Размышления профессионала

        Не так давно, напомним, в почтовой рубрике нашего журнала было опубликовано письмо Г. В. Епура –  общественного деятеля, кандидата юридических наук, заслуженного юриста Украины, в прошлом начальника главного управления Министерства внутренних дел Украины в Одесской области, заместителя госсекретаря МВД Украины, начальника криминальной милиции в Украине, генерал-лейтенанта милиции в отставке.

       В письме, в частности, говорилось: «…поскольку вся моя жизнь, с младых лет, связана с теорией и практикой Закона и правопорядка, с проблематикой их защиты и нарушений, готов авторски участвовать в подготовке материалов полицейского свойства. Люди наши очень многого ждали от реформ этого направления, перехода от милиции к полиции. С этим процессом связывали надежды на рост роли Закона и эффективности его защиты.

        Увы, совершенно очевидно, что на сегодня надежды эти не оправдались. Отчасти и во многом, думаю, это связано с теми политиканскими скачками, которые якобы должны были отряхнуть прах прошлого и зажить так называемой европейской жизнью. Трезвые люди, опытные и мудрые профессионалы пытались предупредить от этого демагогического авантюризма: лично я и мои коллеги не раз участвовали в программах ГосТВ (кстати, их вёл нынешний главный редактор Вашего журнала Ким Каневский), в которых мы говорили о невозможности чудес, о необходимости обеспечить преемственность поколений; отказываясь от худшего в прошлом, брать в новую жизнь всё лучшее из него. И широко использовать реальный, практический и бесценный опыт ветеранов в деле подготовки новых кадров. Этим занималась и комиссия депутатов облсовета, которую я возглавлял, и гражданский совет при ГУМВД под руководством того же К.Б. Каневского. Но в той «каше» нас не услышали, да ещё и шельмовали, как ретроградов и консерваторов, мешающих прогрессу. Под демагогическими лозунгами «Дорогу – молодёжи!» были уволены вчистую ветераны, носители феноменального практического опыта, которым ещё служить и служить. Вот и распалась связь времён, как говорил Гамлет. Результаты – налицо. Хотелось бы на страницах Вашего издания поучаствовать в откровенном разговоре и на эту тему».

Как говорится, сказано  – сделано. Григорий Владимирович прислал нам свой очерк – размышления на тему, в самом прямом и точном смысле касающуюся всех и каждого. Его и рекомендуем вниманию нашего читателя.


Решение связать свою судьбу со службой  в правоохранительных органах у меня, как и многих моих коллег,  сформировалось в  школьные годы. Как известно, в этом возрасте люди  особенно чувствительны и впечатлительны. Неспроста именно в этой        возрастной категории, – как становится ясно несколько позже, – свершается большая часть жизненных ошибок. Но, слава Богу, не только этим характеризуется юность: для очень многих там и тогда решается судьба, выбирается свой путь. И многие из нас, в зрелости оглядываясь на то распутье, убеждаются: при всей не простоте реальной жизни, выбор был верен. Во всяком случае, с чистым сердцем могу сказать это о себе и об очень многих моих коллегах.  Потом, конечно, было всякое. Но о самом выборе мы не пожалели в самых сложных обстоятельствах.

Конечно, юношеский наш выбор был связан и с явной востребованностью защитников Закона, и с увлекательной романтической спецификой милицейской службы. И даже с любимыми  книгами и кинофильмами, герои которых – красивые, яркие, отважные и сильные люди защищали сограждан от преступности. Давайте припомним, вот так навскидку: «Дело номер триста шесть», «Дело «Пёстрых», «Дело» Румянцева», «Инспектор уголовного розыска», «Ночной патруль», «Будни уголовного розыска», «Сержант милиции».  Один только   легендарный  Аниськин чего стоил.  Да, это по-настоящему  привлекало  и увлекало. Это вдохновляло.  Что называется – мужская работа. Вот и поступил я после    армии   на службу в милицию  патрульным постовым Беляевского РОВД. Там впервые по-настоящему почувствовал серьезность и важность своей службы. Многому научился у своих старших товарищей, прошедших  и войну,  и не менее трудные послевоенные годы такой службы.  В 1976 году поступил  в Одесскую среднюю специальную школу милиции МВД СССР,  которую закончил с отличием и был назначен следователем Усатовского отделения милиции Беляевского РОВД. Работа в следствии позволила вникнуть во  все тонкости и особенности работы по организации и раскрытию преступлений, по обеспечению взаимодействия с оперативными службами и службой охраны общественного порядка. Конечно, Шерлок Холмс и Нат Пинкертон были великими сыщиками, но  времена таких гениальных одиночек давно миновали.  Результативность этой работы уже всецело зависела от тесного взаимодействия всех   служб милиции.  И  достигалась она в результате отработанной на законодательном и ведомственном уровне организационно-правовой базы и соответствующих  нормативных документов.

Опять-таки: это – в нескольких словах, в общем и целом. В реальности  были у нас разные  люди и, соответственно, разные случаи. Не приходилось  бездельничать службе  внутренней безопасности. Об этом – отдельный разговор. Но могу сказать твёрдо: милиция не только считалась народной, но и являлась таковой на деле. Мы ясно ощущали и антипатию преступного мира, и горячую симпатию порядочных людей. Последнее было хорошим подспорьем в нашей работе. Все возрастающие требования к подготовке сотрудников милиции привели меня к необходимости получения высшего юридического образования. В 1986 году закончил юридический факультет Одесского государственного университета, получил диплом юриста- правоведа.    В последующем, работая на разных должностях в милиции, много раз убеждался в том, что лишних знаний в нашем деле не бывает. И что не зря потрачены время и силы для всестороннего, теоретического и практического, изучения нашего дела. И служебный мой рост был вовсе не самоцелью, а – можно сказать, – побочным продуктом эффективного использовал знаний и умения,  полученных в  школе милиции, университете и в следствии, уголовном розыске, при  руководстве оперативными службами в системе МВД

Бывали ли неудачи в процессе работы? Да, конечно же,  бывали.  Как без них. Каждое преступление – это судьбы людей,  особенно если это касается таких тяжких преступлений как убийства, изнасилования, разбойные нападения с причинением увечий.    И раскрытие каждого преступления не в кино и литературе, а в реальной жизни –  отдельная история, стоящая всех книг и кинофильмов мира. Увы, не все преступления удавалось раскрыть,  в силу различных причин. И это больше всего расстраивало. В «Милицейской застольной» (кстати, сочинённой  вашими коллегами,  журналистами – Ириной Долматовой и Кимом Каневским), сказано: «За тех, кого с тобой мы сердцем заслоняли, за тех, кого спасти не удалось…». Эти неудачи остались занозами в сердце на всю жизнь. До сих пор каждая саднит и ноет, как рана на плохую погоду.  Но из всего этого и прежде всего из просчётов в организации раскрытия преступления делались выводы с тем, что бы в будущем этого не допускать.  Как говорится в науке,  отрицательный опыт – тоже опыт.

…Видимо, каждое следующее поколение воспринимает обострение проблематики и этого круга, как нечто новое, исключительно актуальное, выпавшее на его долю. На самом деле, и это вам подтвердит любой, кто изучал историю вопроса, очень многое в этой сфере так или иначе повторяется – чуть ли не со времён Римского права. Таковы уж  история и современность нашего Отечества, что вопросы общественной безопасности, соблюдения законности и обеспечения правопорядка  всегда были и остаются актуальными. С момента обретения независимости государства, непрерывно предпринимались различные меры организационного и практического порядка по реформированию как правоохранительных структур, так и законодательства в сфере правоохранительной деятельности – в основном по западному образцу.    Казалось бы,  в принципе  совершенно правильное направление развития правоохранительной системы демократического государства.     Зачем тратить время, силы, средства на изобретение велосипеда или пороха, когда они уже давным-давно изобретены, внедрены в жизнь и действуют весьма успешно. Этим путём следует идти. Но, как говорили древние, критерием истины является практика. И именно она, наша  реальность,  вынуждает задаться вопросом – а насколько правильными и выверенными были эти реформы? Учитывали они, так сказать, отечественные наши особенности?  А главное – насколько продуманными и верными были пути их реализации?

К сожалению, вынужден констатировать: искомого положительного результата достигнуто в полной мере не было.  Для гражданина очень важно понимание и ощущение защиты, своей безопасности в повседневной жизни,  и восприятие правоохранительных органов как гаранта этой безопасности, которое  зиждется на доверии и уважении.     Оперативное реагирование на обращения  граждан, компетентная   квалифицированная помощь, своевременное разрешение возникших вопросов правоохранительного порядка, чуткость и внимание должны, просто обязаны  основательно присутствовать  в ежедневной деятельности полиции. Конечно, теоретически с этим никто не спорит, против этого никто не возражает. Но наших граждан в данном случае теория вопроса интересует менее всего. В реальности же, к большому сожалению, это очень часто не наблюдается.  Сплошь и рядом не соблюдается учетно-регистрационная дисциплина. Не так уж редки  случаи не регистрации обращения граждан и не реагирования  на обращение  граждан о правонарушениях  и преступлениях.  Чаще всего  это касается явлений, которые официально числятся не значительными, или не тяжкими  преступлениями.  Но ведь ясно, что даже эти случаи для каждого отдельного гражданина, для его семьи, родных и близких более чем существенны. Случаи индифферентного, мягко говоря,  отношение к ним полиции   также  подрывает авторитет службы и веру в правоохранительную систему, в том числе и в способность государства обеспечить  гражданину  защиту его прав и интересов.

Как ни прискорбно об этом напоминать, но время наше можно назвать мирным лишь условно.  Скажем, одесский обыватель  (и это видно невооруженным глазом – выйдите на «Ланжерон» или пройдитесь по Дерибасовской), сплошь и рядом вовсе не осознаёт  того, что идёт война. Причины этой неосознанности разные, здесь – не об этом. Хотя замечу, парадокс этот достоин самого пристального внимания. Но в ситуации, когда на востоке страны более шести лет идёт самая настоящая война, обострился вопрос незаконного оборота оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.  И ряд резонансных преступлений – тому свидетельство. К сожалению,  их раскрываемость остается не на должном уровне.  В связи с активизацией деятельности радикальных образований, их активное влияние на происходящие,  известные  политические процессы в стране с примирением средств насилия ставят под сомнение основной постулат об исключительной принадлежности применения  насилия государством. Попросту говоря, очень многие сограждане уже давненько воспринимают государство в центре и на местах, как откровенно слабую структуру, на глазах у общества частенько отступающую под натиском  политиканства и преступности. Может ли такая ситуация не тревожить гражданина?

Крайнюю озабоченность вызывает вопрос противодействия наркомании и употреблению психотропных веществ.  Преступный мир, ловко используя просчёты в законодательстве, огромное влияние и коммуникационные возможности неконтролируемых Законом интернет-сетей, активно вовлекают в этот процесс граждан и что особенно опасно – молодёжь, юношество и даже детвору.  Можно ли назвать прогрессом путь развития этой сферы – от невинной Детской комнаты милиции (где милая тётя-лейтенант читала потерявшемуся на улице ребёнку вслух «Дядю Стёпу» Сергея Михалкова, пока её коллеги  отыскивали мамашу, засидевшуюся в парикмахерской), до инспекции по делам несовершеннолетних и к криминальной службе по делам детей? Криминальной! По делам детей! Уж не вершина ли демократии – наш возврат к преступлениям, которые в прежние времена просто не существовали, как явления? Давным-давно, казалось, ушли в прошлое    детская беспризорность, отроческая наркомания, подростковая уголовщина. Но ведь не с неба же всё это свалилось на нас сегодня. Вот уж, что называется – с приездом…

Много нареканий поступает от граждан на волокиту и необъективность расследования уголовных дел, на откровенное равнодушие полиции к бедам людей – вплоть до демонстративного цинизма, равнодушие и безответственного отношения к выполнению своих служебных обязанностей.   В бытность мою начальником ГУМВД такие случаи были крайне редки. И каждый из них расследовался весьма тщательно, с привлечением к ответственности и совершивших проступок, и тех, кто их аттестовал, кто за них поручился, кто ими руководил.   А уж о  рассмотрении подобных дел в судебном процессе вообще говорить не приходится.  Все чаще звучат тезисы гражданских лиц – наверное,  нужно вооружаться и самим себя защищать. Поэтому с  таким завидным постоянством в обществе обсуждается вопрос о возможности приобретения огнестрельного нарезного оружия   ради  самозащиты и обеспечения безопасности личной собственности и  жилья. О каком авторитете Закона, о какой репутации  государства может идти речь при таких обстоятельствах?

Казалось бы, звучит банально:  на должном уровне функции государства по обеспечению правопорядка в стране могут осуществлять   только профессионально подготовленные, морально устойчивые, образованные и толерантные сотрудники правоохранительных органов. То же: качества эти     приобретаются в процессе обучения  в высших учебных заведениях и специальных школах профессиональной подготовки, в системе министерства  внутренних дел,  и оттачиваются в процессе ежедневной практической деятельности.  Это – та степень очевидности, которая не требует рассмотрения. А вот на деле – обеспечена ли эта простота и ясность? То есть, государство обеспечивает этот уровень подготовки кадров?

В таком процессе важный фактор формирования профессионализма –  институт наставничества, который позволяет посредством преемственности сохранить наработанный десятилетиями опыт противодействия преступности и развивать его с учетом динамики с учётом  перемен.   К сожалению, на определенном этапе реформирования правоохранительных органов эта связь между старшим поколением, обладающим огромным практическим опытом и знаниями оперативной обстановки и процессов, происходящих в криминогенной среде,  и молодыми сотрудниками была утрачена.    Из органов внутренних дел были уволены десятки, сотни,  тысячи подготовленных профессионалов. На службу в полицию пришли молодые люди, в большинстве своем не имеющих профильного образования,  и  профессионального и  жизненного опыта. Молодое пополнение – это хорошо. Плохо то, что оно нередко предоставляется практически сами себе, начальники от подчинённых, старшие от младших  по теоретической и практической подготовке отличаются немногим. Если отличаются вообще.

Их «пропустили» через 3-4-х месячные курсы, одели в новую, внешне привлекательную форму и наделили полномочиями. Это было названо серьезной реформой органов внутренних дел. И многие  политики успели на этом «пропиариться».  А что, в сущности, произошло?   Да, граждане увидели   полицейских на новых автомашинах, о которых мы в наше время даже и мечтать боялись, в новой необычной форме. Ну, не дать – не взять: Европа.    На первом этапе даже появились какие-то надежды …  Но со временем всё больше убеждались наши люди в том, что это, к сожалению, не принесло ожидаемого результата    И ведь речь идет только о наружной полиции, что в сущности покрывает 30 % общего объема функций, возложенных на полицию вообще.    Обратим внимание на службу участковых инспекторов милиции, уголовного розыска, следствия… Что там, кроме разрушенных связей в преемственности поколений, формальных изменений законодательных актов, в корне меняющих правовые возможности оперативной и следственной работы, мы найдем?  Утрачена, а по сути уничтожена десятилетиями накапливаемая информация о лицах из криминогенной среды, представляющих оперативный интерес, информационно-поисковые системы, сведена к нулю роль агентурно-оперативной работы. Без этих очень важных составляющих говорить об успешном противостоянии преступности не приходится…

Полиция от 20-х годов до нынешнего времени

   ОТ РЕДАКЦИИ: Согласитесь, читатель дорогой – мы ничего не преувеличили, когда во вступлении указывали на то, что публикация эта так ли иначе касается всех и каждого. Оно конечно, все мы во многом люди разные, у каждых своих занятий и увлечения, свои вкусы и привязанности. Но все мы, нормальные люди,  и едины – в стремлении к спокойной, стабильной, устроенной и надёжной жизни. А таковая возможна ещё и при том условии, что содержащаяся нами армия Закона и Порядка будет во всеоружии государственной мудрости, знания Закона, профессионального умения, глубокого понимания своей роли в жизни страны и народа. Потому считаем публикацию генерал-лейтенанта милиции Г.В. Епура началом широкого обсуждения вопросов этого тематического круга. К разговору редакция приглашает профессионалов суда, прокуратуры, полиции, адвокатуры и всех граждан, кто согласен с нами в том, что это касается и впрямь всех и каждого.

Автор Григорий Епур,
общественный деятель, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Украины, генерал-лейтенанта милиции в отставке, бывший начальник главного управления МВД Украины в Одесской области, заместитель госсекретаря МВД Украины и начальник криминальной милиции Украины

2 thoughts on “Размышления профессионала

Leave a Reply