Знаменитый одессит

Эксклюзивное интервью с художественным руководителем мультимедийного проекта «Пантеон Одессы» – Евгением Жениным.

Евгения Женина хорошо знают далеко за пределами Одессы и страны – как киноведа, сценариста, художественного руководителя ряда международных арт-проектов, члена Правления Национального Союза Кинематографистов Украины, почетного работника культуры Украины, лауреата Гран-При Международной ассоциации деятелей искусств и крупных профессиональных премий Германии, Италии и США. 2021 год для него начался с приятного сюрприза: он был удостоен сразу двух наград.

Евгений Зусьевич, начало года для Вас ознаменовалось присвоением звания «Заслуженный деятель искусств мира». Расскажите, пожалуйста, читателям нашего «Вестника», которые наверняка присоединяются к нашим поздравлениям – несколько слов об этой награде, её статусе.

Вы знаете, для меня это было абсолютной неожиданностью. Сообщили мне об этом после того, как была соответствующая публикация, которую я не видел. И, как ни парадоксально, сообщили мне из Нью-Йорка, а следом из Хайфы. Существует Международная Академия ЛИК – немецко-итальянская академия литературы, искусства и коммуникаций, штаб-квартира находится во Франкфурте (Германия). В 2017-м году, четыре года назад, я был удостоен приема в нее в качестве действительного члена этой Академии. А вот сейчас мне сообщили о присуждении почетного звания «Honorary arts worker of the World» («Заслуженный деятель искусств Мира») и прислали диплом. Подробностей каких-то не расскажу, поскольку большей информацией сам не владею. Единственное, что могу сказать, в отличие от официальных почётных званий Украины, которые дают право на прибавку к зарплате и пенсии, эта награда никаких финансовых привилегий не дает. Но сам по себе тот факт, что в Германии и Италии высоко оценили – приятный, конечно.

С какого года присуждается эта награда и кто из известных личностей был ее уже удостоен?

Присуждается она, начиная с конца 2020 года. Из тех, кто получил ее, могу назвать точно одного человека, которого я с этим поздравлял перед Новым годом – Анатолия Фрадиса, известного голливудского кинопродюсера, моего школьного однокашника, с которым мы дружны с 9-го класса средней школы, с 1964 года. Кстати, когда проводили Первый фестиваль украинского кино в Голливуде в 2015-м году, Анатолий был его инициатором и президентом, а я – непосредственным участником.

А еще Вы удостоены Гран-При Международной ассоциации деятелей литературы и искусства GLORIA 2020 года за мультимедийный проект «Пантеон Одессы» — десятисерийный фильм и одноименную книгу об известных одесситах, похороненных на Втором христианском кладбище, оставивших свой след не только в истории города, но и в умах и сердцах его жителей. Насколько мне известно, это была совместная работа с кинорежиссёром и соавтором проекта Игорем Козловым-Петровским и историком-краеведом Валерием Шерстобитовым. Расскажите, пожалуйста, об этой работе.

Игорь Козлов-Петровский – одесский режиссёр, с которым мы дружны миллион лет, как говорится. Я был у него редактором, начиная с его самого первого фильма «Чтоб на нас напали деньги» снятого в 1992-м году – это картина, которую безумно ругали все критики, соревнуюсь между собой, кто больше на неё выльет грязи. А между тем, дебютный полнометражный фильм Игоря побил все рекорды по кассовым сборам. Сие хотя и не значит, что это крупное произведение искусства, но… факт остается фактом. Перед этим у Игоря были клипы – знаменитый «Агицын паровоз. 7:40», который по сей день пользуется успехом, и другие. Козлов-Петровский сделал множество полнометражных художественных фильмов, разного уровня, разной степени достоинства. Так получилось, что мы не только с ним дружны, но и очень плотно работали на всех его полнометражных картинах без исключения.

