Кадр за кадром…

Эксклюзивное интервью с Евгением Жениным

 Одесское кино в лучших своих проявлениях, при участии хороших сценаристов, режиссёров, актёров, операторов, художников и других профессионалов, сыграло заметную роль в культуре СССР. На тот период пришелся расцвет отечественного киноискусства. Подробнее об истории одесского кинематографа, читатель может ознакомиться в предыдущей статье «Важнейшее из всех искусств…»

Последовательная, хотя и не бесспорная с позиций нашего дня, идейность содержания, яркое воплощение, творческая вдумчивость, и хорошая актерская игра – все это заслуженно высоко ценится и сегодня в лучших фильмах Одесской киностудии. С этой точки зрения интересен был для меня разговор с Евгением Жениным.

Евгений Женин

Однажды Евгений Зусьевич создал авторскую гастрольную программу «Неизвестное одесское кино». Премьера состоялась в сентябре 2006 г. в Нью-Йорке, в зале Миллениум, в рамках «Дней Одессы» в США, где Евгению Женину был вручен Диплом о присвоении ему почетного титула «Одессит года-2006».

Часть 2

Что можно сказать о своеобразии киношной Одессы – в контексте европейского и мирового кинематографа?

— Я не стану говорить, чем одесское кино отличается от европейского и мирового. Я скажу иначе: что роднит одесское кино с лучшими образцами европейского и мирового кинематографа. Считаю это более целесообразно. Потому что, на мой взгляд, важно и существенно говорить не о том, что мы ТАКИЕ, и поэтому весь мир на нас равняется. А гораздо логичнее говорить о том, что мы вписываемся в мировую структуру и чувствуем себя в ней на равных, на уровне лучших образцов.

И вот с этих позиций, как мне представляется, легкость и шарм одесского кино могут быть близки французам. Естественность и органичность одесского кино я сравнил бы с классикой итальянского неореализма. Одесса и Неаполь между собой очень похожи: по характеру, по людям, по солнцу, по настроению и даже, извините, по криминалу.

В контексте мирового кино, слава Богу многие наши мастера освоили одновременно и классический опыт психологического, сердечного, доброго, гуманистического, отечественного искусства. Я говорю, в первую очередь, о фильмах Петра Ефимовича Тодоровского, каждый из которых пронзает сердце — «Верность», «Городской романс», «Военно-полевой романс». Или у Марлена Мартыновича Хуциева «Весна на Заречной улице» — обыкновенная история любви рабочего парня и учительницы, а она и по сей день актуальна. У Георгия Эмильевича Юнгвальд-Хилькевича «Д’Артаньян и три мушкетёра» — картина сделана в каноническом французском духе с лёгким обаятельным шармом Франции. И вот эта легкость, эта ирония, эта шутка, это готовность постоянно пребывать в хорошем настроении — французская манера.

И неожиданное для вас, вы помните «Место встречи изменить нельзя», почему картина имела такой головокружительный успех? Почему успех этот присутствует по сей день? Это вопрос сугубо киноведческий, а я вам сейчас очень просто на него отвечу. По той простой причине, что именно в этой картине Станислав Говорухин неукоснительно выдержал жесточайшее каноны лучших, пусть даже кто-то скажет — железобетонных конструкций американских сценарных схем. Он очень точно следовал законам жанра, не отклонялся в сторону. И там, где должен был быть сюжетный поворот, и интрига чуть ли не переламывает ход действия — он это делал. Там, где должно быть некоторое успокоение перед следующим взрывом, он это делал. И таким образом, успех фильма «Место встречи изменить нельзя» или как называлась картина в рабочем варианте «Эра милосердия» был связан именно с тем, что по лучшим американским канонам, по железным сценарным законам она была сделана. Потому что по другим направлениям были минусы, но к счастью, эти минусы зритель не увидел, а увидел то, что выделяло картину именно в положительном и привлекательном плане

