа музыки США Пол Гриффитс отмечает, что есть понимание того, что развитие технологий поможет избавиться от рутинных процессов. Таких как длинные очереди, постоянно возникающие, например, в любом аэропорту. Мы стараемся избежать всех этих неудобств, используя технологические достижения. Но мы пришли к выводу, что людям не нравится, когда их обслуживают машины. Мир не готов к такому. Поэтому стоит улучшить сервис, добавить больше вдохновения и человечности, поощрять людей больше взаимодействовать друг с другом. Именно это станет ключевой задачей в будущем. И именно гуманитарные науки могут поспособствовать этому взаимодействию. Поэтому я бы советовал обществу не отвергать гуманитарные науки, а сделать их основой развития качественной повседневной жизни. Доказано, что изучение искусств способствует академической успеваемости учеников.

Так, в Массачусетском технологическом институте проводили эксперимент по обучению девочек 12-15 лет математике с помощью танцев. Ведь математика, так же, как и танец, является универсальным языком, позволяющим с помощью четко определенных действий выразить себя. Благодаря этому девочки улучшили результаты по математике на 273%. Если вы сторонник STEM-образования, просто добавьте к нему искусство, и вы будете поражены эффективностью. В искусстве нет единоправильных ответов. Ученики должны анализировать то, что они видят перед собой, тренировать понимание. Это помогает человеку развиваться, понимать других, воспитывает эмпатию и умение действовать в условиях неопределенности. И это навыки, которые понадобятся в будущем, потому что никто точно не знает, каким оно будет.

Британский философ Джулиан Баджини задает вопрос, почему нам всегда нужно оправдывать важность гуманитарных наук, показывать их преимущества? Почему мы не можем ценить их просто за то, что они есть? Каждое исследование теперь обязательно содержит подраздел о нейронаучном аспекте, когда при сканировании мозга было обнаружено, что, скажем, прослушивание музыки Моцарта влияет на определенную часть мозга и имеет какие-то практические полезные последствия. Это неправильно. Экономическое развитие и технологии — это лишь инструменты деятельности. Целью нашего будущего является становление цивилизованного общества. А оно невозможно без гуманитарных наук. Если считать, что люди должны заниматься только тем, что является практичным и дает экономическую выгоду, тогда возникает вопрос — кто захочет жить в таком мире?

В этом смысле, развивая европейские традиции гуманизма, отрадно отметить, что 23 октября 2019 года в Одессе на базе Украинской академии наук состоялось первое заседание Гуманитарного научного общества. Оно является правопреемником Общества правоведения и государственных знаний при Новороссийском университете, основанного в 1913 году, предшественником которого, в свою очередь, было Юридическое общество Ришельевского лицея (на базе которого и возник университет), основанное вследствие судебной реформы 1864 года.

Членами упомянутых выше обществ были учёные, адвокаты, судьи и, в обязательном порядке, одесский прокурор. В президиум воссозданного Гуманитарного общества выбрали кандидата юридических наук, судью Барвенко Виталия Константиновича, доктора юридических наук, доцента Сотулу Александра Сергеевича, заслуженного журналиста Украины Каневского Кима Борисовича, адвоката Панченко Ольгу Викторовну и члена-корреспондента УАН, заместителя руководителя Одесского отделения УАН Слободянюка Константина Владимировича. Председателем общества стал доктор юридических наук, профессор, академик УАН Александр Сергеевич Саинчин.

 Отмечается, что в 1885 году под эгидой Новороссийского университета впервые в Одессе было создано гуманитарное общество, которое за первый год существования пополнили 123 члена. Деятельность общества проходила в форме заседаний, на которых обсуждались актуальные вопросы проблем гражданского и уголовного права. Ежегодные протоколы заседаний были изданы отдельными томами. Из них видно, сколько разногласий существовало между профессорами-теоретиками и практиками. Кроме того, работе общества мешало ограничение университетской автономии и репрессии после убийства Александра II,  которые, собственно, и закончились тем, что в 1885 году министр народного образования закрыл Юридическое общество при Новороссийском университете, предложив создать другое вне его стен. Так появилось Одесское юридическое общество, его заседания проходили по вторникам в здании Судебной палаты на улице Греческой, 14. В 1888 году вышло три тома «Трудов Одесского юридического общества», также сохранились протоколы его заседаний за 1885-1892 годы.

Общество правоведения и государственных знаний при императорском Новороссийском университете, 1913 год.

Под эгиду университета общество снова попало лишь в 1913 году, хотя работа в этом направлении велась с 1898 года, когда группа ординарных профессоров и приват-доцентов создали проект устава Общества правоведения и государственных знаний при Новороссийском университете. В соответствии с уставом, целью общества была теоретическая и практическая разработка отечественного права и содействие распространению юридических и государственных знаний. Председатель и секретарь общества должны были выбираться из преподавателей университета. Не менее половины всего состава совета общества должны были составлять преподаватели юридического факультета. Этот проект не был утверждён властью и отложен на целых 15 лет. Уставом 1913 года членство в обществе могли получить, кроме преподавателей, выдающиеся судебные и административные деятели. После революции 1917 года гуманитарные общества не возрождались и не функционировали до настоящего времени.

С тех пор, как южное направление Украинской академии наук возглавил академик, дважды кандидат наук (психологических и философских) Олег Викторович Мальцев, он взял курс на возрождение научных обществ. В одной только Одессе в XIX веке работали 42 (!) научных общества, причём среди их членов было много иностранцев.

Коллективом УАН был проделан огромный труд по отысканию в архивах и просто у частных лиц документации этих обществ, в результате лишь за один октябрь 2019 года переговорный зал отделения УАН в Одессе принял презентации ФотографическогоИсторико-литературного и Гуманитарного научных обществ. На очереди открытие Психолого-философского, Инновационного, а также Научно-технического обществ. И это не предел.

«Президентом УАН Онипко Алексеем Фёдоровичем мне была поставлена чёткая задача: растить молодых учёных. Воспитывать их, — рассказал О.В. Мальцев. — И, на мой взгляд, участие в научном обществе – самый эффективный для этого метод. Учёный должен, в первую очередь, создавать плоды своего научного труда. Быть полезным обществу. 

Кроме того, моей задачей как руководителя отделения является отлаживание европейских связей. Чтобы в этих обществах, как до революции, были иностранцы, нужны именно такие модели – других моделей они не понимают. Не понимают, что такое государственные научные академии, в которых учёный может годами не показывать никаких результатов своей научной деятельности, а только получать зарплату с надбавками за звание». 

Первыми результатами деятельности Одесского гуманитарного общества станет научный труд о психологическом портрете киллера (наёмного убийцы), а также в настоящее время разрабатывается тематика на стыке экологии и законодательства. Об этом вкратце на первом заседании общества рассказал председатель А.С. Саинчин. Заинтересованные по всем вопросам могут обращаться к секретарю Майе Шнедович.

На протяжении почти 30 лет своего существования УАН объединяла учёных военно-промышленного комплекса. Поэтому появление в ней Гуманитарного общества крайне отрадно. Ведь при жизни гуманитария редко признают – а при этом гуманитарная сфера очень опасна: это убеждения человека, его эмоционально-настроенческая парадигма.

Особенностью всесторонних исследований в рамках Одесского гуманитарного общества является то, что абсолютно все они будут совершаться на стыке всех гуманитарных наук, в том числе правовых. Осознать, насколько европейская программа ушла в эту плоскость, другое, не привычное нам понимание – это просто переворот сознания, особенно для среднестатистического украинского учёного, который как будто сидит в железобетонном бункере и подсматривает за миром в два небольших отверстия. Чувствуя себя при этом крайне неполноценным, но (или вследствие!) комично демонстрируя поведение снисходительного превосходства. Просто счастье, что нашлись деятельные, результативные, небезразличные, опытные учёные, которые взялись за создание специальной среды, которая будет питать новое поколение украинских учёных – а значит, обеспечивать наше будущее как государства.

Первое, самое главное, с чего все начинается и к чему все тянется – это, конечно же, сила, а физическим проявлением силового компонента организации является герб. В нём сосредоточены и символика, и смысл, и будущее одновременно, и самые лучшие традиции, которые уже существуют не одно столетие:

Герб гуманитарного общества, утвержденный на первом учредительном собрании.

Автор –  САИНЧИН Александр Сергеевич, доктор юридических наук, профессор.

Leave a Reply