Гайдамаки. Колиивщина. Часть 5. Продолжение

Продолжение. Начало статьи по ссылке.

22 июня 1768 года в Умани провозглашено возобновление Гетьманщины. Панщина отменялась, все украинцы становились вольными козаками. Гетьманом выбрали Железняка, Гонта стал главным комендантом вооруженных сил. Были запрещены контрибуции и самовольные подати. Держава была поделена в административном порядке на полки и сотни. Униатским священникам предписано было или оставить приходы, или перейти в православную веру.

Вышедшие из Умани отряды направились на запад и север, и в начале июля вся Уманщина была освобождена от оккупантов.

С таким же успехом действовал Семен Неживой в южной части Киевщины. Румянцев в своем рапорте императрице от 19 (30 по ст. стилю) июня 1768 года докладывал, что Неживой «завел там новый экономический порядок, для чего определен эконом из местного (украинского) населения и писарь греческого вероисповедания».

Другие атаманы в своих направлениях также действовали успешно. За два месяца боев вся территория Киевского и Брацславского воеводств были очищены от поляков. На освобожденной территории устанавливался козацкий порядок, учреждалась украинская администрация. В лагере под Уманью обучались гайдамаки, которые направились на запад и север, на Подол, Галиччину, Волынь и Полесье. Восстание докатилось даже до Закарпатья.

Отдельный отряд гайдамак в июне 1768 года «наскочил» на Балту и разорил там татарский гарнизон  в наказание за нападение на гайдамак. Именно этот повод использовался в дальнейшем турками для объявления войны России…

Гроза наступила с той стороны, откуда менее всего она ожидалась. Хотя с той стороны только и жди неприятностей.

Екатерина Вторая решительно превращала Украину в российскую провинцию. В тайной инструкции генерал-прокурору сената князю Вяземскому она поручала: «Малороссия, Лифляндия и Финляндия есть провинциями, которые правятся дарованными им привилегиями; ликвидировать эти привилегии сразу было бы неудобно; однако не стоит считать эти провинции как отдельные, и вести себя с ними как с автономными было бы глупотою. Эти земли, как и Смоленщину, нужно легкими способами привести к тому, чтобы они обрусели и перестали себя вести как волки в лесу».

Екатерина ІІ. Художник Антропов А.П.

На украинские земли начали возвращаться московские комиссары. В 1764 году царица приказала Разумовскому отречься от гетьманства, что он выполнил. Власть от гетьмана перешла снова Малороссийской Коллегии с генерал-губернатором Румянцевым во главе. На предложения козацкой старшины выбрать нового гетьмана царица ответила инструкцией «чтобы даже само название гетьмана исчезло, а не то, чтобы какое-то лицо выбрать на такое состояние».

Русское правительство в 1768 году сочло необходимым принять участие в водворении порядка в областях, принадлежавших Польше, и снабдило соответственными инструкциями генерала Кречетникова, осаждавшего в то время отряд конфедератов в Бердичеве. Кречетников отправил в Умань полк донских козаков под начальством полковника Гурьева, с поручением усмирить восставших крестьян, и вслед за Гурьевым послал туда же отряд пехоты. Гурьев прибыл к Умани и расположился рядом с лагерем Железняка; он вступил в приятельские отношения с предводителями восстания, посещал часто Гонту и Железняка, предлагал им план совместных действий против конфедератов, обещал свою помощь для изгнания шляхты из Волыни и давал советы относительно устройства войска и введения правильного военного порядка.

Портрет Михаила Кречетникова. Эрмитаж. Дмитрий Левицкий

В ночь на 27 июня 1768 года царские офицеры пригласили Железняка и Гонту для важных переговоров в свой лагерь. Ворвавшиеся в шатер донские козаки захватили пришедших, заковали их в кандалы, обезоружили отряд гайдамак. В последствии Гонту с другими повстанцами – подданными Речи Посполитой – выдали польским королевским войскам с дальнейшим препровождением в штаб-квартиру коронного ловчего графа Ксаверия Браницкого в селе Сербы. Инквизиционный трибунал в составе трех католических монахов и одного ксендза после длительных пыток приговорил Гонту к ужасной смерти. «Казнь должна продолжаться 14 дней; в течение первых десяти палач должен ежедневно снимать с его спины полосу кожи, в 11-й день отрубить обе ноги, в 12-й обе руки, в 13-й вырвать сердце и наконец в 14-й отрубить голову. Затем части его тела должны быть прибиты к виселицам, воздвигнутым в 14 городах Украины». Гонта, выслушав сметный приговор, с гордостью, о чем свидетельствовали сами поляки, отбросил предложение просить помилования и заявил: «Знаю, за что гибну и не жалею!»