Еще одно очень существенное обстоятельство. Мы говорили о том, что собой представляла Одесса в плане кинематографа. В Советском Союзе начали делать телевизионное кино, по заказу Центрального телевидения, в «Останкино». Но в дальнейшем большую часть телевизионных картин делали в Одессе. Начиная с «Комиссара Берлаха», начиная с других телефильмов, подавляющее большинство делали у нас. Потому что заказчики на Гостелерадио в «Останкино» четко знали, если делать в Одессе — будут знаменитые артисты, будет легкость, будет эффект, будут многие вещи, такие как на грани фола идеологического, но не переходящие эту грань, зато привлекающие зрителя. Это «Приключения Электроника», «Чародеи», «Цыган», «Д’Артаньян и три мушкетера» и «Место встречи изменить нельзя», это все телевизионные картины. И они делались режиссерами, которые в процессе подготовки к съемкам (открываю вам секрет), ехали в Белые Столбы, в Госфильмофонд СССР, где в закрытом режиме осматривали лучшие западные образцы фильмов каждого из этих жанров, вот что происходило. Поэтому вписываться в мировую кинокультуру Одессе всегда удавалось достойно и здорово.

Кино исторически быстро стало индустрией. Касается сие и нашей Одесской киностудии: были годы, когда отсюда выходили и разлетались по стране до пятнадцати художественных фильмов в год. Не считая так называемых заказных и короткометражных. При таком «вале» едва ли все ленты могли быть одинаково удачными. Какие кинофильмы этого периода вы считаете по-настоящему яркими, талантливыми, достойными вершинами этого «хребта»? И какие, если можно – наоборот?

— Как вам сказать… Давайте говорить уже тогда математически точно. Студия по своим техническим мощностям была рассчитана на производство 4-5 фильмов в год. А к началу девяностых годов, в пересчете на единицы — если брать телевизионные картины и переводить количество серий — считать единицей серию, доходило до 50! Студия киевская, имени Довженко, которая была рассчитана на производство 25 фильмов год, а технические мощности у нее были такие, что нам никогда в жизни не снились. Там потрясающая и техника, и оборудование, и финансирование – там было всё изумительно. И вот говорили, что студия им. Довженко делает не менее одного классного фильма в 10-15 лет, а Одесская киностудия, у которой мощности были намного ниже и возможности были значительно более жёсткие, делала не менее 1-2 изумительных фильмов ежегодно.

И если студия выпускала и 15, и 20, и 25, а концу и до 50 фильмов, конечно были проходные, неудачные картины, это естественно, это нормально. Горы разделяются пропастями. Но трудно назвать год, когда сразу бы одна или несколько картин не прогремели. Тут я вам навскидку приведу пример, 1979 год — я вам называю только два фильма выпущенные в 1979 году, не упоминая остальных — «Место встречи изменить нельзя» и «Д’Артаньян и три мушкетёра». И любой другой год, который возьмете – чуть ли не то же самое — не две, так одна, не две так три картины, но без классного фильма года не было.

А что касается индустрии, да, кино – это индустрия. Если художник, чтобы написать картину, должен купить себе кисти и краски и уединиться, в крайнем случае, он ещё может позвать модель, которая будет ему позировать, то в кино это невозможно. И не случайно существует термин «кинопроизводство» — съемочный процесс по тем временам, это группа порядка 60-70 человек: творческие сотрудники, и первое звено, и второе звено, и технический персонал, и обслуга. Это огромное производство, которое существует по законам производства: есть план, существуют сроки, сметы и свести всё это не просто. И кстати, первой в Советском Союзе киностудия которая, как говорится, по собственному желанию ушла от государственного финансирования, полностью перешла на хозрасчет, на самофинансирование — это была Одесская киностудия. А что такое перейти на самофинансирование и при этом получать еще и хорошую прибыль? В кино это возможно только в том случае, когда если зритель смотрит, если зритель голосует своими деньгами за билеты, иначе провал. Мало того, что Одесская киностудия была первой, которая перешла в кинопроизводстве на самофинансирование, она ещё в этом отношении помогала и белорусам, и грузинам, и азербайджанцам, и целому ряду других студий. Так или иначе, здесь это умели и знали, как делать. Индустрия здесь действительно существовала, здесь были блистательные профессиональные кадры, здесь были уникальные специалисты. Но прошло время… как говорят: иных уж нет, а те далече.

Тем не менее, слава Богу ещё и сегодня жив, здоров, хотя не всегда себя хорошо чувствует, легендарный оператор комбинированных съемок Всеволод Владимирович Шлемов, автор знаменитой эмблемы «Бригантинки». Не так давно отметили «почтенные юбилеи» старейшие режиссеры кино, театра и ТВ – Елена Петровна Жекова и Люция Александровна Глипко-Долинская. Виллен Захарович Новак, мэтр, корифей, один из крупнейших мастеров страны – буквально только-только приступил к новому фильму.

— Поколения наших кинозрителей считали знаменитых актёров экрана чуть ли не своими личными кумирами, во многом копировали их, усваивали речевые характеристики. Их фото в будках «Союзпечати» были нарасхват. Вы могли бы назвать своих любимых киноактёров прошлого, повлиявших и на ваш жизненный выбор, и на вашу жизнь вообще? И кто из современных актёров, можно сказать, принял эту эстафету?

— Вопрос понял. Ответ будет неожиданным. Вы абсолютно правильно и точно сказали, действительно многие из поколения моих сверстников покупали фотографии и брали себе за образец, и стремились походить на актеров. Среди тех, о ком в данном случае идет речь, была и моя жена, которая в юности и в молодости этим очень увлекалась. Почему ответ будет неожиданным? Дело в том, что я никогда не относился к тем, кто собирал фотографии актеров. А придя в кино, я привык к тому, что актеры, это те же люди, с которыми просто работаешь, общаешься. И не думаешь о том, что это звезды, не думаешь, что на них надо походить или их надо запоминать. Это просто друзья, просто приятели, просто люди, с которыми повседневно работаешь бок о бок и делаешь одно дело. Были и большие друзья. Мы были очень дружны с Наташенькой Гундаревой, которую я обожал, считал, что она была феноменальной актрисой.

Наталья Гундарева

Я никогда в жизни не забуду, это было еще до моего прихода в кино, когда я учился в Москве. Уже тогда мне довелось очень много и вплотную близко общаться, и часто встречаться, она меня чаем поила и обедами кормила, кто бы вы думали? Фаина Георгиевна Раневская, так «на минуточку».

Фаина Раневская

Потом среди тех, с кем складывались потрясающие добрые отношения — светлой памяти Всеволод Дмитриевич Сафонов, он и его жена Эльза Леждей (Элла Ивановна) я их называл «дядя Севочка» и «тетя Элла», они ко мне относились, как к сыну. Мне посчастливилось много общаться с Донатасом Юозовичем Банионисом.

Донатас Банионис

Со многими актерами сталкивались в работе над картинами. Вот вам пример, в 1978 году у нас делали картину — «Забудьте слово «смерть»». Это был первый широкоформатный вестерн, и мы на этой картине очень подружились с молодым актером, который исполнял главную роль. Эта дружба продлилась 34 года. Я вам назову его имя чуть позже. Несколько лет назад в Голливуде, когда мы были на фестивале украинского кино, ко мне подошел какой-то парень и сказал: — Вы Евгений Женин, я Вас знаю. Мне про Вас дедушка рассказывал. Вы с ним дружили — я говорю: А кто дедушка? — а это и был вот тот самый человек, которого я только что упомянул, мы подружились на картине «Забудьте слово «смерть»» — Богдан Ступка. Дружили с ним до его последних дней….

Богдан Ступка

Я не относился к тем, кто считал, что надо брать пример именно с артиста — просто всегда считал, что надо брать пример с профессионалов в любом деле. Для меня кумирами в молодости были Жан Габен, Николай Черкасов, вот такого калибра мэтры и корифеи. Когда-то в 1988 году в Одессе, меня попросили провести экскурсию по теме «Одесса кинематографическая», для Марчелло Мастроянни, и он меня заставил пить с ним шампанское (а я терпеть не могу шампанское) на брудершафт — это не анекдот, и не байка для рассказа со сцены — это факт. Так или иначе, жизнь сводила с очень многими.

Марчелло Мастроянни

И если говорить, кто сегодня принимает эстафету, вы знаете – я вам не скажу. Потому что ни второго Михаила Александровича Ульянова, ни второго Сережки Иванова, ни второго Николая Григорьевича Гринько, ни второй Наташеньки Гундаревой, такого калибра актеров молодых сегодня нет. О Богдане Ступке я не говорю вообще. Богдан Ступка — явление непостижимое, уникальное, единственное, отдельный космос. Понимаете? А те, кого называют мега-звездами сериалов… Я не стану употреблять ненормативной лексики, я бы многих нынешних актёров назвал не звездами, а… Вы меня понимаете. И соответственно, многие сегодняшние фильмы, увы такого же пошиба. И то что сегодня происходит зачастую на фестивалях, это вызывает даже не возмущение, а откровенный стыд.

Да, сегодня есть молодые и талантливые актеры, скажем Ирма Витовская и Римма Зюбина, но, во-первых, таких очень немного. Активно снимается в Одессе Саша Суворов из Русского театра, Сергей Фролов. талантливые хорошие ребята, но им уже не 20, и не 30, и не 40. Это уже не молодежь. Да, слава Богу, они есть. А где молодежь? Я не знаю и не вижу. С кого бы сегодня брать пример, сказать откровенно, я затрудняюсь.

У Вас, как уже сказано, в числе других циклов, была авторская гастрольная программа «Неизвестное одесское кино». Могли бы вы рассказать подробнее об этом цикле? О каких фильмах он поведал миру?

— Да, конечно. Почему неизвестное, когда вроде бы кино выходит на экраны и его все знают? А вы понимаете, что получается. Я вам сейчас о нескольких картинах расскажу, и вы поймете принцип подбора и названия программы. В 1926 году в Одессе, должен был завершить съемки фильма «Беня Крик» Сергей Михайлович Эйзенштейн — не случилось. Он ехал в Одессу делать картину о Бене Крике, и параллельно снять небольшой эпизод для фильма о восстании Иваново-Вознесенских ткачей 1925 года.

Потемкинская лестница, кадр из фильма «Броненосец Потемкин»

В итоге, не оказалось ни Бени Крика, ни восстания ткачей — появился «Броненосец Потемкин». История достаточно известна. «Беню Крика» поставил режиссер Владимир Вильнер год спустя — картину на экран не выпустили. Позже писали: картина пропала, бесследно утрачена в годы Второй Мировой войны. Но картина существует, это история, которую можно рассказывать долго. Проходит много лет, в Одессе ставит свою картину «Иисусов грех» молодой колумбийский режиссер Эктор Сьерра Рамирес — мне довелось быть редактором у него на картине. Удивительная, талантливая картина по рассказам Исаака Бабеля. Картина получается великолепная и начинается «драчка» между Госкино Украины и Госкино СССР, ВГИКом и Одесской киностудией, кто является собственником этой картиной, с тем чтобы выпустить на экраны и получить сборы. Драка ни к чему не приводит, Эктор забирает картину, улетает в Колумбию и все.

А в Одессе на деньги ветеранов Афганистана, молодой режиссер Саша Бурко ставит картину «Мсье Робина» — веселую одесскую комедию, смешную, в чем-то грустную. Картина вышла талантливой и неожиданной, в годы, когда началась коммерциализация кинематографа. В итоге, ветераны Афганистана не поделили деньги между собой и между теми, кто этими деньгами, скажем так, воспользовался, и картина на экран не вышла.

Или замечательный режиссер Всеволод Шиловский, делает потрясающий, изумительный фильм по малоизвестному произведению Бернарда Шоу — «Избранник судьбы» о любовной интрижке Наполеона Бонапарта, в ролях: Всеволод Шиловский, Армен Джигарханян, Инвар Калныньш, Елена Сафонова, Наталья Гундарева. А картина проходит незамеченной, потому что опять-таки вовремя никто ее не поставил в план. Я вам привел несколько отдельных примеров. Картины сделаны, а они неизвестны.

Или Александр Еремеев сделал изумительную картину «Семь сорок» — комедия острая, смешная, эксцентричная, в ролях: Лев Дуров, Лия Ахеджакова, Светлана Немоляева, Андрей Ильин, Анатолий Равикович, Александр Демьяненко, Светлана Крючкова. Фантастическое актерское созвездие, а чудесная картина прошла чуть ли не 25-м экраном.

Фильмы есть, а зритель их не видит, так и возникает термин — неизвестное одесское кино. Очень известные актеры, очень известная натура, которая в картине на экране, а фильмы неизвестные. Собрав достаточно большую коллекцию подобных картин, я полетел с гастрольной поездкой, несколько лет я летал, в качестве художественного руководителя «Дней Одессы» в Нью-Йорк (США). Не хочу хвалиться, но в зале театра Миллениум – это полторы тысячи мест! – мы отработали программу на аншлаге. Не успел закончить, 40 минут перерыв, и еще 3 часа подряд — повтор этой же программы. Вот такой был интерес. Год спустя уже в зале Дэвидзон-Радио (Нью-Йорк) отработал с программой «Сенсации и будни Одесского кино» — известное о неизвестном. Какие-то любопытные детали и подробности, связанные с созданием многих фильмов… — мне все-таки приходилось работать на киностудии в съемочных группах. И это всегда пользовалось спросом в Америке, на круизных лайнерах (мы ходили от Одессы до Барселоны), на Ближнем Востоке, в Прибалтике. Так или иначе вы затронули «Неизвестное одесское кино» при том, что очень известные одесские фильмы имеют многое неизвестное. Вот это неизвестное было собрано и представляло видимо интерес, раз пользовалось спросом, поэтому были созданы эти программы и практика показала, что программы получились.

Говорят, старый, немой и черно-белый кинофильм о Бене Крике относится к лучшим лентам. И что он сохранился только фрагментарно, поскольку был в своё время запрещён. Так ли это? И что можно сказать об этой ленте?

— Это фильм с титрами на двух языках — русском и украинском. Картину сделал режиссер Владимир Вильнер, потому что у Эйзенштейна как я говорил руки не дошли. И вот когда Вильнер сделал картину, она не была выпущена на экран по идеологическим причинам. Поскольку из сюжета фильма вытекало, что добрые дела делала банда Мишки Япончика — Бени Крика, которая «от души» пошла в революцию. Одесские евреи собирали деньги на революцию, а потом красные командиры предательски убили Беню Крика, что называется «всадили ему нож в спину» грубо говоря, они его застрелили. Понятно, что идеологически это никак не устраивало и картина не была выпущена на экран.

Беня Крик

Когда начиналась война, студия была эвакуирована в Среднюю Азию. Туда уезжал Михаил Эммануилович Сегал — главный инженер звукового кино в Одессе, он вывез картину в своём в багаже. После войны Сегал вернулся домой и привёз картину, на экран её не выпускали, по-прежнему картина считалась утраченной. Но как только в Одессу приезжала какое-то очень высокое начальство из Москвы или Киева — втихаря, нелегально показывали эту картину: как конфетку, изюминку, или, как в Одессе говорят — цимес. Со временем, когда пришла горбачевская перестройка, то эту картину мне уже удалось возить в гастрольные поездки, на открытого зрителя. Если раньше я возил только в Дома кино в Свердловске и Ленинграде, где ее показывали втихаря, нелегально на закрытых просмотрах, то потом мы стали её показывать открыто. С картины была сделана копия, которую дали в Госфильмофонд, её реставрировали. И сейчас она уже не представляет собой секрета, тайны. Но прелесть картины в том, что вся последующая бездарная, тупая, кинематографическая белиберда, все эти «Мишки Япончики» все эти «Ликвидации», где Одесса представляется — Ще ты меня хочешь иметь и так далее. Это не Одесса, это рассчитано на глухую сибирскую деревню, а не на тех, кто знает Одессу. А вот в картине «Беня Крик» — там действительно реальная, натуральная, стопроцентная Одесса, Молдаванка тех лет. Вот это действительно искусство.

Так же, как и часто говорят: вот Вера Холодная, она манекенщица, она модель, мол немое кино. Дай Бог чтобы у нас хотя бы каждая 50 женщина на экране, актриса была хоть на 3% такой актрисой, как Вера Холодная.

Юрий Шумский в роли Бени Крика

О фильме Вильнера «Беня Крик»: да, он технически несовершенен. Да, у него оборванные куски. Да, у него сейчас не сохранилось каких-то кадров. И зачастую говорят, что это обрывки из отрывков или отрывки из обрывков, потому что оставшиеся 52 или 56 минут — это, конечно, не та полная картина, которая была, но представление о том, что такое Искусство, она дает. И кстати, вместе с картинами 20-х годов, она создает очень сильное и мощное голографически объемное представление о классическом кинематографе — настоящем кино. Ну, и актёр народный артист СССР — Юрий Шумский, который сыграл Беню Крика, такого калибра актеров сегодня вы не назовете…

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ: Дорогой читатель, ваше активное участие в разговоре – одно из условий задачи, которую решает редакции. Отсюда и важность ваших отзывов. Отсюда и вопросы не только к тому или иному профессионалу, у которого берётся интервью – к вам: ваши любимые кинокартины Одесской киностудии? Чем они вас привлекли? Чему научили? Ваш любимый персонаж? Используете ли вы в жизни целые цитаты из любимых кинолент? Поделитесь этим с нами и другими читателями. А впереди, у нас с вами — финал беседы с Евгением Жениным о киношном закулисье, встречи с другими именитыми киношниками и с наукой кино…

 

 Автор Виктория Флинт

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Leave a Reply