В день начала Второй мировой…

Продолжение

Итак,  первое сентября – День  Знаний. Это  кому же не известно.  Сколько поколений наших сограждан помнят: первый раз – в первый класс. Между тем, с этим днём связано событие, не менее важное для поколений наших земляков – да, пожалуй, и мира. И как-то непросто понять, почему об этом говориться редко и вскользь. А чаще всего не говориться вообще. Осмелимся напомнить: в календаре 1939 года  именно 1-е сентября отмечено оглушающим орудийным громом. Немецкий линкор «Шлезвиг-Гольдштейн» на заре внезапно обстрелял из главного калибра польскую транзитную заставу на полуострове Вестерплатте в Балтике.

Началась вторая мировая война. В ней, по самым скромным подсчётам,  легли в землю 50 000 000 (прописью – пятьдесят миллионов) землян. Число раненых, контуженных, покалеченных, обожженных  – не поддаётся точному учёту. Как минимум – умножьте на три. Сирот и вдов, невест – не ставших женами, – также не  сосчитать. Неужели это не достойно нашей памяти…

Но  тогда, 80 лет назад, в сорок первом, едва ли  кто-то из одесситов, оборонявшие свой город , вспоминал Польшу, первой в истории оказавшейся на пути порабощения фашистами Европы и Мира.  Одессе было не до воспоминаний о начале второй мировой: город был осаждён явно  значительными силами противника. Одесса теряла лучших своих сыновей и дочерей. И стоял насмерть. И уже почти выстояла. Но… В этот понедельник,  1 сентября,  командование противника назначило – уже не впервые – новый срок взятия Одессы. Взгляните на туристскую карту Одесской области. Вот она, станция Выгода. Здесь Антонеску собрал  совещание комсостава 4-й румынской армии и в категорической форме потребовал любыми средствами взять город…  к 3 сентября.

К этому времени на ближних подступах к Одессе противник сосредоточил 11 пехотных дивизий и 3 кавалерийские бригады; их поддерживали около 100 танков и более 100 самолётов, сотни орудий. Одесский оборонительный район имел 3 стрелковых и 1 кавалерийскую дивизии, 333 орудия и около 30 самолётов.

1 сентября вражеские войска вели наступление по всему фронту. В Восточном секторе в результате ожесточенных ночных атак им удалось потеснить на некоторых участках наши подразделения на расстояние до километра в южном направлении. Но в течение дня стрелковые части сектора при поддержке полевой, береговой и корабельной артиллерии восстановили положение, а в полосе между Куяльницким и Хаджибейским лиманам, и даже продвинулись несколько вперед, заняв позиции, оставленные накануне. В Западном секторе неприятельская пехота, поддержанная артиллерией, в течение дня неоднократно атаковала наши войска (следите, следите по карте!) вдоль железнодорожной линии «Одесса – Раздельная»  и в направлении на юг и юго-восток от хутора Важный. К концу дня превосходящим силам врага удалось потеснить подразделения 95-й дивизии и ворваться на западную окраину хутора Вакаржаны. Дальнейшие их атаки были отражены огнём нашей артиллерии.

В Южном секторе противник упорно пытался развить свое наступление из района Ленинталя по направлению к Дальнику. Части 25-й стрелковой и 2-й кавалерийской дивизий не только сдержали натиск врага, но, контратакуя, немного его потеснили. В этих боях вновь участвовало несколько бронетракторов. Те самые «Н.И.» – «На испуг», танки одесского происхождения.  Однако ликвидировать «ленинтальский выступ», врезавшийся клином между 31-ми 287-м полками, не удалось. Румынские солдаты и командиры тоже за время боёв под Одессой чему-то научились.

В конце августа чётко обозначилась проблема. В отличие от Западного и Южного секторов, где действовали дивизии – монолитные войсковые соединения, в Восточном оборону держали отдельные части и подразделения. Опыт, сын ошибок трудных,  показывал, что и на правом фланге Приморской армии необходимо иметь единое крупное соединение. Военный совет оборонительного района решил сформировать из  частей Восточного сектора, пополненных народными ополченцами, стрелковую дивизию. Приказ об этом был отдан сегодня – 1 сентября. Новая дивизия получила сначала название Одесской. 1-й полк морской пехоты был переименован в 1-й стрелковый полк, 26-й полк НКВД – во 2-й стрелковый. 64-й отдельный пулемётный батальон, батальон 249-го конвойного полка НКВД и 1-й батальон 136-го запасного полка были расформированы, а их личный состав влит в указанные два полка. Намечалось потом сформировать еще один полк. 54-й стрелковый полк по-прежнему числился за 25-й дивизией и сохранял свой номер, но оставался в Восточном секторе. Командование дивизией было возложено на полковника Г.М. Коченова.

Коченов Григорий Матвеевич

Он же стал и начальником Восточного сектора. Бывший начальник сектора комбриг С. Ф. Монахов был назначен начальником гарнизона.