Мужественное поведение Гонты, который даже во время казни показывал пример несломленной стойкости, заставило поляков ускорить расправу. Браницкий приказал обезглавить Гонту на третий день и продолжать исполнение дальнейшей казни на трупе.

12 июля 1768 года Екатерина издала манифест об опровержении Золотой Грамоты.

В указе от 24 июля 1768 года, присланном Румянцеву и в Киевскую губернскую канцелярию из государственной коллегии иностранных дел, было сказано: «1. Тот час по получении сего указа произвести над упомянутыми (в начале указа) запорожцами надлежащий суд, который однако ж весьма скоро окончен быть должен. 2. В суде положив на мере формальный приговор на основании законов, – ибо колодники, будучи взяты с ружьем в руках против войска ея императорскаго величества, не могут, конечно, оправдаться ни в бунтовничьем супротивлении воли и оружию ея величества, ни в разнообразных в Польше варварствах, когда они на самом деле пойманы и следовательно судимы быть должны, яко бунтовщики, нарушители общего покоя, разбойники и убийцы. 3. Когда по сим уважениям, вследствие всех на свете законов, определена будет смертная казнь, переменить ее, при самом исполнении, в телесное наказание кнутом, клеймом и вырыванием ноздрей, ссылкою в Нерчинск, оковавши на месте в кандалы».

Железняка вместе с пришедшими с Левобережья гайдамаками отправили в Киев и 8 июля 1768 года поместили в Киево-Печерскую крепость. Приговором Киевской губернской канцелярии от 25 – 27 августа 1768 года М.Железняка «яко главного нарушителя пограничной тишины», присуджено було «колесовать и живова положить на колесо, но вместо того, отменя оное, в ныне употребляемое самонайважнейшим преступникам наказание бить кнутом — дать сто пятьдесят ударов и, вырезав ему ноздри и поставив на лбу и щеках указные знаки, сослать в Нерчинск на каторжную работу вечно». 12 сентября 1768 года 70 осужденных гайдамак во главе с Железняком отправлены были из Киева для исполнения приговора в Орловский форпост на российско-турецкой границе «вблизость разоренной татарской слободы Балты», что осложнило российско-турецкие отношения вплоть до объявления войны России. Из-под Балты Железняка отправили на каторгу в Сибирь. По дороге ему вместе с 50 гайдамаками удалось убежать 1 ноября 1768 года во время ночевки в слободе Котельве недалеко от Охтырки, «разбив караул и выломав двери, и отбив у солдат десять ружей и у козаков копья и ружья», однако вскоре они были пойманы (указ Киевской губернской канцелярии от 19 декабря 1768 г.). Дальнейшая судьба Железняка неизвестна.

По мнению Т.Таировой-Яковлевой, «Железняка и его друзей спасло от тяжелейшего наказания начало русско-турецкой войны, которая была спровоцирована гайдамаками. Приговор, который был вынесен, не осуществили именно потому, что уже всем было не до этого. Так что эта случайность в судьбе героев Колиивщины сыграла важную роль. Не исключено, что Максим Железняк принял участие в восстании Пугачева. Некоторые гайдамаки там точно участвовали. Что касается Железняка – по крайней мере, нет оснований говорить, что он там не участвовал. Об этом было написано еще в начале 20 века, и было незаслуженно забыто. Есть свидетельства о том, что Железняка и его товарищей встречали в Москве во время их содержания в промежуточной тюрьме. Писатель Державин с ними общался и по этим фактам написал об участии Максима Железняка в восстании Пугачева. Предполагается, что Державин, будучи министром юстиции, знал много и не стал публично писать о том, что способствовало побегу гайдамаков из московской тюрьмы. Как раз развенчивание иллюзий в отношении российской императрицы могло способствовать их участию в восстании.

Хотя само восстание Пугачева до конца не изучено. Есть подозрения, что оно было организовано кем-то из противников Екатерины. То есть, это событие могло быть заказано кем-то из “верхов”. В 1764 году Екатерина издала указ, запрещавший пытки во время допроса. Поэтому ни гайдамаков, ни Пугачева не пытали, так что огромное количество тайн они унесли с собой».

