Подвиг длиною в жизнь…

О неизвестных выдающихся ученых

Герой… Кто он? Каков он? Как становятся героями? И кого мы можем так назвать? Толковые словари нам подсказывают варианты. В греческой мифологии – сильные, отважные, мужественные люди, исключительно мужского пола. Они обратили на себя внимание тем, что защищали Отечество и слабых, вступали в бой с равными себе по силе или даже более сильными носителями зла. И побеждали их. В древности считалось, что герой происходит от человека и Бога. Или Богини. Поэтому он силён, отважен, могуч, решителен, как Бог. Но, увы, смертен – как человек. Бессмертие героев – формула, употребляемая исключительно в широком смысле: умер, погиб, но сохранил свои имя и деяния в истории. Где герой – там подвиг или подвиги. У Геракла, помнится, их было целых двенадцать… В некоторых странах и сегодня это – почётное звание. Оно не всегда находило героя сразу после свершения им подвига: бывало, это случалось много позже, даже и за пределами его жизни. В СССР были и случаи, когда официального героя лишали этого звания. Всяко было…
Термин этот часто употреблялся и употребляется по отношению к главному действующему лицу в литературе и искусстве. Если даже никаких героических поступков он (она) не совершил. Не так уж редко слово берётся в кавычки – имеется в виду героизм, так сказать, наоборот. Ну, герой положительный и герой отрицательный. Или вот: героизм временный, оговоренный временем. Да-да, «Герой нашего времени» Лермонтова. Слыхали? А Георгий Голубенко, Леонид Сущенко и Валерий Хаит для театра Крупника написал занятную пьесу – «Дважды герой нашого времени». Не спроста исторически сложился и выжил термин «Антигерой». Герои, во всяком случае, так или иначе – те, кто остаются в истории. Со знаком ли «плюс», со знаком ли минус. А историю, как известно, в основном и главным образом пишут победители. Последняя категория – столь же почётна, сколь и не постоянна. Победы, отпылав и отгремев, приучив поколение к своей системе ценностей (что такое – «Хорошо» и что такое – «Плохо»), постепенно уходят в прошлое. И по мере отдаления от победно-героических событий и реляций, они воспринимаются уже несколько иначе. Вплоть до того, что пересматриваются и перечёркиваются. Бывает, герои объявляются антигероями. И – наоборот. Граждане скептического склада вообще считают крайней опрометчивостью опору исключительно на исторические вариации победителей. Припомним тезис не так давно покинувшего сей мир выдающегося украинского философа Виталия Ивановича Воловика: «Необходимо все подвергать сомнению и критически относиться ко всему, что говорят и что пишут. Необходимо искать матушку-истину».

Совет, конечно, хорош и вполне полезен. Вот если бы учёный при жизни успел приложить к нему инструкцию – как это воплотить в жизнь – ему бы просто не было цены. Однозначного ответа на животрепещущий это уже не одну тысячу лет вопрос в истории человечества, вроде бы, и нет. Не содержит его, само собой, и предлагаемый вам материал. Тем более, посвящен он двум великим людям, которые не были широко известны при жизни и не чрезмерно популярны после неё. При убеждённости автора в том, что их-то, как раз, есть за что помнить и чтить. Речь идет о двух академиках: Григории Семеновиче Попове и Алексее Самуиловиче Яковлеве, героях моего очерка. Вероятно, многим читателям эти имена не знакомы.

Авторское отступление – для любителей копошиться в проблематике «Настоящих» и «Ненастоящих» имён-фамилий: разумные цивилизованные люди считают настоящими не те имена и фамилии, которые каждый получает при рождении (то есть – без свободного сознательного выбора), а те, которые в возрасте ответственности за себя выбирают сами. Либо сохраняя полученное при рождении, либо обретая новое и беря на себя ответственность за него. Ибо в мире разума и справедливости дети за родителей не отвечают. Хотя, при всей общеизвестности этого закона, ужасающее число современников с удовольствием разоблачают псевдонимы. И многим, очень многим землякам нашим приходилось отвечать и за прапрапрадедов. Слава Богу, не о них сегодня речь. Именно под приведенным выше именами и фамилиями помнит моих героев множество людей, обязанных им карьерой, всеми своими достижениями и даже жизнями, а могущественная держава своим триумфом.

  

Как подчёркивал в своих лекциях академик Олег Мальцев, при существовании связи причины и следствия, мы нередко видим лишь проявление (следствие) некого явления (причины), но с самим явлением дела не имеем. Нечто в этом роде и случилось с Яковлевым и Поповым; мы получили колоссальное наследие, которое они создавали своим умом, своим талантом, своей жизнью. А ими самими не интересуемся. Почему? Неужели – всё тот же принцип: мавр сделал своё дело, мавр может… и того-с… уходить. Следует заметить, в СССР существовала иерархия доступа к информации. Государство лучше граждан знало, как говорили древние римляне, что положено знать Цезарю иже с ним. И что «не положено» знать бычку – и всем остальным. Информация ранжировалась по категориям «наука общедоступная» — это то, что для всех, что в журналах печаталось, в книжках показывалось и так далее. Затем, за ширмой общественно полезного, располагалась другой информразряд, – ДСП или «для служебного пользования». Сегодня такая категория ещё встречается. Но вот следующие три уровня доступа нынче уже не представлены — это «наука секретная», «совершенно секретная» и «совершенно секретная государственной важности». И когда мы говорим о Яковлеве и Попове то, здесь речь идет непосредственно о двух последних уровнях доступа. Поэтому читатель, вероятно, догадывается – чтобы познать биографию таких личностей, понадобиться не один год исследований.

Ученый Олег Викторович Мальцев занимался сбором-изучением таких материалов около 30 лет. Итогом этого масштабного исследования стала книга «Рыцарский орден русских воров», которая написана амальгамным метолом в научно-фантастическом стиле. Профессор и доктор философских наук Максим Анатольевич Лепский в своей рецензии, открывающей этот труд, отметил: «Создание произведения, которое Вы, дорогой читатель, держите в руках, это восстановление линии жизни человека Попова Григория Семеновича, который вместе со своим другом Алексеем Самуиловичем Яковлевым и другими выпускниками Гейльдельбергского университета «изменили все», смогли малыми, но великими, силами изменить ход истории».

Любопытно, не так ли? Два человека, которые смогли изменить ход истории. И эта самая история, которая о них не помнит… Но благодаря научной экспедиции в Гейдельбергский университет в июне 2019 года, биография великих ученых становится доступна для ознакомления всем желающим и исследующим. Именно Гейдельбергский Университет — это Альма-Матер многих великих людей. Гейдельбергский Университет —кузница кадров, которые в истории встали в полный рост, меняли власть, создавали и развивали науки, это люди, переворачивали философию всей планеты. И всё это очевидно при знакомстве с историей Гейдельбергского Университета, то есть, с конца 14 века. О многом говорит список выпускников Гейдельбергского университета.

Гейдельбергский университет (Германия)

Поскольку студенты Гейдельберга рассматривались, как кандидаты в интеллектуальную элиту, в университете был создан строгий внутренний кодекс чести. Неотъемлемой частью Гейдельберга являются студенческие ордены. Опять-таки, со временем термин «Орден», изначально обозначающий некое корпоративное сообщество, слилось с терминологическим оборотом «Знак ордена» (то есть некое изображение, обозначающее принадлежность к такому сообществу). Здесь же имеются в виду достаточно мощные корпорации, членство в которых не прекращалось и после того, как молодой человек покидал университет. Во многих студенческих орденах членство было пожизненным. До конца жизни ты не мог выйти из этого ордена. Такие объединения во многом заменяли германской интеллектуальной элите институт «землячества» и обеспечивали своим членам опеку и карьерный рост.

Для качественного отбора членство в такой организации должно обеспечиваться не только немалым вступительным взносом. Став членом корпорации, студент был готов к различным, порой диковатым, ритуалам посвящения. Основной целью многочисленных проверок на «вшивость» и доблесть было воспитание волевых качеств. Но ни один из ритуалов не мог сравниться по действенности с дуэльным поединком. Ведь в Гейдельберге студенческие ордена — это были закрытые школы фехтования. К примеру, такой тип фехтования, как мензурное, было прекрасной тренировкой для развития личности. Такие поединки фактически проводились статично – участникам нельзя покидать свою позицию, а лишь наносить удары шпагой и уклоняться от ударов противника. При этом удары наносили лишь по лицу – единственной незащищенной части тела. Поэтому шрамы на лице были также своего рода знаками ордена. По ним, как говорится, узнавали своих. После первой крови поединок заканчивался, а получивший рану не считался проигравшим. Таким образом тренировалось тело, укреплялись воля и мужество. Вырабатывались скорость мышления и движения, вырабатывался навык одоления страха. И это – лишь часть университетских ритуалов. В общем, попытайтесь представить – какую школу прошли Попов и Яковлев. Двое ученых не просто добились успехов в Гейдельберге, они стали руководителями самых мощных и самых древних орденов университета – «Корпусом правды» руководил Григорий Семенович Попов, а «Сынами дамоклова меча» – Алексей Самуилович Яковлев.

Есть мнение, во многом подтверждённое наблюдениями, размышлениями и документами: в ходе революции 1917 года и гражданской войны на территории бывшей Российской империи к власти в центре и в особенности – на местах пришли, среди прочих, преступники и негодяи, малограмотные и просто безграмотные граждане. А затем, за два года, в 1918—1919 гг. было создано 33 крупных для того времени научно-исследовательских института. В 1923 году количество их достигло 55, а к 1927 году – более 90! В научных организациях работало 0,3 % населения СССР. Не находит ли дорогой читатель странным данные обстоятельства? В разорённой стране, где абсолютно большая часть населения не умела не писать, ни читать, к власти приходят новые люди, которые – ну, никак ни с грамотностью, ни с образованность, ни –тем паче, – с наукой не связаны. И вдруг в государстве открываются, и в значительном числе, научно-исследовательские институты. Откуда взялись кадры? И как государство за столь исторически-короткий срок превратилось в сверхдержаву, которая конструировала лучшие в мире танки, запускала в космос ракеты (в том числе впервые – пилотируемые) и подарила миру Нобелевских лауреатов? В целом, все ответы есть в книге. Конечно, не все серьёзные учёные в революцию и гражданскую эмигрировали за рубеж. Так что, кое-что советская наука унаследовала от дальних и ближайших предков. Но можно сказать, науку в СССР значительной частью… привезли. А привезли Григорий Семенович Попов и Алексей Самуилович Яковлев. Именно эти двое ученых создали и оставили нам наследие в виде величайших открытий и достижений. Именно благодаря им был совершен невероятный подъём в области подготовки эффективных и результативных учёных, экспертов различных областей. Специализацией Яковлева была высокоточная механика и сознание человека. А Попов был врачом, гуманитарием и, можно сказать, гением в области человеческой памяти. Симбиоз этих наук, работа двух друзей-ученых обеспечили ошеломительный прорыв в отечественной науке. Также, как Тесла всю жизнь главным образом занимался электричеством, так Яковлев углублялся в сознание, а Попов изучал память.
Они знали это досконально и творили чудеса, которые казались мистикой или фантастикой. Но, как говорят ученые: «Для образованного человека нет ничего мистического. Чем выше уровень подготовки, тем меньше паранормального». К слову, как раз в 20-х годах научный состав разделился, в основном, на два лагеря. Первый – те, кто придерживался научного подхода – это взгляд академиков Попова и Яковлева. А представители второго научного состава считали, что систему надо искать на востоке, где-то в горах – у мудрецов. Такой точки зрения придерживался Глеб Бокий, более известный своими достижениями в ВЧК ОГПУ. Был – при весьма специфическом департаменте, – организован даже специальный отдел для постановки экспериментов и проведения поисковых работ. Это противостояние длилось довольно долго. Но в конце концов, победа оказалась на стороне науки Яковлева и Попова. А Глеб Бокий, как известно, в 1937 году был расстрелян. Разумеется, не за научные разногласия…

О том, насколько результативной и эффективной была наука Яковлева и Попова, можно судить из истории Советского Союза, который своим быстрым взлетом и мировым лидерством обязан и этим неизвестным, но великим ученым.

Автор Гужва Анастасия

(1) Организация науки в первые годы Советской власти (1917—1925) (Сборник документов) / Отв. ред. К. В. Островитянов. — Л.: «Наука», 1968. — С. 8. — 420 с. — 2 100 экз.

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Leave a Reply