Забытое имя великого ученого. Памяти Якова Юльевича Бардаха

«…Многое могут рассказать о Якове Юльевиче Бардахе улицы Одессы, хотя ни одна из них его именем не названа. Улица Пастера. Здесь находится первая в России и вторая в мире бактериологическая станция, ныне Одесский научно-исследовательский институт вирусологии и эпидемиологии имени И.И. Мечникова. В свое время она была создана и работала при активном участии Я.Ю. Бардаха.

А в Валиховском переулке угол улицы Пастера беспрерывно выезжают и въезжают кареты с красным крестом, так как здесь расположена Одесская станция скорой медицинской помощи, созданная М.М. Толстым и Я.Ю. Бардахом, возглавлявшаяся Яковом Юльевичем 26 лет и носящая его имя.

Если пройти еще вперед по ул. Пастера, то о Я.Ю. Бардахе расскажет находящийся здесь бывший Императорский Новороссийский университет, ныне Одесский Национальный университет им. И.И. Мечникова, в котором Яков Юльевич основал кафедру микробиологии и в течение 34 лет преподавал курс общей микробиологии. А на ул. Мясоедовской на базе Еврейской больницы (сейчас — 1-я клиническая больница) Яков Юльевич в первые годы Советской власти создал клинический институт и был назначен его первым ректором, а через несколько лет после закрытия института создал там же институт усовершенствования врачей и тоже был назначен его первым ректором.

На ул. Канатной, в доме № 14, И.И. Мечников вместе со своими молодыми сотрудниками Я.Ю. Бардахом и Н.Ф Гамалеей открыл бактериологическую станцию, которая затем была переведена на ул. Гулевую (ныне — Л. Толстого), № 4, а в доме № 6 по той же улице Яков Юльевич прожил со своей семьей с 1903 года до конца жизни.

Но помимо улиц нашего родного города (Одесса) о Я.Ю. Бардахе могут рассказать улицы Москвы, Петербурга, Берлина, Лондона, Парижа….»

(Мальвина Владова, «Яков Юльевич Бардах,  ученый, врач, педагог, гуманист»)

Выдающийся ученый и еще более выдающийся одессит  – Яков Юльевич Бардах – никогда не праздновал день своего рождения. Ученый отличался особой скромностью, очень мало занимался своей особой, а его сын Александр Яковлевич утверждал, что не помнил случая, чтобы в доме когда-нибудь отмечали день рождения отца. Поэтому точная дата его рождения неизвестна: «где-то в декабре». Известно только, что родился он в 1857 году в Одессе, в семье не совсем обычного педагога – Юлия Мееровича Бардаха (1827-1904). Тот самостоятельно выучил древние языки, занимался переводами, публиковал филологические заметки, одним из первых ввел в одесской Талмуд-Торе преподавание еврейских предметов на русском языке, а по мере возможности заботился о дальнейшей судьбе своих учеников: определял в гимназии, устраивал стипендии в университете и т.п. Юлий Меерович был членом комитета Общества распространения просвещения среди евреев, одним из учредителей Общества учителей-евреев, цензором при Одесском цензурном комитете по еврейским сочинениям, был законоучителем в Ришельевской гимназии, и за свою педагогическую деятельность Ю.М. Бардах был возведен в потомственное почетное гражданство.

И его сын – Яков Юльевич Бардах – оказался необычным человеком: бактериолог и  микробиолог, ученик И.И. Мечникова, один из первых руководителей бактериологических станций в Одессе, приват-доцент бактериологии в Новороссийском университете и многое другое. Но обо всем по порядку.

…Юный Яков Бардах учился в одесской Ришельевской гимназии. А по окончании ее в 1875 году поступил на естественное отделение физико-математического факультета Новороссийского университета, где под руководством И.И. Мечникова прошел серьёзную биологическую школу. Он обнаружил глубокий интерес к биологии и химии и незаурядные способности ученого. За научную работу «Об оптических изомерах яблочных кислот» он был награжден золотой медалью.