Удар российской армии под Уманью не остановил движение гайдамак. Польша обратилась к российскому правительству с просьбой о ликвидации восстания совместными усилиями. Российские войска вели бои с гайдамаками, после чего «москали» провозглашены были восставшими такими же врагами, как и «ляхи».

Не смотря на московскую вооруженную интервенцию на стороне поляков,  действия гайдамак расширялись. В рапорте князя Мещерского генералу Кречетникову от 13 июля 1786 года говорится о том, что сотня колиев вела тяжелый бой с московским войском, в котором 13 запорожцев и 15 «местных» попало в плен, а после боя направилась на Полесье. В мемориале униатских священников польскому правительству от 22 декабря 1768 года говорится, что огонь колиивского восстания «На Волыни еще до сих пор не погашен».

Осенью 1768 года отряд Станкевича на Смелянщине состоял из около 1000 гайдамак.

В сохраненном в архиве журнале польского войска, бравшего участие в борьбе против восставших, упоминается заклятый бой польских и московских частей с колиями под Жаботином, в котором погибло 40 гайдамак, 70 попало в плен, а остальные прорвались из окружения у отступили в лес. Под датой 9 декабря описываются кровавые бои совместных войск в районе Смила-Жаботин с отрядом гайдамак Станкевича численностью около 300 бойцов. Также упоминается другой бой в районе Смила с отрядом гайдамак в 300 бойцов. В том бою погибло около 100 гайдамак, 99 попало в плен, остальные отступили в лес.

15 декабря отряд колиев из группы Станкевича напал на отделение поручика Вепрейского, охранявшего транспорт пленных.

31 декабря 1768 года князь М.Репнин сообщает графу Никите Панину, что в районе Богуслава, Белой Церкви и до самой Новосербии «снова появились гайдамаки, и бунт мужицкий пылает».

Жестокие бои продолжались всю зиму 1768-1769 годов. По Украине гуляли отряды гайдамак общей численностью около 1000 бойцов. Князь Голицын выслал генерала Вуича с 2000 донцов, 60 стрельцами и пушками. Гайдамаки все до одного погибли в бою.

В марте 1769 года «на Руси все больше разгорается пожар. Восстали крестьяне Украины, Брацславкого, Киевского и частей Волынского воеводств».

15 апреля 1769 года царица выслала Генерал-Губернатору Малороссии Румянцеву новый указ расправиться с повстанцами на Правобережье в случае их перехода на Левобережье «как с прямыми разбойниками».

В мае 1769 года восстание колиев угасло, залитое реками крови восставших, хотя небольшие их отряды действовали в отдельных районах еще во второй половине 1769 года и в следующих годах.

Тяжелые бои гайдамак против польско-российских интервентов длились полный год.

Название «колий», «Колиивщина» встречается в протоколах допрошенных восставших. Так, например, В. Лобуренко говорит: «Когда началась Колиивщина пришли два колия». Подсудимый Пидопригоренко признает, что он «ходил с гайдамаками во время Колиивщины». Много позднее П.Кулиш записал в рассказе Таранухи и Харька Цехмистера из Черкасс название «Колиивщина». Это означает, что название это создал сам народ.

Колиивщина стала поводом для колоссальной важности событий. Это разделы Речи Посполитой, это начало русско-турецкой войны, это ликвидация Запорожья, это ликвидация Гетманщины. То есть, на самом деле, передел геополитического влияния крупнейших империй.

Карта раздела Польши

То, что Колиивщина была организована Запорожьем, не вызывает сомнения. Максимович М. говорит прямо: «Запорожцы предводительствовали резней и довели ее до конца, первые взяли в руки «свяченые ножи». По его оценкам в восстании участвовало не менее 1 000 запорожцев.

Приведу грамоту М.Железняка (Зализняка), в которой он называет себя полковником Войска Запорожского Низового:

«Грамота Железняка. «Я Максим Залезняк, полковник Низового Запороскаго войска, даю от себе документ Феодору Осачому (Осадчому?) местечка Теплика, аби он мещан и прочии громади ключа того местечка в добрем состоянии здержовал, яко то: аби имел власть судити, радити и во всяких случаях добре справовати, добрим добре воздавати, а злих бунтовников смертелними киями карати, а мещанам и прочиим громадам ключа выше описанаго местечка приказую, аби ему во всяких случаях послу(ш)ни були, бунтов между собою не робили. При се(м) будте здорови.

Максим Залезняк, полковник Низовский, с товариством.

Д. 1768 года, июня 13 дня. в Умани».

(Гл. Моск. Арх. М. Ин. Д., польск. дела, 1768 г., связка № 21).

Сообщ. Вл. П-ко».

В рапорте к Н. И. Панину от 11/22 июля 1768 г. М. Кречетникова, который арестовывал гайдамаков, говорится, «что 930 человек в Гумане вдруг гайдамаков взято, и с коих по точному разбирателству найдено наших запоросцов 73». Неделей позже Кречетников доносил Панину: «порутчик Кологривов привел 85 гайдамаков, в коем числе 49 запоросцов».

Только в этих двух рапортах упомянуты 122 запорожца, принимавших участие в Колиивщине. Если еще можно сомневаться в точности определения запорожцев Кречетниковым, произведенного по горячим следам, то уже ордер П. А. Румянцева к кошевому атаману от 24 июля 1769 г. не оставляет сомнения. Он приказывал «не укрывать от наказания… тех людей, которых повседневно приводят ко мне посланные команды из Польши, ловя их в шаиках гаидамацких, а они все показуют себя запорожцами, отлучившимися из Сечи самовольно». Румянцев настаивал, что «вам господин кошевой атаман со всеми старшинами и товариством надлежит отлучить из общества всех таковых, которые недостоины носить почетного имени воина». Цифры по результатам захвата колиев под Уманью называл и Н. Репнин (10/21 июля): «взятих 938 человек, между коими действительно по нещастю нашлись 87 запорожских казаков».

Очень близко к реальности описывал ситуацию генерал-майор М. Кречетников в письме Н. Репнину от 18 (29) июля. Он писал о запорожцах, что «они обыкновенно из Сечи выходят, не спрашивая никово, а потом уже, соединясь, грабительство делают».

П.Мирчук приводит вывод исследователя Василия Грекова: «Итак, как видим, повстанческое движение в Польской Украине, известное под название Килиивщина, находило общее сочувствие всего Запорожского Товариства, во главе с войсковой старшиной». «Сочувствие, помощь, даже конфиденциальные разрешения кошевого атамана запорожским козакам идти гайдамаковать в Польшу – такими чертами можно охарактеризовать отношение Запорожского Коша к повстанческому движению в Польской Украине, известного под названием Колиивщина. Лишними были все уверения запорожской старшины о непричастности к этому движению. Российское правительство не верило ей и имело на то основания: численные отряды козаков, действовавшие во главе с Максимом Железняком в Польской Украине, и тайные разведки в самой Сечи, выявлявшие настоящее отношение войсковой старшины к повстанческому движению раскрывали всю фальш этих уверений…Что касается отправки со стороны кошевого атамана войсковых команд для задержания гайдамацких отрядов во время Колиивщины, о чем вспоминает Воейков в своем ордере на имя бригадира Черткова 31 июля 1768 г., то они – эти отправки – безусловно были вынуженными, поскольку отправлялись, как свидетельствует сам Воейков, «В силу его ордеров».

Пономарев О.М. говорит о том, что Кош старался скрыть участие запорожцев в Колиивщине, а при их аресте и принадлежность к Войску Запорожскому.

Польские мемуаристы, польские и российские историки, польское и российское правительства крайне враждебно относились к Колиивщине и каждый раз повторяли, что восстание имело архаичный характер разбоя и грабежа, лишенного цели и программы, а все его участники – безграмотные преступники и пьяницы. Это в свое время имело очень большое влияние на украинских историков, которые только тем и занимались, что оправдывали Колиивщину или вторили врагам государственности Украины.

Согласитесь, сложно воевать, будучи безграмотными пьяницами и преступниками. Сама Польша не смогла справиться, в который раз, с гайдамаками и вынуждена была просить военной помощи у России для ликвидации восстания.

Совсем иначе восприняла Колиивщину украинская народная традиция, у которой нет сомнения в правоте идей восстания: идей национальной воли и социальной справедливости, и которая придала ореол героичности всем лидерам гайдамак.

И одни историки, и другие правы в своей оценке гайдамак – это изначально криминал, «воры и разбойники», при этом отменные воины и к тому же торговцы – успешно торговали угнанным скотом и лошадьми. Были среди них и характерники. И, безусловно, сепаратисты с точки зрения Польши и России, оккупировавших Правобережную и Левобережную Украину.

Подготовку гайдамаки проходили в Запорожской Сечи, которая имела в своем составе даже школу для детей. Попадая туда детьми, начинали с подсобных работ, были наймитами (наемными работниками), ходили с чумаками, затем шли в гайдамаки или становились гайдамаками, затем отправлялись чумаковать. Как чумачество, так и гайдамачество, впрочем, и козачество, были всенародным явлением. В 18 веке Украина (страна козаков) все еще умело держала оружие в своих руках, а военная доблесть Запорожья принесла России победу в русско-турецкой войне, как приносила победы своим союзникам и в прошлом.

Политика и действия Запорожья характерны захватом территорий, полной зачисткой, наведением там своих порядков. Так действует мафия. Но и тихим сапом козаки расселялись из Запорожья. В наказе Коша, поданном на Комиссию Уложения в 1767 г. прямо говорится, что большинство запорожцев, принятых на службу, «по желанию их и по волности… идут в Малую Росию, в Полшу, в Волощину и тамо женятся». Войско Запорожское Низовое в своем наказе просило, чтобы эти запорожцы официально числились «под владением и командою Коша войска запорожского низового». Из этого наказа виден механизм экспансии и внедрения на сопредельные территории.

Генеральная карта от Киева по реке Днепру до Очакова и по степи до Азова с показанием Новой Сербии со Слобоцким казачьим поселением и с Украинскою линией, также Турецкой области и Польского владения с Российскою Империею границы (Скальковский А. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края. – Одесса, 1836, приложение к 1-му тому).

В 16 веке Запорожье официально получило от Польши за военную доблесть и заслуги Вольности – территорию южной Украины – которыми владело издавна (можем предположить, что с века 14-го минимум). «Малая Россия, Польша и Волощина» находились за пределами Вольностей Запорожских.

Все исследователи говорят о том, что козаки вели партизанские войны – свое любимое дело, в котором очень преуспевали. Так действует ндрангета. И так действовал Хабад.

В Ндрангете существует 4 уровня подготовки: поединок, зарабатывание денег, руководство, святость (волшебство).

Чумаки были воинами-торговцами, что соответствовало уровню зарабатывания денег. Атаманы чумаков были характерниками – это уровень волшебства.

Гайдамаки соответственно – это уровень поединка. Их атаманы также были характерниками.

Знаменитее характерника Запорожской Сечи, чем атаман Иван Сирко, вы не найдете.

Народ Войска Запорожского и само Войско Запорожское Низовое умели искусно воевать, зарабатывать деньги на торговле и чумачестве, батьки-атаманы руководили так, что избирались лет по 10 к ряду, а уж какими волшебниками – характерниками –  были и козаки, и чумаки, и гайдамаки!

Запорожская Сечь, готовившая гайдамак, чумаков, ватажков, по своему устройству 16 – 18 века (этот период  наиболее отражен в письменных источниках) аналогична Ндрангете.

Автор Евгения Тарасенко

Литература:

  1. Антонович В. Б. Моя сповідь: Вибрані історичні та публіцистичні твори / Упор. О. Тодійчук, В. Ульяновський. Вст. ст. та коментарі В. Ульяновського. — К.: Либідь, 1995. — 816 с. («Пам’ятки історичної думки України»)
  2. Бігун О. Освячення ножів: до етичних парадоксів поеми Тараса Шевченка “Гайдамаки” – Науковий вісник Ужгородського університету, 2014/УДК 929 Шевченко+821.161.2-1.09.
  3. Грамота Максима Железняка // Киевская старина, № 3. 1905
  4. Енциклопедія українознавства. Загальна частина (ЕУ-I). — Мюнхен, Нью-Йорк, 1949. — Т. 2. — С. 443-466.
  5. Костомаров Н. И. Материалы для истории Колиивщины или резни 1768 г. – КС, 1882 г., № 8, с. 297 – 321.
  6. Максимович, Михаил Александрович. Собрание сочинений: [в 3 т.]/ М. А. Максимович. – Киев: [б.и.], 1876 – 1880. Т. 1: Отдел исторический . – Киев: Тип. М. П. Фрица. – 1876. – VIII, 847 c.
  7. Мальцев О. Обманчивая тишина. — Днепр: Середняк Т. К., 2018, — 154 с.
  8. Мальцев О.В., Лунев В.Е. Философия юга Италии – Днепр, Середняк Т.К. – 2020, — 443 с.
  9. Мишо Ж.Ф. История крестовых походов — Глава II. С отбытия крестоносцев до осады Никеи (1096—1097) пер. С.Л.Клячко. Histoire des croisades. — Дата создания: 1812—1822, опубл.: 1884. Источник: История крестовых походов: и многими политипажами в тексте / Г. Мишо; перевод с французского С.Л. Клячко; с 32 отдельными рисунками на дереве Густава Доре. – Издание Товарищества М.О. Вольф, 1884. – 229 с.
  10. Мірчук Петро. Коліївщина. Гайдамацьке повстання 1768 р. – © Бібліотека Українознавства, ч. 41. Наукове Товариство ім. Тараса Шевченка. New York 1973. З друкарні Української Видавничої Спілки в Лондоні. 200 Liverpool Road, London, N1 1LF.
  11. Мордовцев, Даниил Лукич. Гайдамачина: историческая монография/ [соч.] Д. Мордовцева. – Изд. 2-е, испр. – Санкт-Петербург: Тип. Н. А. Лебедева, 1884. – VIII, 345 c.
  12. Навроцький, Борис Олексійович. Шевченкова творчість [Електронна копія]: зб. ст. / Б. Навроцький ; Ін-т Тараса Шевченка. — Електрон. текст. дані (1 файл: 186 Мб). — Харків ; Київ : Літ. і мистецтво, 1931 (Київ: НБУ ім. Ярослава Мудрого, 2019).
  13. Пономарьов О.М. Неопубліковані документи про Коліївщіну. – Публікація архівних документів/ УДК 930.253:94(477)«1768».
  14. Симон Закревский. О походах против гайдамак (пер. П. Кулиша). Текст воспроизведен по изданию: Рассказ современника-поляка о походах против гайдамак // Записки о Южной Руси. Т. 2. СПб. 1857.
  15. Скальковский А.А. История Новой-Сечи, или Последнего Коша Запорожского. – Ч. I–III. – Одесса, 1846. – 1048 c.
  16. Скальковский А.А. Наезды гайдамак на Западную Украину. 1733 – 1768. Сочинение Скальковскаго А. – Одесса, 1845. – 230 с.
  17. Таирова-Яковлева Т. Участие запорожцев в восстании гайдамаков 1768 г. (Колиивщина). Санкт-Петербургский университет, DOI 10.15826/qr.2019.3.418,
 УДК 94(470)”1768″+94(477)”1768″+316.485.22
  18. Требник Петра Могилы – https://azbyka.ru/otechnik/Petr_Mogila/trebnik-petra-mogily-chast-2/
  19. Шевченко Т. Г. Повне зібрання творів: У 12 т. /Редкол.: М. Г. Жулинський (голова) та ін. — К.: Наук. думка, 2001 — ISBN 966-00-0625-X. Т. 1: Поезія 1837-1847 / Перед. слово І. М. Дзюби, М. Г. Жулинського. — 784 с: портр. ISBN 966-00-0712-4. Друкуються поетичні твори 1837—1847 рр.
  20. Шульгин, Яков Николаевич. Очерк Колиивщины по неизданным и изданным документам 1768 и ближайших годов/Я. Шульгин. – Киев: Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1890. – 209 c.
  21. Колиивщина открыла путь к ликвидации Запорожской Сечи и российскому завоеванию Крыма – историк Татьяна Таирова-Яковлева. https://censor.net/ru/resonance/3159947/koliivschina_otkryla_put_k_likvidatsii_zaporojskoyi_sechi_i_rossiyiskomu_zavoevaniyu_kryma_istorik_tatyana
  22. Колиивщина: без крайностей. Украинское восстание по российскому предписанию? Сергей Грабовский. https://day.kyiv.ua/ru/article/podrobnosti/koliivshchina-bez-kraynostey
  23. Чумаки. https://www.lnvistnik.com.ua/ru/chumaki/?fbclid=IwAR2E2z7YzoPSLT0ocz9ZLZkmYjiDhlCNAqFLf9rGZHt-ZWhPxKlRe6H8QK8

 

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply