Не лекарством единым… Интервью с Романом Торговицким

     «То, что приведет к революции в медицине и психотерапии».
Роман Торговицкий.

Тезис о том, что самое главное в жизни – здоровье, в самой передовой стране мира долгое время считался обывательским. Высокая идея, борьба за её торжество, любовь к родине, защита отечества, трудовые достижения и прочее тому подобное считались в тысячу раз важнее такой мещанской безделушки, как здоровье человека. И потому во имя всего хорошего было принято не щадить своего здоровья. И даже такого его проявления, как сама жизнь. Отчасти и этой системе идей мы обязаны нынешним плачевным состоянием отечественной медицины. Кажется, ни на оной жизненной сфере мы так не экономили, как на тех двух, которые всегда считались по праву в цивилизованном мире главнейшими – здравоохранение и учёба-воспитание. Ну, и – соответственно – доэкономились…

Современные наши учёные считают: если бы мы именно этим двум пластам жизни, и прежде всего – здоровью наших людей, – уделяли больше сил-средств-внимания, чем идейной болтовне и партполитаппарату, нынешние объективные сложности встретили бы совсем в иной обстановке. Выходит, не так уж смешно звучит старая одесская притча-диалог: «Ну, что ваш Сёма?». «Ой, знаете, он… умер…». «Ай, бросьте: умер, шмумер, лишь бы был здоров!».

Тема здоровья человека и жизнедеятельности современной медицины в нашем журнале имеет постоянную прописку. В этом ряду занимает своё место и материал доктора медицинских наук и психосамолога Леонида Гудкина, который согласился дать интервью корреспонденту нашего научно-популярного журнала. Мы уже предлагали вниманию читателя его подход к проблематике этого круга. Взгляд ученого на современную медицину и его подход к лечению заболеваний описан в статье «Вылечиться или полечиться? Каждому свое…».

Продолжаем этот цикл. Знакомьтесь, кто не знаком: Торговицкий Роман – выпускник Гарвардского университета, Ph.D в области медицины сна, основатель американской БО «Healing War Scars» и украинской БО «Сердце Воина», которая занималась психологической реабилитацией воинов АТО в 2014-2017 годах.


1. Роман, спасибо за то, что вы согласились уделить время нашему Вестнику. Расскажите о своих исследованиях, в особенности – последних. Что сейчас – главное в научной деятельности?

Последние годы я работаю в двух направлениях: первое – создание системного и целостного подхода в лечении человека и оптимизации здоровья. Второе – развитие интороцептивной терапии.

Сейчас работаю над научной статьей, в которой интегрирую научные знания из разных областей для построения модели работы интероцептивной терапии, которую развиваю последние 7 лет. За эти годы появилось много интересных результатов по успешной работе с большим спектром заболеваний, которые плохо поддаются стандартному лечению: бессонница, депрессия, панические атаки, хронические боли, фибромиалгия и другие. К сожалению, в клинической медицине и психотерапии само слово “интероцепция”, собственно, как интероцептивная терапия, вообще не известны. Поэтому поясню, что это за зверь такой.

Мы хорошо знакомы со стандартными сенсорными каналами, которые включают в себя зрение, обоняние, слух и т.д. Благодаря органам чувства, мы получаем информацию о том, что происходит во внешнем мире и о позиции в нём нашего тела. Помните фильм «Шестое чувство» с Брюсом Уиллисом? Там фигурировал мальчик, у которого были уникальные возможности, то самое 6-ое чувство, которое и позволяло ему устанавливать связь с миром призраков. Собственно, с этим мы и работаем…

Нет, с потусторонним миром мы не устанавливаем связь, но, как и в фильме, исследуем работу с практически не известным 6-м чувством – интороцепция (если быть более точным,  не 6-е, а 8-е чувство). Это орган чувств, на который намекала и прямо указывала фантастическая литература и который наука и медицина игнорировали на протяжении более 100 лет. Это и есть интороцептивная система – секретное пока восьмое чувство, которое позволяет нам регистрировать физиологическое состояние тела. Именно благодаря интероцептивной системе в организме человека есть скрытые возможности регулирования, лечения и оздоровления.

Более того информация, собранная интороцептивными сенсорами, формирует наше глубинное “Я”. Почему это важно? Во многих психологических расстройствах, таких как депрессия и панические атаки, присутствуют сложные, подчас неприятные ощущения. Эти ощущения очень тонки и не тренированному человеку их очень сложно заметить. Подобные неприятные ощущения создают фундамент для неприятных и сложных эмоций и мыслей. Одна из магий интороцептивной терапии заключается в том, что – постепенно научив человека трансформировать неприятные тонкие ощущения в приятные, меняется настроение, эмоциональный настрой и пропадают беспокойные или депрессивные мысли. И все это происходит без длительных обсуждений проблем детства, которые часто происходят месяцами, а иногда и годами в психотерапии. Можно подумать, что такой процесс поверхностен – раз заменили трухлявые яблоки на свеженькие, то и дело в шляпе. На самом деле процесс глубинный и в процессе терапии часто выходят и вычищаются автоматические программы и психотравмы, до которых не удавалось добраться годами в психотерапии. В результате человек получает мощный инструментарий – умение входить в психофизиологическое состояние внутренней радости, которое вовсе не обусловлено исключительно успехами или неудачами во внешнем мире.

Я верю в то, что интороцептивная система и терапия со временем революционизируют все области, работающие с организмом человека.

Представьте, что было, когда создали первую автомашину, до которой  катались на лошадиных тележках. И тут – на старт выходит автомобиль и легко оставляет позади всех лошадей. Люди в шоке – что это за металлическое чудо? Нечто подобное мы наблюдаем и с интероцептивной терапией. Она открывает абсолютно новые возможности и измерения и благодаря этому лечение многих заболеваний становится намного быстрее и успешнее.

2. Следующий вопрос Вам, как человеку, который уже побывал во многих странах и общается с заграничными коллегами. Если сравнить медицину в Украине с медициной в других странах мира, что в ней общее, и чем она кардинально отличается?

Подчеркну только одну общую проблему – бич всех систем медицин, с которыми я сталкивался. Когда дело доходит до спасение жизни, например, американская медицина работает успешно. Украинская система здравоохранения, конечно же, позади. Но когда речь идёт о лечении не острых заболеваний, а хронических, с колоссальным количеством заболеваний медики просто-напросто не знают, как работать – это и хронические боли, и психологические расстройства.

Одна из ключевых проблем – то, что уже несколько поколений врачей учат работать практически только лекарствами. Если лекарства не работают – врач в растерянности. Я не часто встречаю феноменальных врачей, которые откинули догмы и пустились в свой путь, исследуя научную литературу и пытаясь понять, как стать суперэффективным врачом. Такие врачи, конечно, на вес золота.

Научные исследования показывают, что лекарственное лечение зачастую не эффективно. И тут не вопрос, что ещё не придумали суперлекарство, дело в другом – в том, что наше здоровье во многом зависит и регулируется внешней средой и процессами саморегуляции. Приведу пример: яркий вечерний свет – один из мощнейших гормональных дизрапторов и ему подвержена большая часть человечества каждый божий день. Мы, как правило, игнорируем или не знаем, что именно создаёт и укрепляет здоровье, а что его губит. А потом пытаемся создать суперлекарство, которое это вылечит. Нет, я не против лекарств. Лекарства суперэффективны в некоторых заболеваниях, но для большинства – увы – магической пилюли нет.

Кстати, одна вещь, которая не перестает меня поражать среди многих украинских врачей – это практически полное игнорирование конфиденциальности данных пациента. Не раз сталкивался с ситуациями, когда врач начинает рассказывать или хвастаться – каких известных людей и от чего он лечит. А один раз, на годовом осмотре в одной из самых дорогих клиник Киева, врач мне показал электронную медкарту другого пациента. У меня каждый раз глаза на лоб вылезают. Просто в штатах такое даже представить себе сложно настолько врачи уважают конфиденциальность клиента.

3. В одном из своих интервью, Вы говорили, что – прежде, чем современные исследования доходят до практикующих врачей, в среднем проходит 17 лет. Как Вы считаете, с чем это связано и как можно ускорить внедрение новых практик?

В плане лекарственной терапии 17 лет не такой большой срок ведь лекарство нужно проверить не только на эффективность, но и на безопасность, а потом и на эффективность в реальном мире (то, что называется real world evidence). Были случаи, когда в клинических испытаниях лекарственный препарат работает, а когда его начинают применять реальные врачи в реальных условиях с разнообразными пациентами, лекарство уже теряет свою эффективность.

Самая большая проблема, я бы сказал, в другом: если лекарственные препараты продвигаются фармакологическими компаниями, то исследования по нелекарственной терапии застревают в научных кругах. На них сложнее заработать. И, увы, они не доходят до пациентов ни то, что за 17 лет, а иногда и за 40…

4. Врач из Германии Леонид Гудкин, когда давал интервью нашему корреспонденту отметил, что сегодня глобальной проблемой в медицине является утрата комплексного подхода, а также узкая специализация медицинской отрасли. Т.е. речь идет о том, что отсутствует системный подход к человеку – исключается психологическая и ментальная составляющие и при этом мы еще наблюдаем дробление профессии врача на отдельные узкие направления. Можно Ваш комментарий по этому поводу? И что, по-вашему, является глобальной проблемой в современной медицине?

Да, на все 100 % – согласен. Я написал несколько популярных статей на эту тему. Увы, даже в штатах и Европе катастрофически не хватает специалистов, которые могут диагностировать и лечить целостно, пытаться находить первопричины, работать со всем организмом человека, а не задавливать симптомы. Создание системного подхода на основе последних научных исследований и есть второе направление моей работы, о котором я уже упоминал в начале нашего интервью. Вместо того чтобы лечить симптомы заболевания, мы выбрали другой путь – увеличивать “индикаторы здоровья и благополучия” основных систем организма. Например, вне зависимости от заболевания, на первых шагах терапии мы всегда фокусируемся на увеличении индикаторов здоровья трёх систем: сон, циркадная система (биологические ритмы) и интероцептивная система.

И тут важен не только фокус на работе с системами, а не с симптомами, а ещё более важно, что если медицина обеспокоена понижением индикаторов болезни (то есть симптомов), то нас интересует повышения индикаторов здоровья. Порой удивительным образом мы наблюдаем: как увеличение индикаторов здоровья полностью снимает симптоматику, которую пытались лечить безуспешно врачи. Это кардинально разные подходы и, благодаря кардинальной разнице в подходе, нам часто удается создать методы лечения, которые мы видим: эмпирически работают быстрее и эффективнее.

Анастасия Гужва

Почта для обратной связи: info@lnvistnik.com.ua
Подписывайтесь на наш Telegram канал: t.me/lnvistnik

Leave a Reply