Закончив университет в 1880-м году, Яков Юльевич поступил в Военно-медицинскую Академию в Петербурге – для получения медицинского образования. Из Академии был выпущен с отличием в 1883 году в звании лекаря. По возвращении в Одессу Яков Юльевич с увлечением начинает работать в крошечной лаборатории И.И. Мечникова на квартире Ильи Ильича, расположенной на улице Толстого, в доме номер 14.

Бардах Яков Юльевич

По инициативе Общества одесских врачей было решено создать в городе бактериологическую станцию. Первоначально ее целью было вакцинирование от бешенства (антирабические прививки) по методу Луи Пастера. Метод был новым, неотработанным, небезопасным и вызывал множество споров в ученом и медицинском мире. Ученика Мечникова, Н.Ф. Гамалею, откомандировали во Францию, в Пастеровский институт, чтобы он получил необходимые знания. Молодой врач вернулся домой с успехом и даже с биологическими материалами, которые предоставил коллегам французский ученый.

Вторая в мире (после Пастеровской) бактериологическая станция была открыта в Одессе 11 июня 1886 г. на средства одесского городского управления, херсонского губернского земства и частные пожертвования. Станция занималась производством антирабических прививок, приготовлением вакцины против сибирской язвы, исследованием причин чумы и других заразных болезней рогатого скота, определением первых случаев холеры, обучением земских врачей бактериологии. И.И. Мечников был ее заведующим, Н.Ф. Гамалея — товарищем заведующего, Я.Ю. Бардах — заместителем заведующего. В начале она размещалась в д. №14 по ул. Канатной, на квартире Н.Ф. Гамалеи.  Позже станция разместилась в просторном двухэтажном особняке на Гулевой улице (ныне – ул. Л. Толстого, 4). После отъезда Мечникова во Францию учреждение снова переехало – на Ямскую (ныне Новосельского, 82). Собственное здание для станции построили в 1894-1895 гг. на средства Г.Г. Маразли. Сейчас это – одно из зданий ОНМУ на Пастера, 2.

По свидетельству Н.Ф. Гамалеи, Яков Юльевич так осуществил подготовку лаборатории к работе, что уже через несколько дней по открытии там производились предохранительные прививки против бешенства. Но первая прививка в Одессе против бешенства была сделана Яковом Юльевичем самому себе, о чем свидетельствует запись в приемном журнале станции, сделанная рукой Н.Ф. Гамалеи: “1886 г., 11 июня. № 1. Бардах Яков, 28 лет, изъявил желание быть привитым первым”. Так совершенно здоровый сотрудник станции первым проверил на себе безопасность  и пользу прививки, после чего их начали делать людям, укушенным бешеными животными. До конца года прививки получил 381 человек. Причем люди приезжали в Одессу со всех концов России.

 

Бактериологическая станция

Бактериологическая станция занималась не только антирабическими прививками.  И.И. Мечников читал курсы по бактериологии и медицинской микробиологии – для земских и санитарных врачей, биологов и химиков, а на станции проводили практические занятия. Здесь велись исследования по изготовлению вакцины против сибирской язвы, по выявлению холеры, дизентерии, туберкулеза, малярии и других инфекционных заболеваний человека и животных. Эрудиция Якова Юльевича в этой области уже тогда была настолько велика, что Мечниковым ему была оказана честь ознакомить специально приехавшего в Одессу Л.С. Ценковского с новейшими бактериологическими методами, только начинавшими тогда входить в жизнь.

В 1888 году Илья Ильич Мечников решает навсегда уехать из России в Париж на работу в Пастеровский институт. Заведование бактериологической станцией передает Якову Юльевичу Бардаху, который продолжил активную деятельность учреждения – научную, практическую, педагогическую. Он написал ряд работ по вопросам иммунитета, бешенства, сибирской язвы, брюшного и возвратного тифа, методов получения антидифтерийной сыворотки. Среди других — разработка метода и получение антидифтерийной сыворотки путем иммунизации собак — независимо и до опубликования подобных работ Э. Берингом и Э. Ру. Ру в своем первом сообщении об антидифтерийной сыворотке ссылается на исследования Бардаха.

В 1889 году Я.Ю. Бардах был командирован в Берлин к профессору Р. Коху для ознакомления с только что открытым туберкулином – средством  для лечения туберкулеза. Он отнесся к этому препарату довольно скептично и, как стало ясно впоследствии, был прав: туберкулин оказался неэффективным. В 1890 году Яков Юльевич был командирован в Лондон на VII Международный конгресс по гигиене и демографии и сделал два доклада в бактериологической секции конгресса, три месяца проработал у Мечникова в Париже.

Участники бактериологической секции Гигиенического и демографического конгресса в Лондоне. Среди сфотографированных: во втором ряду в центре – И.И. Мечников, первый в третьем ряду – Я.Ю. Бардах (1891)

Основные интересы Я.Ю. Бардаха сосредоточены на теории иммунитета, исследованиях возвратного тифа и получении антидифтерийной сыворотки. Исследование дифтерита,  его лечение и профилактика легли в основу докторской диссертации Бардаха.

Между тем реакционная городская управа и особенно черносотенное градоначальство не могло мириться с тем, что во главе такого ответственного учреждения, как бактериологическая станция, стоит еврей Бардах. В 1890 году городская управа объявила конкурс на замещение должности заведующего бактериологической станцией и по этому поводу обратилась к самому Л. Пастеру за советом о кандидатуре на этот пост. Французское светило порекомендовало… доктора Бардаха – «выдающегося ученого, который заявил себя в последние годы важными научными работами и как заведующий Одесским институтом для прививок против бешенства получил прекрасные результаты…». В тех же тонах охарактеризовал молодого ученого Мечников. Но в иных случаях Европа Российской империи не указ, и в 1891 году Бардаха отстранили. По столь же веской причине его не приняли в сотрудники Института экспериментальной медицины в Петербурге… При этом Яков Юльевич получил сразу несколько приглашений на работу в заграничных институтах, в том числе и от Пастера. Это было лестно и во всех отношениях заманчиво, но Бардах не захотел жить и работать в другой стране.

Бардах не оставляет научную деятельность. Продолжив работу в Бактериологической станции частным образом, он продолжает и труд «К учению о предохранении и лечении дифтерии кровяной сывороткой искусственно невосприимчивых собак». Это была первая в России работа по серотерапии дифтерии. В январе 1893 года работа была доложена в Обществе Одесских врачей, а в 1894 году успешно защищена в качестве докторской диссертации в Московском университете. Это была первая в России работа по серотерапии.

В 1880-90-е гг. микробиология переживала расцвет. Но российское министерство просвещения отказывалось включить этот предмет в программу преподавания. По инициативе Бардаха в Новороссийском университете была учреждена доцентура по микробиологии. В 1895 г. его пригласили на должность приват-доцента физико-математического факультета Новороссийского университета. Одним из первых в России Яков Юльевич стал читать курс микробиологии на естественном отделении физико-математического факультета. Реакционная профессура Новороссийского университета чинила Бардаху всевозможные препятствия, и ему приходилось прилагать большие усилия, чтобы отстоять существование самостоятельного курса микробиологии. Только в 1922 году в Институте народного образования (университет в 1918 году был преобразован в физматин, а в 1920-м — в ИНО) была создана самостоятельная кафедра микробиологии, а Яков Юльевич Бардах был утвержден профессором этой кафедры и оставался в этой должности до дня смерти.

По отзывам его учеников и сослуживцев, Яков Юльевич был замечательным педагогом, прекрасным лектором и организатором учебного процесса. Будучи председателем предметной комиссии на биологическом факультете, он сделал очень много для повышения научного уровня лекций, практических занятий, для организации производственной практики студентов, затратил много труда для создания учебных планов, программ, принимал активное участие в работе научных студенческих кружков.

***

В 1900 году Я.Ю. Бардах был командирован университетом в Париж для работ в Пастеровском институте и для участия в международном съезде по гигиене.

Надо сказать, что весь период работы в университете Яков Юльевич ведет огромную неустанную научно-практическую работу по микробиологическому изучению одесских лиманов, соленых озер, полей орошения, по изучению и применению интенсивных способов очистки сточных вод при помощи активного ила, по изучению лечебных свойств лиманной рапы и лиманной грязи. Возникла идея возможности искусственного получения лечебной грязи. Вопрос этот был успешно разрешен в дальнейшем учеником Бардаха Л.И. Рубенчиком. Проведенная под руководством Якова Юльевича работа, а также личное его воздействие через ряд общественных и советских организаций сыграли большую роль: к 1924 году одесские поля орошения превратились во вполне благоустроенное санитарно-техническое сооружение.  В 1927 г. он был участником и председателем бюро Озерной комиссии по исследованию соленых озер Черноморского и Азовского побережий.

Будучи прекрасным лечащим врачом, Яков Юльевич имел обширную практику. В частности он был семейным врачом графа М.М. Толстого и его близких. Именно в семье Толстых зародилась в 1890 году мысль о создании в Одессе станции скорой медицинской помощи, так как одной из острых проблем в Одессе начала 20 века оставалась запоздалая медицинская помощь. Точнее, отсутствие технической возможности вовремя оказать помощь пациенту. Создание станции Михаил Михайлович Толстой поручил Якову Юльевичу Бардаху, а сам взялся полностью финансировать этот проект. 20 сентября 1903 года карета скорой помощи в городе Одесса впервые выехала к пострадавшему. За год работы станция обслужила 2400 больных. Бардах был организатором, врачом, заведующим станцией со дня основания до конца жизни – 26 лет, причем до 1917 г. исполнял эти обязанности безвозмездно. В 1912 году Одесская Станция скорой помощи получила медаль Эсмарха.

Яков Юльевич принимал также самое активное участие в работе многих городских научных обществ. На протяжении долгих лет он был председателем Одесского Общества врачей. Он был организатором и бессменным председателем Одесского терапевтического, Одесского эпидемиологического обществ, почетным членом Ленинградского микробиологического общества. Принимал участие в организации и проведении местных съездов врачей и естествоиспытателей. Выступал с докладами на заседаниях в Московском медицинском обществе, на Всеукраинском курортном совещании.

Сразу после революции, в 1920 году, в помещении Еврейской больницы на Мясоедовской (Шолом-Алейхема) Бардах организовал Клинический институт усовершенствования врачей, и был назначен его первым ректором.

В микробиологической лаборатории университета вокруг Бардаха группировалась одаренная студенческая молодежь. Многие его ученики стали выдающимися учеными: академик Д.К. Заболотный, А.М. Безредка, В.К. Стефанский, член-корреспондент АН УССР Л.И. Рубенчик, Е.С. Бурксер, Л.Б. Бухштаб, А.С. Заславский, С.З. Хаит и другие.

Яков Юльевич Бардах — автор более 40 научных работ по бешенству, дифтерии, брюшному и возвратному тифам, по микробиологии одесских лиманов и полей орошения. Известны его исследования по разработке методики изготовления туберкулина. Большое внимание уделял исследованию активной реакции клеток организма в иммуногенезе.  Некоторые из его трудов: “Исследование по дифтерии” (1884) и “Публичные лекции по бактериологии” (1896).

Доктор Бардах был очень популярен в Одессе. О нем отзывались как об удивительно открытом, сердечном человеке и прекрасном практикующем враче.

Не стало выдающегося ученого 17 июня 1929 года. Яков Юльевич Бардах был похоронен на Втором еврейском кладбище рядом с писателем Менделе Мойхер Сфорим. Но в 1977 году, решением одесского Горисполкома кладбище было разрушено. Менделе Мойхер Сфорим был перезахоронен. А могилы Бардаха более не существует…

Автор Майя Шнедович

 

Литература:
1) Бардах Яков Юлиевич. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1890—1907.
2) Статья «Яков Юльевич Бардах ученый, врач, педагог, гуманист», газета «Тиква», № 540 (45) от 08 ноября 2006.
3) Бардах Яков Юльевич, Большая медицинская энциклопедия.

4) Бардах Яков Юльевич, Одесский биографический справочник
5) Ксендзюк Ольга «Весь этот Бардах», издание «Мигдаль Times», №165-166.

6) Тульчинская В. П. Преподавание Я. Ю. Бардахом общей микробиологии (бактериологии) и его научная деятельность в Новороссийском университете, Микробиология, т. 28, № 1, с. 140, 1959.

Leave a Reply