Жизнь и смерть профессора Варнеке

 Жизнь задает иногда загадки, разгадать которые трудновато. Человек работал на оккупантов, признан коллаборационистом, а «Краткая литературная энциклопедия» писала о нем. Не могла не писать. Величина в науке и немалая. Речь идет о профессоре Борисе Васильевиче Варнеке – крупном филологе, историке литературы и театра.

 Варнеке Борис Васильевич, 1874-1944, филолог, профессор, доктор римской словесности. Ординарный профессор –1906, с 1910 г. в Новороссийском университете. Совместно с проф. Щепкиным создали специальную высшую школу по подготовке историков. Создал и возглавил в 1924 г. научную Пушкинскую комиссию Дома ученых.

 Борис Васильевич Варнеке родился 3 июня 1874 года в Москве. После окончания Санкт-Петербургского историко-филологического института по разряду древних языков, ему было предоставлено звание учителя гимназии. Предложением Министерства Народного просвещения от 23 июня 1898 года за номером 15809 он был оставлен при институте для приготовления к магистерскому экзамену по латинскому языку и словесности. В 1899 году Борис Васильевич был назначен сверхштатным преподавателем древних языков в Петербургской гимназии.

Скуповатые строки биографии. Ничего особенного… 25 лет, помощник преподавателя… Вроде бы, и не карьера. Но дальше время понесется вскачь и карьера будет. Да еще какая!

В 1901 году, с разрешения попечителя Санкт-Петербургского учебного округа, выпущен к чтению лекций в Санкт-Петербургском Императорском Университете в звании приват-доцента по кафедре классической филологии. Немного погодя, в том же году допущен к преподаванию французского и немецкого языков.

В 1903 году Борис Васильевич защитил диссертацию «Очерки из истории Древнеримского театра» и был удостоен ученой Степени Магистра Римской словесности.

В 1904 году Борис Васильевич Варнеке утвержден в чине коллежского асессора и назначен «исправляющим должность экстраординарного профессора Казанского Университета по кафедре классической филологии».

Биография набирает обороты. Еще раз хочется вернуться к теме магистерской диссертации. Древнеримский театр. Скоро, очень скоро Борис Васильевич станет признанным и чуть ли не единственным специалистом по античному театру. Специалистом настолько уникальным, что уже в далеком тогда 1956 году, когда стали издавать восьмитомную историю зарубежного театра, она вышла вообще без раздела, посвященного античному театру. Как и не было такового! Почему? Об этом речь ниже. Потерпи, читатель, потерпи немного.

Кстати, и докторская диссертация, защищенная в 1905 году, тоже об античном театре – «Наблюдения над Древнеримской комедией». К этому времени Борис Васильевич уже секретарь историко-филологического факультета.

Доктор Римской словесности. Это уже величина! Но не предел, далеко не предел. В том же 1905 году «Энциклопедический словарь», том 1-д,  Брокгауза и Эфрона  посвящает ему довольно объемистую статью. Это в тридцать-то лет!

Дальше – должность ординарного профессора, чин статского советника, присвоенный в 1907 году, поездка за границу в 1909 году. В 1908 году закончен и вышел из печати первый том капитального труда «История русского театра» (второй том вышел в 1910 году, оба тома переизданы в 1913 году).

И, наконец, в 1910 году Борис Васильевич Варнеке перемещен ординарным профессором в Новороссийский Университет по той же кафедре классической филологии.

Итак, в 1910 году профессор Борис Васильевич Варнеке приехал в Одессу. Приехал в ореоле славы, удостоенный званий и наград. Семь лет, проведенные в Одессе до революции, были для него годами взлета, годами успеха и признания. Заслуженного, между прочим. Орденами Владимира 4-й степени, Святой Анны 2-й степени, Святого Станислава 2-й степени кого попало не награждают.

Можно смело утверждать, что октябрьская революция стала великой трагедией для профессора Бориса Васильевича Варнеке. Он и рассматривал ее, как трагедию. А в чем, чем, но в трагедиях Борис Васильевич толк знал. Но надо было жить дальше.

Современники говорят, что Борис Васильевич Варнеке был очень умным человеком. Более того, он умел ладить с властью. Любой. Даже такой презираемой, как советская. И об этом будет рассказано в свое время. А пока – снова страницы биографии. Весной 1919 года Борис Васильевич Варнеке, совместно с «красным» профессором Евгением Николаевичем Щепкиным, приступил к созданию в Одессе специальной высшей школы для подготовки историков. А что делать? Университета-то уже не было. Он был закрыт в 1920 году. Вместо Университета был образован Институт профессионального образования, а там не до классической филологии. После создания Одесского Дома ученых, Борис Васильевич Варнеке охотно стал там работать, состоя членом, а в 1925-1927 году и председателем Пушкинской комиссии. Преподавал и в Педагогическом институте.

В 1933-м году, когда вновь открыт  Университет. Борис Васильевич работал и там. Продолжилась работа совслужащего, ненавидимая и презираемая. Немногие из оставшихся его учеников рассказывают, что он демонстративно не обращал внимания на знания студентов, работая в Педагогическом институте, ставил им только хорошие отметки, какую бы чушь они не несли. Он искренне не понимал, какое отношение могут иметь бывшие рабфаковцы к истории искусства. Ему принадлежит, сказанная в кулуарах, фраза: «Что там читать быдлу?».

Еще он недолюбливал и высмеивал коллег по работе. Так, прочтя диссертацию Зои Антоновны Бориневич-Бабайцевой об Антоне Павловиче Чехове, обозвал ее «дамским рукодельем». Еще круче обошелся он с коллегой, диссертация которого по творчеству Владислава Александровича Озерова состояла из текста диссертанта и неопубликованных произведений драматурга. Разъяв во время защиты здоровенный том диссертации и держа в руках тонюсенькую тетрадку, Варнеке объявил: «Тоненькая тетрадка – это диссертация, а все остальное – Озеров!»

Но пуще всего  Варнеке не любил современный ему театр. Однажды, в 1939 году после премьеры спектакля «Много шума из ничего» («Багато галасу даремно») в Украинском театре у Бориса Васильевича спросили: «Как вам Шекспир?». Тот деланно удивился: «Шекспир? А я думал это Шкваркин!».

И при этом продолжал научную деятельность. За период с 1903 по 1940-й год написал более 150 работ по истории Греческой и Римской культуры. В основном, по античному театру. Вообще, в то время Борис Васильевич Варнеке стал крупнейшим специалистом в области античного театра. Собственно, единственным!

Так и жил до войны. Ненавидел строй, в котором вынужден жить, презирал студентов и коллег, писал монументальные труды. И… ладил с властями. Настолько, что его миновали всяческие репрессии, а в 1941-м году удостоили звания «Заслуженный деятель науки УССР».

Началась война. В эвакуацию Борис Васильевич Варнеке не уехал. Напротив, охотно стал сотрудничать с новой властью. Преподавание в Университете? Пожалуйста! Выступления в прессе? Охотно! Особо следует отметить его интервью некоему Базарову, опубликованному в газете «Молва»… Там сказано следующее: «С коммунистами мне все время было не по пути. … Более 20 лет коммунисты отравляли сознание народа нелепостями, от которых нужно освобождаться.  … Я и многие мои коллеги с большой охотой выступим с лекциями на нужные темы перед любой аудиторией». Впоследствии Борис Васильевич говорил, что это интервью было искажено, что он дал его под давлением… Но обратимся к свидетелям. Во П-м томе «Одесского мартиролога» приведена цитата из показаний свидетеля П. по делу Бориса Васильевича Варнеке: «С первых дней оккупации стал на путь румынской ориентации. … все знали его недоброжелательное отношение к профессорско-преподавательскому составу и советскому строю, но открыто свои мысли он не выражал».

Из воспоминаний Саула Яковлевича Борового: «Одна группа (среди них был профессор Б.В.Варнеке, крупный филолог-классик и историк античного и русского театра) стала  безоговорочно на нацистские позиции, принимала полностью расистскую идеологию и практику…».

К сожалению, это действительно так.

Вот еще воспоминания человека, общавшегося с Борисом Васильевичем Варнеке в оккупации.

«Сразу убеждаюсь, что В. и группирующиеся вокруг него люди верят в то, что новая власть пришла всерьез и надолго, работать с нею надо не за страх, а за совесть….».

Так пишет Андрей Владимирович Недзведский, будущий профессор Одесского государственного Университета им. И.И. Мечникова.

В 1944 году, после освобождения Одессы, Борис Васильевич Варнеке был  арестован. Впрочем, не он один. Целая плеяда выдающихся ученых, имевших несчастье остаться в оккупации, оказалась в застенках НКВД. Ввиду важности инкриминируемых обвинений, Борис Васильевич Варнеке был этапирован в Киев. На допросах все отрицал. Какие это были допросы – можно только догадываться. 31 июля 1944-го года, не выдержав заключения, он умер в тюрьме.

Сейчас, когда коммунистическая идеология и советский строй остались в прошлом, трудно объективно судить о вине профессора Бориса Васильевича Варнеке перед страной. Да и зачем? Он искупил все страданием и смертью своей.

Великий Александр Сергеевич Пушкин писал, что гений и злодейство несовместимы. Александр Сергеевич был добр и в чем-то наивен. История показала, что это не так, что существуют гениальные злодеи и злые гении. Впрочем, Борис Васильевич Варнеке гением не был. Талантом? Да, безусловно! Не был он и злодеем. Злым? Конечно! Он совершал научные подвиги и совмещал их с поступками, мягко говоря,  некрасивыми. Но свой след в науке, в истории нашего города оставил.

 

Автор – писатель Александр Бирштейн

Александр БИРШТЕЙН, писатель, поэт и драматург. Из плеяды младших шестидесятников, юных одесских литстудийцев. Родился в 1946 году в Одессе, где живёт и ныне. После окончания института служил в Советской армии, офицер. Начал работать в хельсинкской группе, руководимой в Одессе Вячеславом Игруновым. Работал в НИИ, на газопроводах, в группе по комплексному их обследованию. Объездил всю страну. Бывал и бывает за рубежем.
Стихи писал с детства. В 1997 году начал писать прозу. Первая повесть “Полубомж” была опубликована в Чикаго, в еженедельнике “7 дней” . Тремя годами позже она вышла и в Украине и за нее в 2003 году автор был удостоен премии им. Паустовского. За повесть “Коллекционер” получил первую премию на конкурсе “Сетевой Дюк” (последнем). Печатался в Украине, России, США, Израиле, Германии, Молдавии и других странах – в журналах “Крещатик”, “Октябрь”, “Радуга”, “Мигдаль”, “Мория”, “Фонтан” и многих других.
В последние годы пополняет свой цикл рассказов о маленьком одесском дворе. Часть из них вошла в книги. Первая книга рассказов “Одесса, Жуковского…” вышла в Липецке, вторая – в Одессе. Книги А. Бирштейна издавались в Москве и в Одессе. В портфеле редакции нашего Вестника – несколько его произведений.

Leave a Reply