Утром в Одессу прибыли еще 2000 бойцов маршевогопополнения. Всего за три дня – с 30 августа по 1 сентября – ряды защитников Одессы пополнились более чем 10 тысячами хорошо обученных и вооруженных бойцов. Рано утром из Севастополя пришел транспорт со снарядами. Чтобы быстрее освободить его от опасного груза, надо было сковать обстреливавшую порт вражескую артиллерию. Выйдя в море, крейсер «Червона Украина» и эсминец «Сообразительный» в артиллерийской дуэли подавили батарею противника в районе Новой Дофиновки. Работа в порту пошла бесперебойно, и к 19 часам транспорт был разгружен. Ночь с 1-го на 2 сентября стала своеобразной вехой в судьбе крейсера «Червона Украина»: он стал ещё и… банком. То есть, принял  на борт золото в слитках и другие ценности Одесского отделения Государственного банка СССР. А заодно – и 70 тяжелораненых бойцов и командиров, 100 гражданских лиц и перед рассветом взял курс на Севастополь.

Стремясь блокировать Одесский порт, противник предпринимал попытки минирования подходного фарватера. Командование Одесской военно-морской базы приняло решение протралить в минном поле новый (запасной) фарватер.  Выполнение этой сложной боевой задачи было поручено 1-му дивизиону сторожевых кораблей – командир старший лейтенант П.И. Державин. Тот самый, капитан 1-го ранга, имя которого носит по сей день флагман нашего морпограндивизиона.  А тогда  сторожевые катера № 032, 118, 119 и 122 вели траление нового фарватера.

Павел Иванович Державин

69-й авиационный полк совершил 122 самолётовылета, нанося удары по скоплениям пехоты и конницы противника. Начальник политотдела Приморской армии полковой комиссар Л. П. Бочаров в этот день доносил Главному политическому управлению Красной Армии и Военно-Морского Флота (начальником которого и главредактором «Красной Звезды» был наш земляк, одессит Л.З. Мехлис): «Политико-моральное состояние частей Одесского оборонительного района характеризуется также многочисленной  подачей заявлений бойцами тыловых учреждений и частей с просьбой о посылке их на передовые позиции.

На базе лечебных учреждений Одессы еще в июле – августе была развернута широкая сеть госпиталей. На обслуживание раненых воинов были переведены со своим штатом первая, вторая и третья городские больницы, клиники медицинского института, больницы водников и железнодорожников и другие медицинские учреждения. Все они оставались на полном обеспечении местных органов здравоохранения, а оперативное руководство ими осуществлял санитарный отдел Приморской армии, возглавляемый военврачом 1-го ранга Д. Г. Соколовским. Были организованы и специализированные госпитали. На базе клиники знаменитого филатовского института был создан госпиталь для бойцов и командиров с глазными ранениями, клиника стоматологического института стала госпиталем для лечения челюстно-лицевых ранений. Для выздоравливающих и легкораненых были открыты госпитали в санаториях. Ежедневно в городские госпитали поступало от 800 до 1200 раненых бойцов и командиров, а также жителей города, пострадавших от вражеских воздушных налётов и артиллерийских обстрелов. Медицинский и обслуживающий персонал самоотверженно боролся за спасение их жизней. «Нас сильно бомбили, – вспоминала впоследствии  медицинская сестра А. В. Космач, – казалось, все рушится, но персонал продолжал свое дело, так как раненые лежали на операционных столах, одна была мысль – скорее помочь им».  Они работали дни и ночи, не требуя смены. Часто по 20 часов в сутки, делая лишь перерывы для приема пищи, не отходили от операционного стола профессора П. А. Наливкин, А. 3. Коздоба, В. С. Кофман, доценты П. С. Горвиц, А. Н. Целлариус, врачи-хирурги П. К. Акулов, В. И. Иванов, Б. Н. Фонарев, В. П. Рубецкая, окулист В. Е. Шевалев. Самоотверженно работали начальник госпиталя Л. О. Голуб, медицинские сестры М. Т. Ерохина, Е. С. Турина, Е. И. Видишева, К. М. Захарова, Л. П. Мартынович, А. Г. Ташкогло, Санитарки Е. Л. Биденко, В. И. Мирацкая и многие-многие другие. Они поднимали на ноги сотни и тысячи людей, многие из которых, казалось, были обречены.

Самоотверженно несли службу бойцы санитарных постов; полторы тысячи таких постов насчитывали в своих рядах более 5 тысяч человек – в подавляющем большинстве женщин: работниц заводов и фабрик, студенток, домохозяек, школьниц старших классов.

Благодаря усилиям органов здравоохранения (заведующий облздравотделом В. Шполянский, заведующий горздравотделом И. Гурфинк, дисциплинированности населения, несмотря на нехватку воды, скученность в убежищах, в городе удалось избежать эпидемий и инфекционных заболеваний.

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply