Информационный век: проблема современной журналистики

Кому не безразлично, что льют в Вашу золотую голову Средства Массовой Информации – не проходите мимо!

 В преддверие принятия закона о журналистской деятельности мне удалось  принять участие во встрече с академиком УАН, доктором юридических наук, профессором Александром Саинчиным, которая состоялась в одесском региональном отделении Украинской Академии Наук. Хочется поделиться с вами впечатлениями и размышлениями об этой встрече.

У Владимира Высоцкого есть и баллада о правде и лжи. Среди прочего, там сказано –  и та, и другая порой весьма похожи друг на друга. И их, бывает,  не так уж тяжело спутать. Думаю, это особенно касается нашего времени. В столь быстро меняющемся мире,  перенасыщенном информацией,   все труднее отличать правду от вымысла.  Историки, политологи  и социальные психологи подтвердят: так уж устроено великое наше множество, что почерпнутое в газете, журнале, листовке или буклете, в телерадиоэфире и в особенности – в интернете,   становится как бы вполне достоверной информацией. Собственно, и в этом смысле можно говорить о преемственности поколений: и в доинтернетную эпоху великое множество людей не ставили под сомнения публикации СМИ. «Чем отъявленнее ложь, тем легче в неё верят!» – бросил в своё время некто Геббельс. Немцы до сих пор разводят руками, когда их спрашивают – каким-таким чином их ближайшие предки могли поверить в гитлеровский бред. Да и наши дедушки-бабушки, папы-мамы и дяди-тёти  нередко воспринимали истиной в последней инстанции то, что сегодня вызывает, в лучшем случае, недоумение. О нас с вами не говорю…

Этих самых нас с вами объединяют и разделяют по разным принципам. Серьёзным журналистам известен и такой:  население цивилизованного мира можно разделить на журналистов и тех, кто потребляет их продукцию. Одна из функций первых – добывать и распространять правдивую информацию. Правду, одну только правду и ничего, окромя правды. Но, во-первых, для этого правду нужно, как минимум, знать. Что само по себе, ясное дело, не так просто, как представляется иным наивным людям. Нередко до правды нужно докапываться. И если следователь, занимающийся профессионально примерно тем же, вооружен специальной подготовкой и хранён законом, то для журналиста-правдоискателя всё много сложнее.

Учтём ещё одно немаловажное обстоятельство. Есть такая давняя одесская максима: как ты говоришь, так ты прав. Журналист прежде всего человек, то есть  воспринимающий объективную реальность субъективно. Многие из нас стремятся донести до сограждан свою правду. Но она нередко не вполне совпадает с правдой коллег. А бывает – и вполне не совпадает.  К тому же он – как правило, нанятый работник. А найм и абсолютная личная свобода – вещи трудно совмещаемые.  Журналист   лимитирован условиями найма, а стало быть, и социального заказа. А кроме того, кто же не знает о весьма плодотворной деятельности так называемых фейковых изданий и отдельных акробатов СМИ. Эти просто специализируются на лжи, вполне намеренно и не безграмотно вводят в заблуждение массы современников.  Как при таком раскладе вещей, простому смертному  отличить правду от вымысла?

Всмотримся-вслушаемся  в слова профессора Александра Саинчина:

         «Сейчас журналистика – совсем другая, в сравнении с той, которая была 5-10 лет назад. Идет мощная генерация совершенно других журналистов. Других по реальному воспитанию и образованию, других по мироощущению, мировосприятию и миропониманию. Других по психомоторике. И сплошь и рядом – других по морали. Одно понятно, что сейчас появится две категории журналистов.  Конечно, порядочность неискоренима, поскольку заложена в толщу нашей природы, можно сказать, генетически. Но и прежде бывали времена, когда широкими шагами выходило на арену жизни уродство.  Нечто подобное невооруженным взглядом можно наблюдать  сегодня в  Российской Федерации. Пространство её СМИ  насыщена фейковыми информационными каналами, соответствующая  продукция которых льет вранье в  массы. В итоге,  даже у психически стойких людей ослабевает рассудительность. Последствия понятны…», – сказал профессор Саинчин, известный адвокат.

Адвокат и журналист, в смысле поиска правды, можно сказать – находятся в сходном положении. Сегодня в Украине, и во многих  странах, журналистам и адвокатам собственно расследование, расследование полноценное попросту не разрешено. К слову,  расследование – комплекс мероприятий,  направленных на получения необходимых данных. То есть, речь идет непосредственно о законном допуске к необходимой информации и законных действиях для ее получения. Вот и выходит:   журналисту для получения  важнейшей информации необходимо нарушать закон. А если даже «обойдётся» –  потом ломать голову над тем,  как полученные данные легализировать. Заметим,  в мире есть ряд демократических государств, где журналистское расследование в правовом поле приравнивается к уголовному и административному. Увы,   Украина пока не входит в их число.

Припомним журналистское расследование, вызвавшее к жизни так называемый  Уотергейтский скандал в США в 1972—1974 году. Он закончился – ни много, ни мало, – отставкой  тридцать седьмого  президента страны Ричарда Никсона (единственный в истории США случай, когда президент прижизненно досрочно прекратил исполнение обязанностей). А сможем ли мы забыть историю с коллегой Гангадзе. Журналистское расследование позволило   выяснить, кто причастен к этому – и концы, как говорится, повели к государственным высотам. Поминался даже… сам президент. Не потому ли журналисты не ощутили особого интереса государства к условиям их работы вообще, к их расследованиям в особенности. Увы, и у этой медали есть обратная сторона. Помянутые фейковые  «коллеги» своими пакостями сами навязывают государству необходимость ряда жестких ограничений.

Здесь мы невольно касаемся ещё одной современной проблемы: все ли журналисты – журналисты? Скажем, в Одессе издавались три большие серьёзные газеты. Сто, сто пятьдесят тысяч тираж. Формат «Правды». Многотиражки заводов и ВУЗов не в счёт. С появлением миллионного жителя появилась четвёртая газета – городская, «Вечёрка». На весь областной центр имелись одна студия ТВ и одно радио. Понятно, журналистский цех был компактен, замкнут и минимален. Новые времена исторически моментально развернули сотню изданий, радио- и телекомпаний. Вопрос: откуда вдруг взялись профессиональные квалифицированные кадры, призванные формировать умонастроения сотен тысяч сограждан и достойные такой задачи? Да, в основном – с улицы. Да и контрактная вузовская система, вроде как академически готовящая профессионалов на журфаках, породила кадровую кашу-малашу: заплати – и получай диплом…

Как сказал профессор Александр Саинчин, очень вероятно, что  в Украине примут закон о журналистской деятельности. Недавно состоялось первое чтение. Главное,  что уже можно отметить – по сути, закон позволит отделить авторитетных, талантливых и профессиональных журналистов от тех, кого ещё Антон Павлович Чехов называл газетной шушерой. Категорически утверждать что-либо  пока рано, однако ясно, грядут  большим изменениям на информационном поле Украины.

«Я уверен, что мы находимся на грани журналистского бума. И то, что сейчас правовые институты вмешиваются в жизнедеятельность журналистики, загоняя ее в правовое поле – я считаю, это хорошо», – подытожил профессор Саинчин. При его участии мы планируем держать читателей  в курсе событий этого круга.

Автор статьи: Гужва Анастасия

Leave a Reply