Ущербность как обратная сторона идеологии власти

Стивен Бест – профессор Техасского университета в Эль-Пасо и эксперт по постмодернизму. В соавторстве с заслуженным профессором Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Дугласом Келлнером он написал такие работы, как «Постмодернистский поворот» (1997) и «Постмодернистское приключение: наука, технология и культура в Третьем тысячелетии» (2001). В общей сложности его перу принадлежит 13  книг и более 200 статей и обзоров. Профессор Бест, кроме того – активист различных общественных движений. Вот уже 30 лет он озабочен правами животных, вымиранием видов, перенаселением Земли, экологическим кризисом, биотехнологиями, политикой освобождения, антитерроризмом, масс-медиа, культурой, глобализацией и капиталистическим доминированием. Предлагаем вниманию наших читателей его выступление на Международной конференции PALE-2020 «Жизнь в эпоху Пост-Апокалипсиса», которая состоялась 16-22 мая онлайн.

Технология влияния социальных медиа на человека попеременно делает его счастливым либо вгоняет в депрессию. Все показывают, как прекрасна их жизнь, в Америке никто не выставляет жалкие будни. У людей появляется чувство ущербности и отделённости от других. Таким образом, медиа  и объединяют нас с миром,  и разделяют с ним.

У рекламы есть конкретная функция: стимулировать потребности в вещах. Она заставляет нас чувствовать неполноценность, которую якобы можно восполнить конкретным продуктом.  Мы будем более круты, привлекательны, если приобретём тот или иной товар. Функция рекламы, таким образом – заставить нас чувствовать себя ущербными и признать свою необходимость потребить, чтобы преодолеть ущербность.

Несомненно, уравнение потребления товаров со счастьем – ложно. Потребление просто добавляет нам новые нужды, потребности, это такой круг зависимости, который помещает вашу жизнь в гиперреальность. Жить в ней может быть весело, развлекаясь спектаклями, бесперебойно поставляемыми обществом, но такая жизнь не способствует здоровью рассудка. И, соответственно, наполнением смыслом жизни. Люди нуждаются в наполненной смыслом жизни, иначе они несчастливы – даже если этот смысл означает борьбу с угнетателем.

В этом вопросе я  – скорее марксист. Любая система власти нуждается в легитимации. Каждая власть должна оправдать себя, как хорошая или лучшая из возможных социальная система, которая стоит того, чтобы быть её частью. Поэтому власть нуждается в идеологии. Есть две части всякой идеологии: идеология превосходства и идеология ущербности. Разумеется, идеологией превосходства пользуются правители, для того, чтобы оправдать свою власть: у них есть специальная разведка, специальные тренировки, специальные навыки. А другие люди – их рабы, потому что они просто от природы ниже по уровню развития и, естественно, должны быть рабами. Я вспоминаю книгу Олдоса Хаксли «Прекрасный новый мир», написанную в 1932 году: мы видим блестящий анализ общества массового производства человеческих существ-эпсилонов, которых раскупоривают из бутылок на фабрике. Им не дают достаточно воздуха, поэтому они глупее и, соответственно, должны жить в рабстве.

Правящему классу необходимо иметь подчиняющийся класс. Это две стороны одной медали. Мужчины и женщины, белые и «цветные», колонисты и завоёванные – они не просто различаются, но организованы в иерархии. Вы получаете идеологию белого превосходства, идеологию патриархии, которая базируется на дуализме. Есть логика в доминировании высшего класса: расизм, сексизм, колониализм и так далее. Любая система власти нуждается в психологии доминирования. Франц Фанон в 1961 в известной книге «Проклятые этой земли» описал психологический эффект колонизации. Чтобы освободить людей, нужно прежде всего освободить их мышление, поскольку они интериоризируют ментальность завоевателя – её-то и требуется искоренить. Вместо классового сознания следует развить сознание освобождения, которому нужна свобода, которое требует свободы, и знает, как взять эту свободу.

В качестве исторического примера хочу привести христиан, которые, оставляя за римскими воинами право командовать ими, исказили, перевернули свою мораль. Рабская мораль  – это инверсия ценностей: всё, что хорошо для хозяев – плохо для рабов. Слабость и подчинение это у них добродетели, а всё, что сильное – зло. Следует переосмыслить ложные ценности, которые значительно, надо сказать, повлияли на Запад. Ведь сегодня мы часто видим, как люди, которые занимают лучшее положение, вызывают возмущение и негодование просто самим фактом силы.

Сейчас у нас самый социопатический президент за всю историю Штатов. Я слышал фразу «искусственная пандемия», и отношу её скорее не к вымышленности вируса как такового (хотя уверен, что он и не случайность, а закономерность, вызванная нашим экстенсивным вторжением в мир природы), а к выгоде власти раздувать страх среди населения и тем самым присваивать себе всё больше и больше полномочий. Впрочем, тест на компетентность провалили власти большинства государств. Но белый расизм, который вспыхнул сегодня в Штатах с новой силой, не сравнить ни с чем. Страна наполнена ненавистью и расизмом – просто поскрести по поверхности, и она взорвётся. Расизм абсолютно валидизирован Трампом. Научный истеблишмент молчит.

Конфликт между властью и ответственностью вообще нехарактерен; но он происходит в обязательном порядке тогда, когда власть морально ошибочна. Феномен гражданского неповиновения – когда люди чувствуют, что их обязанность – не подчиняться закону, а наоборот, противостоять ему.

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Статью подготовила Дарья Трусова

Leave a Reply