Калейдоскоп ущербности

Калейдоско́п — оптический прибор-игрушка, чаще всего в виде трубки, содержащей три продольных, сложенных под углом зеркальных стеклышка; при поворачивании трубки вокруг продольной оси цветные элементы, находящиеся в освещённой полости среди зеркал, многократно отражаются и создают меняющиеся и непременно симметричные узоры.

   ОТ АВТОРА: «Чем я все это заслужил?», «Почему я?», «Почему у других… а у меня…» – список подобных вопросов можно продолжать и продолжать. Смею предположить: хоть разочек, но у каждого сознательного жителя планеты Земля возникали подобные мысли – о справедливости и несправедливости жизни. Во всяком случае, у очень многих. Да вот, даже сейчас, немало людей оказались в крайне неудобном положении из-за введенных властями ограничительных карантинных мер. И касаются они не всех, и соблюдают их на деле не все. И роятся, роятся мысли: почему одним можно, а другим нет… Ещё один соблазн погрузиться в размышления о том, как все несправедливо… там и увязнуть, сделав себя жертвой обстоятельств…

ЗАМЕТКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА НА ПОЛЯХ: Реальная жизнь сказочно многоразнообразна и далеко не всегда предсказуема даже наукой и вождями. У неё всегда находились те или иные обстоятельства (в том числе и неожиданные), влияющие на человека, на его планы, настроения и даже… судьбу. Соответственно, подобные обстоятельства способны влиять и на сообщества людей. Это ясно всякому, кто хоть немного жил активно, сталкивался с такими факторами влияния, знакомился с опытом предков и сличал его со своей практикой. Касается это и макро- и микроуровня. Сей закон в шутку, но очень точно, сформулировал академик Ландау: мы с вами являемся свидетелями процессов определённого порядка, поскольку остальные процессы протекают без свидетелей. Когда-то, на заре человечества, в решаемых им задачах было огромное количество неизвестных. С тех пор многое, очень многое изменилось, человечество накопило громадный опыт – и научный, и бытовой. Вот уж, что называется – сын ошибок трудных. Но тех процессов, которые мы пока всё ещё не наблюдаем и потому не знаем, почему-то не становится меньше. Да и те, которые выявлены, познаны и изучены, всё ещё чреваты сюрпризами и нередко как бы издеваются над нами. Что уж толковать о новинках…

Вот вам, читатель дорогой – всё известно о том, что сейчас, в настоящую минуту, протекает в толще вашего организма? Ни один трезвомыслящий человек не ответит на этот вопрос категорически утвердительно. Какие-то процессы и явления – известны хорошо, какие-то – так себе. Иные – еле-еле. А чего-то и вовсе не знаем. Может, этих, последних, и нет вовсе. А может, и есть, просто не обращают на себя внимание. Пока… Ну, а вне нас – всё ясно-понятно? Мы знаем, что из себя представляет земная глубина под ногами и процессы в толще земного шара? А камушек, километров семьдесят в длину и пятьдесят в ширину, который летит в сторону планеты нашей голубой с неописуемой скоростью – пролети ли мимо на безопасном расстоянии? Нечто подобное в начале ХХ века превратило на Севере ночь в день и вывалило тайгу на десятки километров. Это нечто, правда, пало в низовьях реки Тунгуски. Но ведь могло – и на Нью-Йорк. Или – на Куликово поле, не дай Бог.

Нет, определено: при всей своей несимпатичности, булгаковский профессор Воланд куда убедительнее полуграмотного поэта-романтика Бездомного, убеждённого в том, что только сам человек и строит свою судьбу. То есть, планировать-то он её планирует. И нередко прилагает все усилия для выполнения и перевыполнения этого плана. Но «…Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам!». Тем более – не снилось нам, простым смертным. И это многое нередко подстерегает нас на большой дороге жизни. Так что тезис «Мы – кузнецы своего счастья!» – при всей его привлекательности (и обязательности в недавнее время) – в ходе реализации у очень многих спотыкался о те самые некие обстоятельства, которые вносят в судьбу свои – иногда весьма чувствительные, – коррективы…

   ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ АВТОРА: Убеждена – не стоит забывать того, что каждый сам творец своей жизни и своей судьбы. Одна из предыдущих статей раскрывает проблематику справедливости и несправедливости в лицах. Рекомендую к прочтению: «Почему одному можно, а другому нельзя?»
А тема данной статьи посвящена ущербности – новой категории глубинной психологии, которую на протяжении многих лет исследовал кандидат психологических наук, доктор философии, академик УАН Олег Викторович Мальцев. Введение в основы ущербности описаны в его книге «Психология фотографа».

«Ключ к пониманию мира, к его устройству, ключ к величию –
эта самая ущербность. Если человек сможет ее осмыслить и сможет
ею воспользоваться, он добьется всего, что только возможно
и даже невозможно…». Олег Мальцев.

«Если житие потерпевшим тебе претит, я помогу разобраться в простейших азах Ущербности, в чьём плену по собственному согласию и неразумению пребывают миллионы и миллионы тебе подобных…», – с этих слов начинается непосредственно само введение в понятия дозы и предела ущербности. Вот и мы приступим.

Прежде всего, необходимо отметить, что в мире существует две формы дозы ущербности. Первая – ущербность, которая есть у человеканекая персональная доза ущербности. Она формируется в человеке с ранних лет до определенного уровня развития личности. Вторая – ущербность, которая передаётся от одного человека к другому, словно вирус. Соответственно, когда мы говорим о дозе ущербности человека, имеется ввиду конфигурация этих двух форм, которые, безусловно, у каждого человека будут разными. «Именно эта конфигурация исключает объективность из его жизни», – пишет ученый в своей книге. На всякий случай, чтобы читатель точно осознавал всю важность данного заключения, уделим еще пару строк этой теме.

По сути, без объективности любой шаг, вывод и мнение человека будут неверными. Под неверными здесь понимается то, что не ведет к желаемому положению вещей. К примеру, даме, желающей счастливой семейной жизни, но считающей, что все мужчины ужасны и достойных уж нынче совсем не осталось, завязать отношения для той самой счастливой жизни будет невозможно. И чем сильнее ее убеждение, тем больше оно будет отдалять ее от желаемого. А все потому, что наша дама, будучи абсолютно не объективной, пришла к ошибочному мнению: «достойных мужчин – нет». Академик Мальцев часто приводит пример с картой: необъективность человека сравнима с перемещением по городу, к примеру, Нью-Йорку, на автомобиле ориентируясь по карте… ну, скажем, Киева. И если в первом примере ничего фатального не наблюдается, то здесь мы уже понимаем – по дороге можно и столб поймать. Поэтому, дорогой читатель, не стоит недооценивать всю фатальность отсутствия объективности в жизни человека, и важности такой категории, как ущербность.

ЗАМЕТКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА НА ПОЛЯХ: Оно конечно, хорошо бы человеку не просто стремиться к правде и не только приближаться к истине (что, вообще говоря, тоже ведь свойственно не всякому), но и достигать этой самой истины, располагать ею. Это не вопрос. Вопрос, и многотысячелетний, в другом – как это сделать. То есть, как увидеть, услышать, почувствовать реальность – не надуманную политиканами, не опосредованную художниками, не сформулированную учёными (между прочим, тоже ведь – люди, им тоже свойственно ошибаться), а истинную, природную? Знаете, в семидесятые годы явилась к нам и такая сенсация: четыре гражданина СССР, слепоглухонемые от рождения, защитили кандидатские диссертации. Люди, покинувшие лоно матери уже отгороженными от мира со всех сторон – ни света, ни цвета, ни звука, ни слова. Особой азбукой «Из руки в руку» они выучились общаться с миром, принимать информацию извне и отправлять её туда же. По единственному этому каналу получили они представление обо всём сущем, достаточные для получения знаний в объёме полного среднего и высшего образования. И для защиты диссертаций. Конечно, тут следует учесть и феноменальность самой ситуации, и волю этих несчастных. И инициативу серьёзных учёных, для которых это было дерзким научным экспериментом. Но… само явление слепоглухонемоты – не напоминает ли ситуацию, в которой оказывается значительная часть людского рода, покидая материнское лона и оказываясь в миру? Для самостоятельного плавания в море-океане житейском нужна лоция. А где её взять? Объяснений-описаний мира и его окрестностей – навалом. Но они – разные и противоречивые. Да и каналы, связывающие познающих с макро- и микромиром, при всей гениальности их Творца, далеки от совершенства. Зрение, слух, осязание, обоняние, органолептика, мозг, принимающий, обрабатывающий и выдающий информацию – всё гениально. И всё субъективно. Потому-то снабженные всей этой прибористикой, лучшие люди мира не могут договориться между собой. А о нас и говорить нечего: соглашаемся полностью, соглашаемся частично, не соглашаемся, возражаем. Протестуем. Скандалим. Дерёмся. Воюем. А по большей части – вообще не вмешиваемся в спорные дела. И не потому, что – как сказал Пушкин, – мы ленивы и не любопытны. Вернее, не только потому. Ведь не был же Всадник Золотое Копье, Понтийский Пилат, ни глупцом, ни лентяем. А как процедил сквозь зубы – «Что есть истина?», так эхо до сих пор, уже две тысячи лет, в оконных стёклах позванивает. Хотя и слышат это эхо далеко не все. Просто Пилат много учился, много думал, много страдал и странствовал. Воевал. И кое-что понял – в том числе и в смысле истины…

ПРОДОЛЖЕНИЕ АВТОРА: Поговорим подробнее о второй форме ущербности – той, что передается от одного человека к другому. Безусловно, это связано с тем, что человек живет в обществе среди себе подобных представителей рода человеческого, где каждый – со своей дозой ущербности. Вспоминается лермонтовский «Герой нашего времени»: «Такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, — другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, — меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял. И я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду — мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, — тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины». У этого произведения, как и у его автора, и при жизни, и теперь предостаточно критических комментаторов. По-разному трактовали они его высказывания. Автор данного материала считает эти строки демонстрацией того, как общество влияет на формирование человеческой личности…

Стоит подчеркнут, что здесь существует также несколько проявлений ущербности:

1. Социальная парадигма. Она содержит определённые сценарные шаблоны, касающиеся самых различных сфер жизни, таких, как школа, университет, трудоустройство, личная жизнь. По сути, речь идет о негласных правилах общества, как нужно жить человеку среди себе подобных. Что такое это самое «общество», никто не знает – фантом. Но при этом достаточно лишь самого факта существования шаблонов, и если человек выходит за их рамки, встречает осуждение в социуме. К примеру, существует негласное правило, что человек «должен» окончить школу, поступить в университет, а затем устроиться на работу. И при этом еще завести семью и родить детей – главное, не сильно рано и не сильно поздно. Если человек следует другой парадигме, то он становиться «белой вороной» в обществе.

  1. Определённые консенсусы. В каждой отрасли невидимо складывается группа консенсусов, которая интеллектуально создает саму отрасль. Это шаблоны общего понимания людей о том, как всё должно происходить. Например: чтобы стать доктором, необходимо пять лет учиться в университете, затем ещё пару лет проходить интернатуру. И только затем у человека появится возможность начать врачебную практику за минимальную заработную плату. Или к примеру, считается, чтобы устроиться на хорошую работу, необходимо закончить высшее учебное заведение, а предварительно школу. Хотя менеджеры действительно успешных организаций никогда не ставят в приоритете наличие высшего образования соискателя. Они оценивают прежде всего его личные качества и уже существующие навыки, а для этого не всегда нужен листок бумаги с печатью.
  2. Профессии. У большинства людей сегодня сформировалось ущербное отношение к тем или иным родам деятельности. Всё меньше наблюдается людей, умеющих ремесленничать. Такие профессии, как плотники, каменщики, сварщики стали считаться не престижными. В то время, как менеджеры, адвокаты и маркетологи считаются своего рода элитарными. Складывается впечатление, что все рвутся в руководители, не желая быть подчиненными. Однако крайне ошибочно полагать, что отучившись 5 лет в университете по специальности «менеджер», человек готов сразу стать руководителем. Мы не будем в этой статье затрагивать злободневную тему высшего образования. Однако сейчас наблюдаемое на рынке труда свидетельствует о том, что люди как будто совершенно не стремятся действительно чему-то научиться, а ВУЗы словно не стремятся или даже не способны научить тому, что позволит стать профессионалом. Иначе б у нас не было повального количества людей с высшим образованием, которые занимаются посредственной деятельностью.
  3. Модели поведения. Они являются контрпротивоположностью навыкам и передаются крайне быстро. Здесь речь идет о следующем: вместо того, чтобы учиться, обретать навыки и добиваться результатов, человек просто начинает копировать модель поведения других. Сразу вспоминается посыл некоторых западных гуру «думай, как миллионер!». Что, если человек начнет думать, как миллионер, вести себя соответственно, но при этом не будет прилагать никаких усилий, чтобы этот миллион заработать? Вероятно, этот человек очень скоро встретиться с внешним сопротивлением среды и общества, которые не готовы согласиться с тем, что он – миллионер. Что будет дальше, не трудно догадаться…

Чем больше в человеке ущербности, тем ближе он к ее пределу, который заканчивается одним из пяти фатальных событий: смертью, преступлением, формой заболевания, тупиком или развалом личности (об этом мы подробно писали в прошлой статье «Дамоклов меч ущербности»). Таким образом, у каждого человека существует три формы ущербности: постоянная, передающаяся и ее предел.

Конфигурация этих трех составляющих, словно персональный калейдоскоп ущербности человека, через который он созерцает мир.

    ЗАМЕТКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА НА ПОЛЯХ: Вернее, опять-таки, думает, что его созерцает. На деле, в отличие от подзорной трубы, похожий на неё калейдоскоп оборудован только видоискателем, но у него нет объектива. Тыльная сторона его зрительной трубки – матовое стёклышко или папиросная бумага: свет пропускает, изображение – нет. И потому наблюдатели мира сквозь волшебный этот прибор всегда видят яркую, разнообразную, неповторимую и неизменно симметричную картинку – к реальности не имеющую ровнёхонько никакого отношения. Слава Богу, с калейдоскопом – в прямом смысле слова – имеют дело обычно дети. Что до широкого смысла – увы, нечто детское проглядывается и очень многих взрослых мира сего. Особенно – в его минуты роковые, на разломе времён, в чрезвычайных обстоятельствах. О таком детстве взрослых прямо и определённо высказался академик Мальцев в беседе, посвященной нынешней ситуации и опубликованной в нашем журнале…

 

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Автор Гужва Анастасия

Leave a Reply