Европа не далеко ушла от нас…

«Болезнь легче предупредить, чем лечить»
Гиппократ, около 380 года до н. э.

      На тему, которая в обозримое время вряд ли утратит свою актуальность, наш специальный корреспондент побеседовал с доктором медицинских наук, психосамологом, территориальным директором европейского отделения Академии APSI и действительным членом Экспедиционного корпуса Гудкиным Леонидом Марковичем (г.Мюнхен, Германия).

 – Здравствуйте, Леонид Маркович! Казалось бы, чуть ли не вчера пришла к нам большая беда, откуда не ждали. Так или иначе, коснулась она почти всех. Можно ли было её предвидеть-предупредить? И что делать сегодня? Читателям нашим наверняка будет интересно  услышать Ваше мнение,  европейского специалиста, работающего в Германии.  Каковы  процедуры по профилактике в Германии? Проводятся ли на территории страны подобные мероприятия, возможно, имеются государственные программы?

– Здравствуйте, Мирослав, рад Вас слышать! В Германии, с одной стороны, делается акцент на профилактику, а с другой, на предупреждение развития вирусных заболеваний, и заболеваний в целом. Относительно Европы,  здесь не сильно развито проведение различных мероприятий. Однозначно сказать, что их здесь нет –  не могу.

Я – воспитанник старейшей советской школы, а это значит, что в свое время  изучал медицину Советского Союза. Поэтому сегодня, на базе полученных знаний,  могу сравнить подход, присущий временам Советского Союза в медицине. У нас  колоссальную роль играла профилактика, начиная от детских садиков. То есть, при каждом детском садике была закреплена медсестра. У нас в школах был кабинет врача, с которым непосредственно поддерживали связь: у нас был и график прививок, наблюдения за школьниками, у нас были профилактические мероприятия. Системы здравоохранения Союза напрямую включала профилактику.  Глобальная система профилактики в Европе отсутствует. Существуют отдельно взятые узконаправленные программы. И опять же, мы затрагиваем не профилактику, а программы, направленные на ослабление симптоматики  течения заболевания. Допустим такие, как аллергия, астма, хронический бронхит. Существуют определенно взятые программы, связанные не на уровне здравоохранения, а с отдельно взятыми страховыми компаниями. И так, как они заинтересованы в деньгах, то пытаются как-то предупредить, что-то заклинить, дать ослабление заболевания. Но это очень мелкие потуги.

– На самом деле я еще застал то время, когда, в школах были медсёстры. Помню, у нас был случай, когда школьник разбил колено и медсестра ему наложила бинт и йод использовала. Температуру могла измерить и, если кто-то из учеников  плохо себя чувствовал – домой отправить.

 –  В Европе такого нет. Здесь нет той цепочки или системы мероприятий, которые были бы направлены на профилактику или предупреждала эти заболевания и контактировала напрямую с человеком (с детьми, взрослыми). То есть, здесь политика: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Естественно, в  Европе есть огромнее количество направлений, к примеру, здоровый образ жизни, спортивные сообщества и многое другое. И все это дано на выбор самому человеку, это его волеизъявление: он должен сам захотеть где-то этим заниматься. И напрямую к профилактике заболеваний я бы это не отнес.

– Получается так, что вы сейчас подтверждаете слова Николая Викторовича Чухраева. В своем интервью он сказал, что в Украине применяют европейскую систему здравоохранения. Наш бывший глава Министерства Здравоохранения Ульяна Супрун сократила должности врачей при садиках, при школах, сократили много оздоровительных программ, путевки в санатории, курорты. Сезонных обострений ОРВИ раньше у школьников было намного меньше и посещаемость выше. Сейчас профилактории очень слабые, бедные и их мало…

– Вы правильно говорите, сейчас я в большей степени контактирую с европейской системой и вижу параллельным взглядом, что происходит в России и в Украине. В СССР была система профилактики. Была целенаправленная система, направленная на поддержание здоровья детей, пожилых. Все это было связано с государственными программами, была целая система профилакториев с лечебными кабинетами и направлениями санаторно-курортного лечения. И это все было, начиная от пионерлагерей и до санаториев для детей и взрослых. К сожалению, в Европе этого нет.

Украинское правительство взяло модель здравоохранения Европы. Но, нельзя просто перенести одну систему на другую без тщательно разработанного плана.

Люди, которые связаны со здравоохранением, им необходимо объемно подходить к этим вещам. Я не ностальгирую, но в СССР, всякое было. Но  были хорошие наработки, связанные с профилактикой, причем, что в те времена и вспышки были сильные. Целенаправленная программа оздоровления и поддержания состояния человека, безусловно, будет уменьшать количество заболевших. Я помню, как в молодости бегал по всем вызовам, были вспышки гриппа, но мы справились – здоровье нации было под большим контролем.

– Недавно я писал блог издание Who is who. Сел и подумал: в Украине первый случай был зарегистрирован 3 марта 2020 года. Кстати, через месяц будет ровно год, как в Украину завезли вирус. В Китае же вспышку зафиксировали в октябре-ноябре 2019-го, почти за полгода! Возникает вопрос: что делало правительство Украины, да и Европейских стран? Какие меры предпринимало? Они хотя бы задумывались над тем, что подобное может произойти у нас?  И нужно уже начать усиливать элементарные правила гигиены. В Украине я такого не заметил. Как в Германии было?

– Вы знаете, я вообще хотел бы спросить тоже самое и вас. Смотря на ситуацию, которая произошла в 2020 году, мы видим, что независимо от границ Европы или других стран, существует большой бардак в борьбе с эпидемией. Если проводить исследования, то можно выяснять – откуда это все проистекает. На данный момент нет информации возникновения первичного очага. Если мы говорим о коронавирусе, то он давно уже известен и возник не в 2020 году. Если брать отдельно этот очаг и рассматривать его возникновение в Китае, также есть варианты, что первично вирус возник в Италии, Америке, эта тема особого разговора и здесь нужно производить достоверное расследование.

Я бы хотел коснуться не первичного очага, а того, что происходит при возникновении какой-то инфекции. У меня больше вопросов, чем ответов. Потому что иммунологии, инфекционные заболевания, про которые нам говорили, сегодня протекают в каком-то извращенном виде.

Например, у нас всегда возникает какой-то показатель, вспышка, и мы начинаем говорить «заболевшие люди». С этого момента начинается показатель «заболевшие люди». И  начинается какая-то операция с какими-то цифрами. На фоне этого возникают какие-то умозаключения. И у меня возникает вопрос: кого они

считают заболевшими?  И этот бардак творится по всему миру. Я акцентирую на этом внимание, потому что именно в этом кроется корень зла. Во времена недалекого «темного» прошлого все было элементарно: заболевшим считался

человек, обратившийся к врачу с какими-то клиническими симптомами – температура, кашель, насморк и другая симптоматика. Врач все это фиксирует и подает сведения о заболевших людях. И у нас возникают заболевшие. Теперь я бы хотел задать вопрос: а кого сейчас считают заболевшими? И как это происходит?

– В СМИ много раз писали, когда люди умирали от каких-то побочных эффектов – не от коронавируса, но в заключении писали – причина смерти «коронавирус».

– Говоря об умерших – это отдельная тема (смеется). Сейчас мы слышим: «заболело 100 человек на 1000», «у нас сейчас заболевших 15 000». Кто это, как это происходит? Откуда берутся 100, 2000, 20 000 человек?

– По идее, это те, кто сдавали тест, получили положительный результат.

– Правильно, замечательно. Теперь мы приходим к пониманию, что существует какой-то тест, при сдаче которого может быть положительная реакция, и человек считается «заболевшим». Замечательно. Тогда у нас возникают актуальные вопросы.

Первое. Чтобы говорить о пандемии или вообще о какой-то вещи, то мы должны понимать процентное соотношение всех заболевших по отношению к числу людей.  Мы должны понимать актуальность положения. Чтобы это понять, необходимо четко протестировать всех людей. Но тут возникает следующий бардак: мы все должны понимать, что эти тесты  имеют процент ошибки. То есть, они не стопроцентно специфичны. Я видел много раз, когда у человека проявляется положительный тест, и у него нет никакой симптоматики. В принципе, перед вами абсолютно здоровый физически человек.

Во-вторых, существует ложноположительные вещи, поэтому мы должны понимать, откуда взялся этот тест, какой линейкой мы мерим? Линейка, которой мы мерим заболевших, к сожалению, не очень достоверна.

В этом я вижу одну из грандиозных проблем, которые сейчас в мире существуют.

Как сделать, чтобы пандемия исчезла через час? Отмените этот тест и не будет никакой пандемии. Опирайтесь на врачебную структуру, на врачей, которые принимают людей, делают обходы, отмените тесты и не будет пандемии. Я не убираю со счетов, что существует коронавирус и определенная численность заболеваемости. Но мы должны понимать, какой линейкой это мерить, кого и в какую группу направлять, мы должны чётко понимать, что у нас должны быть мероприятия профилактики заболеваемости, будь-то коронавирус или любая другая вирусная инфекция. Но у нас отсутствует профилактика и присутствуют запретительные мероприятия. Запреты – это не профилактика. В свое время А. Эйнштейн говорил: «Самая большая глупость – это делать тоже самое и надеяться на другой результат».

Посмотрите на Европу многострадальную. У нас в Мюнхене еще за несколько месяцев до Нового года перекрыли «весь кислород» – закрыли рестораны, кинотеатры, все общественные места, мало того – ввели комендантский час. Траурную ленточку только еще недостает повесить. Как бы замечательно – дети не ходят в школу, институты не работают, все работают на удалёнке. Перекрыли полностью, как говорится «все вентиля», а численность заболеваний по их показателям росла.

Если подобная ситуация происходит, возникает вопрос – если численность растет, значит «тянем не туда». Вот об этом задуматься нужно было. Проводится много эстетических исследований, многие говорят, что существует эпидемиологическая ситуация, есть группы риска, которые более подвержены этой заболеваемости. И мы видим, что это люди преклонного возраста, старше 70 лет. Тогда мы должны какие-то мероприятия проводить. Если среди людей-рабочих это не активно выражено заболевание, то зачем их пускать под «Дамоклов меч». У нас сказали просто: «Давайте свет выключим везде и все на этом», то есть, просто запретим. Просто запретить – это не работает. Нужна определенная тактика действий, профилактические мероприятия, которых я, как врач, не вижу. Есть такое выражение: «Чисто – не там, где убирают, а там, где не мусорят». Люди не болеют там, где  здоровые. Нужно понимать, что наш собственный организм и иммунная система очень жизнеспособная. И зачем же мы упускаем это из виду? Нам нужно направлять мероприятия на улучшения, на восстановление иммунной системы самого человека, чтобы он мог бороться. Нельзя же контролировать человека 24 часа в сутки, мало куда он зайдет и ступит. А раз не можем контролировать, то посадим его под колпак, то есть, полная изоляция. Эти мероприятия до банальности глупые, к примеру, масочный режим.

Наш организм – это тренировочная машина. Его нельзя сажать под колпак. Проводилось огромное множество экспериментов, когда человека сажали полностью в стерильные условия и его иммунитет становился тоже стерильным, и позже он не мог сопротивляться элементарным вещам. Неужели люди думают, что коронавирус – это единственный вирус, который существует вокруг? Конечно, нет! Существуют и другие вирусы и их тысячи.

– Как говорит академик О.В. Мальцев: «Чем больше сопротивление, тем больше реализация».

– Именно. В чем вопрос: если мы будем создавать стерильные условия для человека, то его иммунная система будет становиться слабее. Грамотному врачу должно быть это понятно. Каждый день мы контактируем с какими-то вирусами, бактериями, это наш «спортзал» иммунной системы. То есть, каждый день наша иммунная система тренируется, сопротивляется. Если она не будет поднимать маленькие сопротивление каждый день, то она потом и к большому не будет готова.

Чем больше будем изолировать людей, тем больше будем их в стерильные условия помещать, их иммунная система будет уменьшаться, будет слабеть.

Если мы имеем активную фазу заражений, то такого человека нужно изолировать, применять мероприятия по ограничению распространения инфекций около него, включающие и маски, перчатки и изоляцию. Но, когда поголовно начинают изолировать и в стерильные условия помещать все группы населения, тем самым, мы делаем «медвежью услугу».

Нам все эти прописные истины объясняли много лет назад. Нужно делать профилактические мероприятия, нужно поднимать иммунитет здорового человека, и его организм борется и сопротивляется против любой инфекции. Посмотрите, даже сейчас статистически говорят, что группа риска – это люди старшего возраста. Это говорит нам о том, что они имеют сочетаны поражения, заболевания, их организм ослаблен.

В этом вся и суть, на ослабленную почву залезает вирус и начинает творить плохие вещи.  Мы должны понимать, что мы должны эту группу людей старшего возраста больше ограничить, именно их конкретно. И направлять мероприятия, которые связаны с их жизнеспособностью иммунитета. Я вам рассказываю о стратегии действий. А тактические действия по каждой группе  нужно разрабатывать, и они существуют. На данный момент я не вижу никаких тактических действий. Я вижу просто «нельзя», которое аукнется.

– Буквально на днях проведено интервью с профессором, психологом В.Е. Луневым. И он сказал, что мы еще увидим плоды пандемии не в самой заболеваемости на психическом уровне, осенью 2021 года. И дальнейшая изоляция, жёсткие условия, даже само ношение масок – все это настолько людей подавляет, а ведь известно, чем больше давит на психику, тем больше отрицательных последствий в  физиологии.

– Профессор Лунев прав. Здесь мы имеем две свечки: первое, данные мероприятие приводят к уменьшению общей сопротивляемости организма. Чем больше мы его изолируем, тем он меньше становится сопротивляемым. Профессор Лунев прав,  те мероприятия, которые проводятся – приводят людей к страху. То есть, идет нагнетание страха. С другой стороны, рушится экономика, тем самым человек не понимает, что будет завтра. У него начинается элементарная паника. Когда человек находится в панике, страхе, разве его сопротивляемость приведет к улучшению иммунной системы? Нет, конечно. Когда я еще учился в институте, наши профессора по инфекционным заболеваниям приводили нам примеры: настрой человека, вера человека, когда у него есть определенная вера, знание, понимание. Это так называемая третья защитная система, я бы назвал до иммунитетная и она очень важная.

Приведу пример, который знают все врачи. Был профессор, который работал с холерой, перед своими студентами он проводил эксперимент: он брал холерный эмбрион, и говорил  – я четко знаю, что я не заражусь, я уверен, что моя иммунная система настолько сильная, что  с этим справится. И он выпивал этот стакан с холерным эмбрионом и не заболевал. И это факт. Я не говорю, что подобное нужно делать каждому, но существуют подобные эксперименты. Возьмите статистику, к примеру, по Испанке, когда 100 лет тому назад происходила эпидемия Испанки, пандемия. Возьмите статистику заражения, по группам лиц, территориально. В ту эпоху шла Империалистическая война. Кстати на заметку, солдаты, на войне, которые еще боролись за что-то, заражались Испанкой не более, чем 2%. Был настрой людям – выжить любыми способами.

И наш психосоматический настрой составляющей играет очень большую роль. И когда она рушится страхами, паникой, то человек становится как «открытая книга», которую можно заселять всеми вирусами, микробами. Во времена Советского Союза проводились исследования, как влияет страх и паника на инфекционные поражения. И была прослежена тенденция, что человек, который находится в панике, подвержен страху, он как открытая дверь для вируса. Человек, имеющий определенные психосоматические настройки он не заболевает.

Есть еврейская притча, когда идет эпидемия, выходит Раввин, и идет смерть в город. И он спрашивает: «Смерть, сколько жизней ты возьмешь в городе?». Она – я возьму 5 000. Он – хорошо. Смерть заходит в город  и в городе умирает 15 000. Раввин выходит из синагоги и видит Смерть и говорит ей: «Что же ты делаешь, сказал же, что возьмешь 5000?». А она –я как сказала, так и сделала, я забрала 5 000, а остальные 10 000 умерло от страха.

И профессор Лунев абсолютно прав, в том, что сейчас происходит, будем позже пожинать свои плоды в будущем. Как дестабилизация на уровне психосоматики, так и на уровне финансовой, экономической ситуации, вызванные мероприятия, так называемые, по борьбе с пандемией, еще проявятся. Тем самым как будто «крышкой по голове» будет бить каждого человека, делая его менее дееспособным и менее  сопротивляемым. Мы видим ряд бездумных мероприятий, как на уровне биологии, так и на уровне психосоматики. Они безграмотны, они дестабилизируют человека, делая его слабым. Это отсутствие тактики и стратегии.

– Я услышал о мероприятии, которое проводила месяц назад Украинская академия наук, это было первое заседание ученых, которые приняли решение провести круглый стол на тему – как мы можем бороться с пандемией. Спустя неделю, я взял интервью у ученого, про которого вы читали в статье. И я был до глубины души удивлен, что этот человек на протяжении 30 лет занимается изобретениями, все они запатентованы, показывающие свою эффективность, не дорогие. Но никто ничего не использует, никто ничего не внедряет. Как вы сказали, что все врачи живут в рамках медицинской программы Минздрава, в рамках строгих директив. В Германии также?

 – Да, этот бред – и есть бытие сегодняшнего дня. Существуют программы Минздрава, распространяющиеся на каждой территории и врач находится в рамках этой программы. То есть, разговаривать со многими врачами, людьми науки, профессорами, мы говорим вроде на одном языке, но они крутят пальцем у виска, называя это бредом.

– По-моему, машина здравоохранения должна быть более динамичная, гибкая.

– Да, вы что… Когда говорим о любой административной машине – это рутина, мало того, когда мы говорим о машине здравоохранения, я еще не видел ни одной страны, где эта машина была гибкой, которая отвечала на все мероприятия.

Что касаемо самой Европы – это очень вялотекущая машина, перестраивающаяся как-то. Это один из векторов системы собственной защиты. А система защищает сама себя, она не терпит никаких в ней изменений.

Вы посмотрите, в любой стране принятие на вооружение нового препарата – это года должны пройти, чтобы этот препарат поступил на рынок. Есть люди, которые «сидят» на рынке, есть люди, которые производят технологии лечения, медикаменты, зачем им конкуренция…? Почему есть слово «хронические» заболевания, ведь не просто они стали хроническими. Просто нет методик лечения. А есть методики на купирование симптоматики. Поэтому у нас появилось слово «хронизации», хронические заболевания. И это по всему миру. С другой стороны, существуют экономическая составляющая. Чем дальше в лес, тем меньше врачей, которые хотят разбираться – их становится все меньше. Почему?

Если с первого курса мединститута и до шестого, до клинической практики говорят одно и то же, и ничего другого альтернативного не дают, эти «головы» начинают повторять всё то, что в них «забивали» годами их преподаватели. А забивали те, кто финансирует обучение. Все крупные фармкомпании финансируют все крупные мединституты. Естественно, они будут  финансировать программы, которые выгодны для их работы. Но все же, существуют врачи, которые думают и видят определенные вещи, но и они даже рот не открывают. Почему? И снова же двоякая система, если он откроет рот, то он – такой замечательный человек получается идет – против системы. Система просто его выкинет из своего круга, лишив его сертификации, права работы.

Все их мероприятия – ради прибыли. Те же самые прививки для пациентов – они бесплатные в Европе, но каждый лечащий врач, за проведенную вакцинацию получает деньги от страховых компаний. Если он будет кричать, что не надо это, а нужно что-то другое, то он лишится просто денег. С другой стороны, ему не дадут даже это кричать. Сравните на двух чашах –врач (какой бы он не был) и вся система здравоохранения. Это соизмеримые вещи? Нет, конечно. Поэтому, когда в узком кругу встречаются думающие люди, они четко говорят, что это не так. Но пробить эту «стену» здравоохранения, общественного мнения – это нереально.

Посмотрите, что происходит с этой пандемией – люди изменились за год, стали зашуганные особенно в Европе. В России и в Украине люди менее зашуганные, потому как больше привыкли думать головой и выживать. Их жизнь заставляет выживать. Поэтому необходимо иметь какие-то выводы, анализы. В Европе существует административная система, которая диктует как нужно жить, начиная с детского сада и до университета. И ни шагу в сторону. Когда у нас существуют глупые мероприятия, направленные не на ликвидацию, не на профилактику, они дестабилизируют человека в двух направлениях – с биологической и с соматической.

– В данный момент вы работаете над прогрессивными направлениями, которые не находятся в рамках Минздрава в Германии. Могли бы вы рассказать об этих методах, привести примеры?

– Действительно уже много лет я отошел  от традиционной медицины, хотя я не люблю это слово. Отошел именно от того, что рекомендуется здравоохранением. Я дружу с профессурой, с научно-исследовательскими институтами, которые пытаются внедрить инновационные методы, которые помогли бы повысить иммунитет, или работали с возбудителями и так далее. Возьмем любые вирусы или тот же коронавирус, я лично знаю производителей.

Кстати, когда я столкнулся в статье с ребятами, которые работают с озоном, они изобрели приборы для верхних дыхательных путей, для ингаляции озоном, тем самым нейтрализуют вирус. Он в виде прибора, например удобен для такси, водитель нажимает кнопку – идет распыление, совершенно не вредное организму. В течение 60 секунд нейтрализуется любой вирус. Также они работают с распылителями, которые нейтрализуют вирус. Также можно в помещении его использовать. Не надо никаких жестких излучений, каких-то хим. реагентов, которые угрожали бы самому человеку и окружающей среде. Все это для человека биологически нейтрально, а вирус уничтожает.

Помимо этого, в Германии существуют фирмы, которые создают приборы различные и пытаются их продвигать. Я знаю фирмы такие. И в Китае, Европе такие изобретения существуют.

Как говорили древние – всё, что вокруг нас растёт – лечит нас. Любое заболевание, которое есть, находится вокруг нас. Изначально медицина была вся из натуральных веществ: в растениях, минералах окружающих нас. Вокруг нас существуют растения, которые хорошо борются с этими делами, и нейтрализуют это все за очень короткий промежуток времени и не дают никаких побочных эффектов. Существуют определенные сборы, которые здесь по индивидуальным рецептам изготавливаются в аптеках и они шикарно клинически себя оправдали и зарекомендовали на практике. Я лично знаком с учеными, которые на данный момент разработали препараты, уничтожающие вирусы в организме. Это все есть в мире, но для массового применения – доступа нет. Потому что лучше бороться, имитируя бурную деятельность и продавать маски, перчатки, ограничивать деятельность, вытягивать деньги с народа и так далее. Зачем массово производить травяные сборы и продавать людям? Человек уже боится ходить в любую больницу, если у него какая-то симптоматика, он боится нахвататься там еще параллельно чего-то. Там скопление больных людей находится, поставили бы эти распылители, и не надо никаких жестких мер. У нас вирусное заболевание протекает не на тумбочке, а в человеке.

Существует масса вещей, которые разработаны. Преклоняюсь  перед ребятами, которые тоже пытаются в Украине что-то сделать, которые действительно хотят облегчить состояние людей, улучшив здоровье их. И в  Европе существует грандиозное количество людей, которые работают над этим. Но мы опять же говорим большое «но» – это не для массового производства. И вот тут-то вопрос становится – кто знает, тот на коне. Кто не знает – тот в удручающем положении.

– Хотел бы поговорить с Вами о нынешних вакцинах и вакцинации. В Украине с февраля завозят 100000 вакцин фирмы «Пфайзер», которая на первых этапах породила немало случаев серьёзных побочных эффектов и даже смертей. Что вы думаете по этому поводу?

– Я ни «за» ни «против» вакцинация. Мой вопрос: кому, что, как и когда? Нужно подходить с научной точки зрения. Если говорить о вакцинах, мы должны четко понимать методы изготовления вакцины: что там присутствует, какие побочные действия существуют. На сегодня технология производства вакцины не сильно изменилась за последнее время. В ней присутствуют определенные вещи, которые имеют возможность пагубно влиять на наше здоровье. Это особая тема. Я бы даже не хотел ее касаться.

Моё мнение заключается в том, что любая вещь, которую мы применяем, должна быть доказана работоспособностью и эффективностью. Что значит доказано? Мы должны иметь временной интервал и понимать, как она работает и каковы её последствия. Давайте возьмем тот же российский «Спутник-V» – эта технология была опробована ещё на эболе, то есть, их технологическое производство и эффективность были опробованы уже годами. Россия не взяла «с потолка» эту технологию. У них была наработана технология, они заменили одну линейку на другую. Эта технология имеет минимальное количество побочных действий.

Вакцина – это определенная вещь, применяемая при определенных симптомах. В первую очередь нужно смотреть кому это делать и когда это делать, для чего это делать. Возьмем другие вакцины, там технологии свежие. Нам нужно время, чтобы понять ее эффективность. Сейчас идут клинические испытания этих вакцин.

И только через несколько лет мы сможем сказать – да, эта технология дала какие-то результаты. Сейчас происходит масса манипуляций: кто-то где-то умер, кто-то заболел. Мы должны смотреть в корень. Да, есть технология, которая используется на данный момент, я не говорю, что она идеальная или она «как манна небесная». Повторюсь, та технология, которая используется в России «Спутник-5» она опробованная. Мы имеем временной интервал, за который она показала свою эффективность. Дело не в вакцине. Вакцина не дает пожизненного иммунитета.

– Мы возвращаемся к началу нашего разговора. Ещё Гиппократ когда-то сказал, то, что полезно повторять:  болезнь легче предупредить, чем её потом лечить.

– Абсолютно верно – предупредить. Изначально сделать крепость крепкой, чтобы она любую осаду выдержала. Вот, что нужно сделать в первую очередь. А они хотят нанять наемников. Мы выстроим 1000 наемников, будут стоять на башне, будут готовы защитить нашу крепость, а врагов нету… Потом наемники уйдут и враги придут. И что дальше?

– Можем ли мы резюмировать наш разговор тем, что мировое сообщество, правительства разных стран, министерства здравоохранения были не готовы к пандемии совсем? Более того, такой в каждой стране есть военная разведка, которая могла бы как-то спрогнозировать развитие ситуации? Но никто ничего не делал. Мы видели, как ВОЗ себя полностью дискредитировала. И системы профилактики в странах нет.

– Ну, правильно, вы сами выводы озвучили. Констатируем факт: год прошел, мы год прожили в пандемии, и мы хотим подытожить то, чему этот год должен был нас научить и выработать тактические мероприятия, которые бы в будущем ограничивали бы нас от таких дел, а с другой стороны, давали бы максимально эффективные мероприятия по борьбе с ними. К сожалению, год прошел, а у нас ничего не выработано. Наоборот: мы видим, как среди нас цветет полная коммерциализация, направленная не на повышение жизнеспособности и здоровье людей уж точно. А людям ничего не остается, как играть во все эти игры. То есть, не лечат, не делают людей здоровыми, а обогащаются за чужой счет.

И те люди, которые это делают, им это нравится.  Ну вот и считайте, что цирк продолжается, театр остаётся, спектакли будут продолжаться.

– Что Вы хотели пожелать нашим читателям и вообще людям?

–  Я хотел бы добавить, чтобы каждый человек думал в первую очередь, именно сам пытался думать. Давайте перестанем ссылаться на «а там говорят», давайте будем пытаться анализировать ситуации, подключать логику, проверять факты, проводить какой-то элементарный анализ. Хотя бы не впитывать в себя то, что говорят и вещают с экранов. Мало ли, кто и что говорит. Каждый из нас пусть начнет задумываться, анализировать эти вещи, и с себя начинать.

Всегда легко сказать «а что я могу, это же государство – целая машина», но выбор то за вами. Решения по поводу вашего здоровья принимаете вы сами. Поэтому давайте задумываться какие шаги вы делаете, что вы делаете, в каком направлении двигаетесь. И поверьте, если человек начнёт хотя бы задавать эти вопросы, начнет копаться, анализировать, искать информацию, оценивать, то уже будет меньше попыток его поставить в дестабилизированное состояние. Будет больше шансов на то, что он останется здоровым, а не пойдёт по какому-то ложному сценарию.

Мирослав Бекчив

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik
Почта для обратной связи: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply