Закон об охране информационного пространства от журналистов?

 – Знаешь, у Рабиновича дочка – проститутка.
– Так у него же сын?
– Ну, теперь это его проблемы.
(Старый одесский анекдот)

Юмор особенно необходим в сложных, драматических ситуациях. Каждый анекдот, если он настоящий, всегда ещё и притча.  Притча  же – это мудрость жизни. А мудрость жизни общество издавна стремилось воплотить в законы.

Речь в этой статье пойдёт о законе «О медиа», который пока  находится в стадии законопроекта. Поданный в Верховную Раду 27 декабря 2019 года, он уже прошёл первое чтение. В связи с его утверждением и воплощением в жизнь ожидается более жёсткая регламентация политики в отношении журналистов и СМИ, вплоть до блокировки сайтов, закрытия каналов и даже  уголовной ответственности за дезинформацию, фейки и манипуляцию общественным мнением. Что, в общем-то, прямо подсказано жизнедеятельностью некоторых СМИ, не делающей чести журналистскому  цеху  в целом.

Среди побочных продуктов наших демократических достижений даже и не очень внимательные наблюдатели числят превращение журналистского (читай – элитарного)  цеха в захламленный проходной двор.  Кто же нынче не журналист? Не отсюда ли эта тенденция: к имеющимся на сегодняшний день  реестрам адвокатов, нотариусов, судей,  теперь ещё добавить  реестр журналистов.  И для того, чтобы в него попасть, недостаточно будет раз в полгода  публиковать статью в какое-нибудь издание, не обязательно даже с регистрацией. Профессиональный статус журналиста, в случае принятия закона, должен будет подтверждаться единой пресс-картой государственного образца. При этом статус может и приостанавливаться,  или даже прекращаться вовсе – при нарушении Кодекса профессиональной этики.

Прежде  «вычислить» журналиста можно было, например, руководствуясь законом «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине» от 16 ноября 1992 года. В статье 25 этого закона (в редакции от 27 марта 2014 года) даётся определение: журналистом редакции печатного СМИ является творческий работник, который профессионально собирает, получает, создаёт и занимается подготовкой информации для печатного СМИ и действует на основании трудовых или иных договорных отношений с его редакцией, или занимается такой деятельностью, будучи уполномочен редакцией, что подтверждается редакционным удостоверением или другим документом, выданным ему редакцией этого печатного СМИ. Кроме того, согласно данной статье,  документа, профессиональная принадлежность журналиста может подтверждаться документом, выданным ему профессиональным объединением журналистов. На лицо, которому выдано редакционное удостоверение или другой документ,  подтверждающий  полномочия, предоставленные ему редакцией печатного СМИ, или его профессиональную принадлежность, распространяются права и обязанности, указанные в статье 26 этого закона.

Права и обязанности

Изменения в статью 26, в том числе изъятие некоторых пунктов из раздела «Права», вносились с 1992 года трижды: 11 мая 2004 года, 16 октября 2012 года и 27 марта2014 года. В итоге остался следующий урезанный список:

1) свободно получать, использовать, распространять (публиковать) и хранить информацию;

2) посещать государственные органы, органы местного самоуправления, а также предприятия, учреждения и организации и быть принятым их должностными лицами;

3) открыто осуществлять записи, в том числе с применением любых технических средств, за исключением случаев, предусмотренных законом;

4) на свободный доступ к статистическим данным, архивным, библиотечным и музейным фондам; ограничение этого доступа обуславливается лишь спецификой ценностей и особенными условиями их сохранности, что определяется действующим законодательством Украины;

5) по предъявлении удостоверения находиться в районе стихийного бедствия, катастроф, в местах аварий, массовых беспорядков, на митингах и демонстрациях, на территориях, где объявлено чрезвычайное положение;

6) обращаться к специалистам при проверке полученных информационных материалов;

7) распространять подготовленные им сообщения и материалы за своей подписью, под условным именем (псевдонимом) или без подписи (анонимно);

8) отказываться от публикации материала за своей подписью, если его содержание после редакционной правки противоречит личным убеждениям автора;

9) на сохранение тайны авторства и источников информации, за исключением случаев, когда эти тайны обнародованы по требованию суда.

При этом журналист обязан:

1) придерживаться программы деятельности печатного СМИ, с редакцией которого он состоит в трудовых или иных договорных отношениях, руководствоваться положениями устава редакции;

2) подавать для публикации объективную и достоверную информацию;

3) удовлетворять просьбы лиц, которые предоставляют информацию, относительно их авторства или сохранения тайны авторства;

4) отказываться от поручения (главного) редактора или редакции, если оно не может быть выполнено без нарушения закона;

5) представляться и предъявлять редакционное удостоверение или другой документ, который подтверждает его профессиональную принадлежность или полномочия, предоставленные редакцией печатного СМИ;

6) выполнять обязанности участника информационных отношений;

7) воздерживаться от распространения в коммерческих целях информационных материалов, которые содержат рекламные сведения о реквизитах производителя продукции или услуг (его адрес, контактный телефон, банковский счёт), коммерческие признаки товара или услуг и т.д.

Ответственность

Согласно закону 1992 года, журналист несёт ответственность за превышение своих прав и невыполнения обязанностей, в границах действующего законодательства. Формулировка туманна; что это значит, долгое время оставалось загадкой. В том же 1992 году был принят закон «Об информации» – в общем-то, исторически недавно, но с тех пор в него вносили изменения 6 апреля 2000 года, 7 февраля 2002 года, 3 апреля и 18 ноября 2003 года, 11 мая 2004 года, 23 июня 2005 года, 1 июля, 30 ноября и 2 декабря 2010 года, 13 января 2011 года, 9 апреля 2015 года, 2 июня и 6 декабря 2016 года и 25 апреля и 3 декабря 2019 года. Частенько, не так ли?

Закон фиксирует основные принципы информационных отношений в Украине: гарантированность права на информацию; открытость, доступность информации, свобода обмена информацией; достоверность и полнота информации; свобода выражения взглядов и убеждений; правомерность получения, использования, распространения, хранения и защиты информации; защищенность лица от вмешательства в его личную и семейную жизнь. Правомерность получения информации постановлением Конституционного суда – после «плёнок Мельниченко» и дела об убийстве Георгия Гонгадзе обрело у нас  критическое значение, поскольку «добыча информации незаконным путём не может использоваться в судебном процессе». С тех пор в журналистике обострилась борьба  за возможность законно «снимать» общественно важную  информацию – добывать её и доводить до потребителя. Актуальный законопроект меньше говорит об этом, зато предлагает достаточно чёткую разгадку загадке об ответственности журналиста.

Распространение дезинформации при условии добровольного опровержения, начиная с третьего нарушения в течение одного года, наказывается штрафом в размере 1000 минимальных зарплат (4,7 млн. гривен) за каждый случай нарушения. При этом отказ от добровольного опровержения повлечет штраф в 2000 минимальных зарплат (9,4 млн. гривен) за каждый случай. Кроме того, удаление такого материала или изменение его адреса повлечет штраф в 5 минимальных зарплат (23,6 тыс. гривен).

Систематическая массовая дезинформация о фактах, которые представляют угрозу национальной безопасности и территориальной целостности, будут наказываться штрафом от 5000 до 10000 необлагаемых минимумов или исправительными работами до 2 лет. Распространение дезинформации с использованием ботов или специально организованных фейковых аккаунтов – наказывается лишением свободы на срок от 2 до 5 лет. Финансирование массовой дезинформации также будет наказываться на срок от 2 до 5 лет. Максимальное наказание в виде тюремного заключения на срок от 5 до 7 лет предусмотрено за повторную массовую дезинформацию организованной группой, которая привела к тяжелым последствиям или нанесла материальный ущерб в крупном размере. При этом в законопроекте отмечается, что ответственность за дезинформацию предусмотрена только «на период российской агрессии, до восстановления территориальной целостности Украины». Опять-таки, туманность. Как говорится, «до греческих календ».

Защита

Коротенькая статья 43 закона 1992 года о прессе называется «Защита и охрана журналиста при выполнении служебных обязанностей». Она столь же туманно, сколь и кратко, сообщает: «Профессиональный журналист редакции при исполнении служебных обязанностей находится под её правовой и социальной защитой. Честь, достоинство, неприкосновенность журналиста охраняются законом». Каким-таким  образом редакция его может – при необходимости, – защитить?  Если же речь идёт о защите Законом – почему она гарантируется только и исключительно «при исполнении»? Разве закон не защищает журналиста, как и простых смертных граждан, круглосуточно? А в законопроекте «О медиа» государство готово взять на себя   расходы по правовой помощи в уголовных делах, связанных с журналистской деятельностью, а также обеспечивает охрану журналиста и членов его семьи в случае угрозы их жизни. Как говорится, наконец-то. Хотя и тут не вполне ясно – как именно, в случае надобности, будет осуществляться этот законный момент.

Любое СМИ после добровольной проверки может рассчитывать на получение Индекса доверия, критерии которого будет разрабатывать уполномоченный по вопросам информации. Также уполномоченный будет обращаться в суды и правоохранительные органы, если выявит признаки дезинформации. Оно бы и неплохо. Но как вы думаете – кто станет таким уполномоченным, из числа кого эти уполномоченные будут рекрутироваться?..

Реакция на проблематику этого идейно-тематического круга сегодня – самая разная. «Разработка  законов о СМИ – это инструменты сворачивания свободы слова в Украине, – сказал  председатель Национального союза журналистов Сергей Томиленко. – Эту инициативу мы считаем серьезной атакой на свободу слова и грубым вмешательством в журналистскую деятельность. Предлагаем правительству прекратить обсуждения и продвижения столь конфликтного законопроекта, который подвергается критике как украинскими журналистами, национальными медийными организациями, так и международным сообществом. Призываем журналистские и другие общественные организации не принимать участия в доработке вредного для медиа документа. Лицензирование журналистской профессии властью недопустимо. Законопроект в целом не дает эффективных инструментов борьбы с российской пропагандой и дезинформацией, а лишь усиливает давление на украинские СМИ, под прикрытием войны».

Имеются и другие, не менее острые высказывания по этому поводу. Интересно, что те полномочные представители журналистского актива, которые охотно мирились годы и годы с превращением, как уже замечено, журналистики в проходной двор, с обилием здесь совершенно случайных особей, вдруг стали проявлять высокую принципиальность при обсуждении законопроекта.

Идею разделить журналистов на «два сорта» – профессиональных и «просто журналистов» – господин Томиленко назвал «позорной и дискриминационной». Потрясающая принципиальность, не так ли? Особенно если учесть, что и сам Союз журналистов за последний период мощно расширился за счёт и тех, кого можно назвать журналистами только из большого неуважения к  нашей многотысячелетней профессии.  И по этому ужасающему поводу – что-то не слыхать никаких резких заявлений «сверху». Во всяком случае, автор  данной статьи считает вполне закономерным, хоть и несколько запаздывающим, явление разработки закона «О медиа»: это связано с подсказанной самой жизнью необходимостью подлинной защитой журналистики и журналистов, на которую, наконец-то, сподобились общество и государство.

Автор: Дарья Трусова

 

 

Leave a Reply