Игорь всегда загорается новыми идеями. Он умеет из ничего придумать что-то, сугубо по-одесски. Однажды ему пришла в голову идея: снять маленькие сюжеты о нескольких людях, которые похоронены на Втором христианском кладбище. Он идеей поделился, мы стали разговаривать на сей счёт, и возникла мысль о том, чтобы сделать хотя бы пару телевизионных выпусков по 10-20 минут. Поначалу мы полагали: вот если будет парочка выпусков – это нормально. Стали думать о том, кто же должен и по какому принципу попадать в эту ленту из героев – то-есть, людей, так или иначе оставивших яркий след в одесской истории. Решили действовать таким образом, чтобы вспомнить и врачей, и учёных, и военных, и политических деятелей, и деятелей литературы и искусства, ведь речь идет об Одессе. Одесса же – совершенно уникальный город, действительно родина несметного числа легендарных людей. И после этого, когда идея была обговорена и сформирована, Игорь основательно знакомился со списками тех, кто похоронен на Втором христианском кладбище. Он привлёк к работе историка-краеведа, автора целого ряда книг по истории Одессы – Валерия Шерстобитова, и мы приступили к съемкам. Сделали один выпуск, но оставались ещё имена. Сделали ещё один выпуск, но оставались ещё имена. И вот так, мало-помалу, вышло 10 выпусков.

Причем, о людях, сравнительно недавно ставших одесской легендой, рассказывали те, кто их хорошо знал. К примеру: миссию говорить о людях, связанных с музыкой, взяли на себя Галина Анатольевна Поливанова, светлая ей память, – потрясающий, легендарный человек в одесской истории сама по себе, и профессор консерватории – основатель и глава Миссии Давида Ойстраха и Святослава Рихтера Юрий Борисович Дикий; что касается киношных и театральных людей – ими, было решено, займусь я; о Михаиле Григорьевиче Водяном рассказывали нынешние легенды Одессы, народные артисты Украины – Виктория Фролова, Владимир Фролов и Николай Завгородний – люди, которые много лет с Водяным работали и были с ним непосредственно связаны, в чем-то, естественно, у него учились и это было, что называется, тоже «из первых рук»; где речь шла о других людях – подключали работников библиотек, историков, краеведов, экскурсоводов. Каждый из рассказчиков был интересен сам по себе. По такому принципу строилось повествование о тех, кому было суждено стать героями «Пантеона Одессы».

Действительно: получился Пантеон. Я не хочу хвалить или ругать, есть минусы. Естественно, что мы с Игорем Козловым-Петровским лучше других знаем, где не дотянули, прокололись, что можно было сделать лучше, это все понятно. Тем не менее, мне кажется, что сам по себе факт того, что получился такой достаточно большой проект, наверное, в истории Одессы как-то должен сказаться – это ведь своего рода новая летопись одесских легенд.

Что все-таки послужило предпосылкой для создания проекта, должно же было что-то произойти, что послужило началом движения в этом направлении?

Ответ, может быть, покажется несколько парадоксальным. У Игоря Козлова-Петровского всегда возникает масса идей, совершенно неожиданных. Зачастую идеи, на мой взгляд, бывают утопические. В данном же конкретном случае, когда мне Козлов заговорил об идее готовить такого рода программы – это меня заинтересовало не только само по себе, но ещё и потому, что… был предыдущий опыт подобного рода, предпринятый в свое время в организации, которую я очень не люблю – я говорю о Всемирном клубе одесситов. Много лет назад там издали диск «Они оставили свой след в истории Одессы» – о легендарных, великих, уникальных людях. Но мне лично, это моя субъективная точка зрения, я её не навязываю – безумно не понравилось, как это было реализовано. Не что сделали, а как это сделали. Потому что рассказ о легендарных одесситах сухим языком бездарного газетного, репортёра, как там выглядело чаще всего, у меня вызывал отторжение. Хотелось доказать и себе самому, и другим, что можно сделать иначе, и привлечь внимание к этой теме гораздо более широкого круга людей, чем привлёк к себе диск «Они оставили свой след в истории Одессы». Как говорится: «нашла коса на камень», искра была высечена и из-за этого столкновения. Что называется «завелись» и Игорь Козлов-Петровский, и я. И невзирая на далеко не молодой наш возраст – «завелись» серьезно, захотели сделать так, чтобы было не стыдно. Вот, собственно, как это начиналось.

Евгений Зусьевич, несколько слов об одноименной книге «Пантеон Одессы». Как она появилась? И как, по Вашему мнению, выпуск книги повлиял на сам проект?

Когда были сделаны 10 выпусков, о которых я говорил, возникла мысль перевести все и на бумагу, в печатный вариант. И был издан том, целый фолиант – «Пантеон Одессы», где те самые экранные герои представлены уже в описании. По примеру того, как издают книги после выхода популярного фильма, когда хочется сохранить и потом просто прочитать – это уже не просто сценарий, а запись фильма. Примерно такая же запись фильма – книга «Пантеон Одессы», там те самые фонограммы, которые звучали в фильме, рассказы одесситов о своих легендарных предках- земляках – все переведено в традиционный книжный формат.

Насколько я в курсе, тираж книги расходился достаточно успешно. Заказы были практически со всех континентов планеты, это не преувеличение. На сегодняшний день, насколько мне известно, пока ещё не все заявки на книгу удовлетворены. Но так или иначе, «Пантеон Одессы» как мультимедийный проект обрел собственное место в одесской истории. И вот В Германии подводили итоги года, а там каждый год называют лучшие работы, отмеченные в рамках Фестиваля искусств имени де Ришелье, где участники, авторы этих работ – из Америки, Китая, Японии, Канады, Франции, Италии, Испании, Германии, Греции, Австралии, Украины – откуда угодно. Вот в одной из номинаций этого фестиваля Гран-При за создание мультимедийного проекта «Пантеон Одессы» присудили триумвирату: режиссеру Игорю Козлову-Петровскому, историку-краеведу Валерию Шерстобитову и художественному руководителю проекта – вашему покорному слуге.

Были ли моменты, которые Вы решили по каким-то причинам не включать в этот цикл передач, и почему?

Были такие моменты, которые мы собирались включать изначально в фильм, а потом отказались от этой идеи. Потому что стали создавать отдельные, другие, целые фильмы. Например, фильм о династии одесских Толстых. Вот мы знаем красавец Дом ученых на Сабанеевом мосту – это особняк графа Толстого. У графа Толстого была уникальная, невероятная судьба, заслуживающая огромного внимания и пристального интереса. В итоге получился отдельный фильм о династии Толстых.

Сейчас мы с вами общаемся, а в эти дни готовятся к запуску сразу две работы. Одна посвящена истории появления оперы композитора Николая Николаевича Аркаса по поэме Тараса Григорьевича Шевченко «Катерина» (Примечание. Первая украинская лирическая народно-бытовая опера), которая сейчас значится в репертуаре Одесского оперного театра. Другая работа, которую готовит Игорь Козлов-Петровский – история создания и сохранения Одесского зоопарка, рассказ о человеке, спасавшем его во время Второй мировой войны. Пока не будем уточнять детали…

Если можно немного подробнее об источниках информации, которую вы освещаете в цикле передач «Пантеон Одессы». Потому что рассказывать о героях, с кем лично общались люди о них повествующие – одно, а рассказывать сегодня о легендарных одесситах далекого прошлого – несколько иное.

Говоря о тех, кто давно ушел из жизни, использовали историческую литературу, но не просто прочитанную Игорем Козловым-Петровским, мною или ещё кем-то, а отобранную и рекомендованную профессиональными историками, краеведами, библиографами. Большую помощь оказали сотрудники Одесской национальной научной библиотеки.

Нынешнем языком говоря, у нас был своеобразный кастинг: о ком из легендарных людей рассказывать в программах нашего цикла. Приходилось действительно отсеивать, выбирать: кто ярче, более интересен, значителен. И вот как сейчас бы сказали, в результате такого кастинга выбирали, о ком именно и что именно говорить. И если уже кого-то определяли, вносили в список, что о нём будет рассказываться – то искали максимум информации. Что-то было известное. Что-то было малоизвестное. Иногда возникала и вправду уникальная информация, к чему поначалу мы не были готовы… по-всякому, бывало. Но когда речь шла о людях, давно ушедших из жизни, то в первую очередь, конечно, помогали специалисты-историки.

Пушкин сказал: «Два чувства дивно близки нам – В них обретает сердце пищу – Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам…». Как вы считаете, отношение к этим самым гробам – может служить критерием оценки нашей цивилизованности?

Ну, с Пушкиным не поспоришь. Я не возьму на себя смелость давать оценку в целом тому, как содержат кладбище, и как содержат могилы. Я не знаю всех тонкостей, деталей и проблем тех, кто там работает. Поэтому я понимаю, что не могу быть объективен. Но, с одной стороны, тот факт, что даже во время работы над выпусками «Пантеона Одессы» чьи-то могилы были приведены в порядок, наверное, говорит сам за себя. C другой стороны, если вы спросили о культуре – может быть, в силу возраста, я более чем скептически настроен в этом плане. Потому что сегодняшнее общее состояние культуры и внимание к проблемам культуры и искусства не только в Одессе и в Украине – меня настраивает на более чем грустный лад. Когда я вижу часто то, что выходит на экран, что пишут и как пишут, что порою ставится на театральной сцене, и то, что выдается за произведения живописи… Наряду с яркими, действительно значительными явлениями – увы столько барахла, недостойного внимания, даже откровенно позорного… Становится жутко, и в результате – говорить сегодня о культуре достаточно проблематично. Так мне кажется. Очень грустно и горько это осознавать, но факт остается фактом. Собственно, вот вам пример, не анекдот, а реальный случай, запись гуляет в Интернете: девушке, которая завоевала первенство на конкурсе красоты, задают вопрос – «Скажите пожалуйста, какое было отчество у Александра Сергеевича Пушкина?» И следует ответ: «Ой, я не знаю. Нам говорили, но я забыла». Жутко, но это же очень показательный пример!

Евгений Зусьевич, в Одессе ведь известные люди похоронены не только на Втором христианском кладбище. А ещё есть – Первое, Второе, Третье еврейское; Первое христианское; Воскресенское; Спасо-Преображенский собор, где похоронены Воронцов Михаил Семёнович и Воронцова Елизавета Ксаверьевна… Планируете ли делать программы о них?

Этот вопрос витал в воздухе с самого начала, планы у Игоря Козлова-Петровского – наполеоновские, амбициозные. Идеи есть. Варианты есть. Все на сегодняшний день упирается в самую простую вещь. В деньги. Поскольку все эти работы делаются на общественных началах, потому что нормальные деньги на создание подобных проектов никто не выделяет. Поэтому и делается все полулюбительским образом. Не столько с точки зрения качества, сколько с точки зрения технического и производственного обеспечения, скажем так, делается все на голом энтузиазме.

Вот если только удалось бы найти меценатов, спонсоров, заинтересованных лиц, которые так или иначе вложились бы деньгами на продолжение этих фильмов. Естественно, стало бы возможным куда больше сказать, куда больше легендарных людей представить… Желание есть. Идеи есть. Видение, как это надо делать, есть. А реальных возможностей производственных технических на сегодняшний день, нет.

Но ведь и на других кладбищах точно также покоятся не менее легендарные люди, например Анатолий Григорьевич Баканурский – потрясающий человек, академик, доктор искусствоведения, по его учебникам сегодня изучают историю и теорию театра в Российской Академии Театрального Искусства РАТИ-ГИТИС (Москва) и в Сорбонне (Франция), он на Таировском кладбище. А на Еврейском кладбище (ул. Химическая) похоронен Юлий Аркадьевич Гальперин – член Парижской академии живописи, народный художник Украины, выдающийся, уникальный, творческий человек. Везде кто-то безоговорочно заслуживает уважения, внимания и памяти. Вопрос лишь в том, как говорится: чтобы до этого не только идеи дошли, но и руки дошли, те руки, в которых будет необходимая техника, возможности по всем производственным направлениям, и это будет сделано. Мы определили для начала Второе кладбище потому, что в силу ряда причин здесь удавалось обойтись минимумом средств.

И последний вопрос: расскажите о Ваших творческих планах на 2021 год.

Ой, ну что вам сказать, учитывая мой возраст, хочется для начала хотя бы просто дождаться ещё и 2022 года. Минувшей осенью я собирался на один фестиваль, где должен был работать в составе жюри, но его отменили из-за пандемии. Дай бог, весной этот фестиваль состоится, и, если ничего не помешает, очень хочу туда попасть.

Я вам говорил, что Игорь Козлов-Петровский сейчас собирается делать два новых фильма, и как я понимаю, я от него традиционно никуда не денусь. Кстати, одна из этих картин, посвященная композитору Николаю Николаевичу Аркасу будет создаваться совместно с нашим Оперным театром и Одесской киностудией и выйдет под маркой киностудии. Насколько понимаю, мне тоже там предстоит быть занятым. Есть идеи, связанные с театрами, но пока не буду говорить, чтобы как говорится, не сглазить.

 

Автор Виктория Флинт

 

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply