В тумане скрылась милая Одесса… Окончание

Ким Каневский

(Окончание. Первая статья по ссылке.)
Тех, кому недосуг вглядываться в прошлое Одессы сквозь туман времени, автор убедительно просит не тратиться на чтение нижеследующего. Остальные – за мной…

10. А? ЧТО Я ГОВОРИЛ!

Похоже, верно? Да что там: слово в слово. Уж не у белых ли переписывали подобные коммюнике чекисты? Или… наоборот? И не эти ли милые строки истории вдохновили в конце сороковых —начале пятидесятых сэра Маккарти на создание в США комиссии по расследованию антиамериканской деятельности коммунистов? Ну, и опять-таки, относительно фамильных характеристик образов: подписи-то, подписи! У Дзержинского в коллегии ВЧК тоже был Кедров. У всех, можно сказать, свой Кедров. Ну, а что до фамилии человека, заверившего документ —то тут вообще ядовитейшая ирония судьбы. А. Герцен. Ведь, по каноническому тезису Ленина, именно А. Герцена разбудили декабристы. Случайность? Стечение обстоятельств? Ох, не скажите, панове. Не скажите…

Та же, кстати, подпись завершает документ, который для последующих поколений олицетворял советизированный партбюрократизм. А между тем, всецело принадлежит Белому ордену. Эту анкету приходилось заполнять многим одесситам в девятнадцатом году —до самого февраля 1920 года, когда в Одессе на двадцать один год установилась Советская власть. Впрочем, почти такие же анкеты нашим предкам приходилось заполнять и для диктатуры пролетариата. Вглядитесь в эти графы, читатель дорогой.

И попытайтесь, поскольку сие вообще возможно, вообразить себя —заполняющим анкету.
«ОПРОСНЫЙ ЛИСТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛЕДСТВЕННОЙКОМИССИИ»

  1. Фамилия лица, дающего показания.
  2. Имя.
  3. Отчество.
  4. Если фамилия менялась, какие, когда и по какому поводу были фамилии и партийные имена и прозвища.
  5. Возраст (дата рождения).
  6. Место рождения.
  7. Национальность.
  8. Религия.
  9. Семейное положение (состав семьи).
  10. Где семья находится?
  11. Когда и по какому случаю прибыл в город?
  12. Занятие или служба до 25 октября 1917 года.
  13. Источники существования, занятие или служба после 25 октября 1917 года (указать последовательно прохождение службы).
  14. Состоял ли в политической партии, в какой и с какого времени?
  15. Принуждал ли кто-либо вступить в партию коммунистов (кто и когда)?
  16. В каком положении был в партии коммунистов?

а) Называл ли себя сочувствующим?
б) Был ли зарегистрирован в партии коммунистов сочувствующим?
в) Состоял ли в партии коммунистов кандидатом?
г) Был ли зарегистрирован коммунистом? Примечание: Если сохранилась партийная карточка, она должна быть приложена.

Уф! Прервёмся. Передохнём. Господи, как жаль, что я предварил публикацию этой анкеты её происхождением. Признайтесь, трудненько было бы её по себе отнести на счёт белых или красных. Сюрприз не вышел. И потому —продолжим:

  1. В случае состояния в партии коммунистов, каковы были мотивы вступления?
  2. Состоял ли членом профессионального союза и какого именно и не занимал ли должности в президиуме этого союза?
  3. Участвовал ли в митингах в качестве оратора, когда, где, по какому поводу и в какой партии?
  4. Состоял ли на службе в Красной армии, в какой должности, не состоял ли комиссаром, был ли в сражениях?
  5. Имелось ли разрешение на хранение оружия и какого, кем и на какой предмет выданное?
  6. Если был заключен в тюрьму большевиками:

а) когда,
б) за что,
в) где,
г) по чьему распоряжению или доносу,
д) сколько времени содержался в заключении,
е) кто сидел вместе,
ж) кто допрашивал и по какому поводу,
з) кто был начальником тюрьмы,
и) был ли присужден и к какому наказанию,
к) какие случаи казни известны заявителю (сообщить имена казненных, их вины и даты казней).

  1. Был ли заключен в тюрьму белыми, когда и за что, сколько времени содержался, кем и почему был освобожден?
  2. Пострадал ли от большевиков, когда, в чем и от кого?
  3. В случае службы в советских учреждениях указать:

а) в каких состоял должностях (если состоял на службе в нескольких должностях, то ответить на нижеследующие вопросы в подробности относительно каждой должности),
б) с какого и по какое время, в) по какой причине поступил на службу,
г) какой получал оклад,
д) какого рода делами ведало учреждение,
е) какого рода делами ведал заявитель,
ж) возлагались ли особые поручения, какие и по какой должности,
з) получались ли деньги, и в какой сумме и по какой должности,
и) кто стоял во главе учреждения,
к) кто были сослуживцы,
л) где помещалось учреждение, если оно было раньше в другом месте, следует указать прежние адреса,
м) были ли на службе в учреждении коммунисты или сочувствовавшие им и кто именно?

  1. Кто может подтвердить правильность показаний?
  2. Фотографический снимок.
  3. Отпечаток пальца.
  4. Особые приметы или физические недостатки (глухота, слепота), не страдал ли какой-либо конституционной болезнью (падучая, алкоголизм, малокровие).
  5. Подпись.

С подлинным верно:
Секретарь А. Герцен.

Александр Иванович Герцен

Герцен! Уж не тот ли, предка и тёзку которого за девяносто пять лет до того так неосторожно разбудили декабристы? Я бы не удивился… Вопреки известной песенке «Как хорошо быть генералом…», Антон Иванович Деникин уже чувствовал приближение больших неудобств. Это лет за тридцать до этих строк генералам было неплохо. А нынче? А тогда, на гражданской войне? А на гражданской войне… Что же определяло тогда генеральский дискомфорт? Трудности имелись в ассортименте. Вооружение, боеприпасы, вещевое и продовольствие во многом возлагались на сами войска. А самоснабжение армии на войне не способствует высокому моральному духу. Деникин, получивший погоны генерал-лейтенанта от инфантерии из рук самого государя императора, вынужден был подчиниться Колчаку-адмиралу. Некоторая… нет-нет, не враждебность, а так, неприязнь, что ли, всегда была традиционной в отношениях флотских и общевойсковых офицеров. Это тоже огорчало. Счастье побед, также, отравляла значительная зависимость от союзников. В отвоёванных пунктах благонамеренной оказывалась только часть населения. А часть всегда меньше целого. И среди этого вороха проблемочек, проблем и проблемищ, наиболее досадной была одна, но пламенная…

В ранге Верховного правителя юга России, Антон Иванович —кажется, впервые в жизни —столкнулся с острым денежным дефицитом. Касалось это и Одессы милой. И из всех путей решения этого вопроса, известных истории, Верховный выбрал самое простое: выпустить свои собственные денежные знаки. Да-с, дензнаки Вооруженных Сил юга России. Звучит!

11. ПОБЕДА  НЕ  БЫВАЕТ  БЕСПЛАТНОЙ…

С недоумённой улыбкой говаривал Деникин о том, что зимой восемнадцатого в Новочеркасске ему это всё в голову не могло явиться. Верховным, формирующим добрармию, был тогда генерал Алексеев Михаил Васильевич, а главнокомандующим — Корнилов Лавр Георгиевич, у которого Деникин был начальником дивизии. Отношения между ними были доверительными — ведь недавно вместе бежали из революционной Быховской тюрьмы.

Собственно, никакого-такого дерзкого побега не было. Они не ковыряли обломком ложки стенной ракушняк, не подпиливали чугунную решетку маникюрным напильником. Не спускались на связанных кальсонах из окна тюремной башни. В них не стреляли вертухаи.

В чистых-тёплых-уютных комнатах, отведенных им, не было никаких решеток. И двери не запирались ни днём, ни ночью. А обед охрана приносила из ресторана. И предупредительный начальник конвоя всё интересовался — на когда готовить лошадей к отъезду. Вот однажды в сумерки и укатили… Но Корнилов погиб. И командование принял он, Деникин. При любезной помощи Антанты он формировал эти самые ВСЮР, Вооруженные Силы Юга России. Сто лет назад, в девятнадцатом дело было. Взял Донбасс, Царицын, Харьков. И пошел на Москву. От республики Труда осталась лишь детская ладошка на карте —вроде царства Ивана Третьего. Белые занимали территории, равные  европейским державам. Такие успехи окрыляли. И озадачивали, ибо требовали больших денег.

Собственно, поначалу особенные сложности не предвиделись. Просто Ростовская Экспедиция заготовления государственных бумаг получила распоряжение Верховного —напечатать N-количество денежных знаков. Вот, вроде бы, и всё. Но тут запахло саботажем: Экспедиция уверяла —выполнить приказ никак невозможно. Не хватит мощностей, сильно подорванных революцией. И доказывали: реализовать прожект можно только силами ряда таких предприятий в нескольких городах России. Называли Екатеринодар и Новороссийск. Одесская пресса поведала тогда же, летом-19, о скором выпуске денежных знаков нового образца. Именно они объявлялись основными средствами денежного обращения на свободной территории Юга. Речь, почему-то, шла исключительно о купюрах достоинством в тысячу рублей. И что вызвало особенное оживление наших земляков —к этому производству подключались и одесские мощности. У всех на устах было имя тайного советника господина Никифорова Д.И., назначенного управляющим отделением Госбанка и кредитной части.

Но однажды в ноябре девятнадцатого местная пресса уверила публику в том, что начальником кредитной части с этого момента является надворный советник господин Сувчинский Б. К., ранее чиновник для особых поручений при Верховном.

Одесситы насторожились. Сверхчутье, обостренное переменами последних лет, подсказывало —там что-то происходит. Но… что? И как это отразится на их житье-бытье? Стало известно: генералом Деникиным проведена эмиссия дензнаков достоинством в три, десять, пятьдесят, двести, тысячу и десять тысяч рублей.

А.И. Деникин.

Наряду с предприятиями Новороссийска, Симферополя и Феодосии во всю шуровала и Одесская экспедиция. Особенное внимание наших земляков осенью-19 вызвала публикация образцов купюр. Бросался в глаза двуглавый орёл. Совсем как тот, царский. Но когтил он георгиевскую ленточку (рыжее поле, три черные полосы) и лавровый венец триумфа. А на бычьей груди орла изображен был старинный московский герб —с Егорием победоносцем, убивающим дракона.

Впрочем, на тысячных и десятитысячных бумажках в когтях орёл нёс стрелы громовержца. На сей купюре не без труда читалось «Единая и неделимая». В толпе их называли «Ленточки». Акция была задумана и спланирована с истинно государственным размахом и на полиграфически-индустриальной основе. Но динамика гражданской войны продолжала путать карты. Победный марш на Москву не довёл генерала даже и до Тулы. Войсковые финчасти требовали денег, а индустриальная база их производства разворачивалась всё медленнее и всё тяжелей. Новороссийская экспедиция открывает Симферопольский филиал по производству тысячерублёвок. В октябрьских выпусках газет появились сообщения о задержках с выпуском тысячерублевых купюр, связанных с техническими причинами при их изготовлении: «Печатание тысячерублевых билетов Государственного Казначейства Главного командования Вооруженными силами на юге России, задерживавшееся по причинам технического характера, на днях будет закончено. Новые билеты вводятся в обращение в текущем месяце» («Великая Россия», 23 октября 1919 года).

В ноябре 1919 года в ряде газет появились сведения о начале работы Одесской Экспедиции, для чего из Ростова-на-Дону и Киева туда были доставлены камни для печати денег. В первую очередь должны были изготавливаться знаки тысячерублевого достоинства. Билеты должны печататься на новой бумаге с водяными знаками, купленной в Англии.

Характеристика новых 1000-рублевых денег была дана одесской газетой «Сын Отечества» 13 ноября 1919 года: «Новые тысячерублевые билеты отпечатаны на довольно хорошей бумаге с мелкими водяными знаками. Цвет билетов золотисто-желтый, довольно красивого тона. На лицевой стороне сверху над надписью изображен солдатский георгиевский крест, по сторонам которого находятся георгиевские ленты. В левом нижнем углу выгравировано изображение кремлевского Царь Колокола, а в правом углу герб города Москвы —Георгий Победоносец. На билетах подпись начальника финансов профессора Бернацкого. На оборотной стороне билета помещен русский герб, утвержденный Временным правительством, то есть двуглавый орел с гербом города Москвы на груди, но без короны и скипетра.

Оборотная сторона перевита георгиевскими лентами». На следующий месяц, в декабре 1919 года, Одесская Экспедиция стала работать в полную силу и выпускать 1000-рублевые билеты. Эти билеты, прозванные в народе «ленточками», довольно успешно ходили в торгово-денежном обороте, однако только в течение короткого времени. К марту 1920 года основная часть российской территории, занятой армиями ВСЮР, была освобождена.

Банкнота с кораблями «Билет Государственного Казначейства Главного командования Вооруженными силами на юге России» достоинством в 10000 рублей появился в денежном обороте областей, занятых армиями генерала А. И. Деникина, только к началу 1920 года. В связи с поражениями армий белых билеты Главнокомандования такого номинала, да еще в условиях «разменного голода», неохотно принимались населением.

Однако эти денежные знаки имели большое значение для белогвардейских армий, отступивших в Крым. «Билеты в 10 000 рублей имели большое значение в денежном обороте Крыма при власти барона Ф.П. Врангеля. Справка, выданная финотделом города Феодосия, говорит, что за время существования Экспедиции, с февраля по октябрь 1920 года, было изготовлено денег на сумму 176 870 000 000 рублей. Причем основную часть (78 процентов) составляли билеты в 10000 рублей, которых было изготовлено на сумму 138 334 900 000 рублей», —сообщалось в сборнике «Народное хозяйство», № 6-7, 1921 год.

Орнаментально-художественное оформление билета в 10000 рублей существенно отличается как от билета в 1000 рублей, так и от всех билетов серии, выпущенных ВСЮР под командованием А. И. Деникина. Билет содержит белое поле с «теневым» изображением Георгия Победоносца и виньетки с величиной номинала на обеих сторонах. На оборотной стороне билета центральное место занимает щит с гербом Временного российского правительства. По бокам от щита изображены две фигуры женщин в воинских шлемах с лавровыми венками, одна из них держит знамя, другая —меч. Над щитом идеологический лозунг Деникина —«Единая неделимая Россия».

Деникинские деньги, тиражированные в Одессе
Деньги гетмана Скоропадского
Одесские деньги
Одесские деньги

Необычен не только для белогвардейских, но и для всех известных денежных знаков рисунок кораблей, плывущих по Неве на фоне здания Адмиралтейства.

Появление в крымских городах большого количества денежных знаков крупного номинала очень быстро вызвало интерес к ним фальшивомонетчиков. Об этом свидетельствует, например, следующая публикация: «Арестовано несколько человек во главе с гравером-художником Перетяченко, который служил в Киевской Экспедиции заготовления бумаг у большевиков. Захвачены станок и краски. Фальшивомонетчики предпочитали выпускать билеты исключительно 10-тысячного достоинства» («Последние новости», 24 октября 1920 года, Париж).

Если сообщения о красных зверствах в 1919 году возмущали, ошеломляли и угнетали чистую публику Одессы, то совершенно особую реакцию вызывали у неё материалы о… социализации женщин и девушек. Слухи об этом ходили давно. Собственно, они появились ещё в прошлом веке —при популяризации слишком вольного перевода с немецкого Коммунистического Манифеста Маркса. Тогда автор и соавтор этой небольшой, казалось, книженции, дали отповедь оппонентам и по данной идее.

Сказано было: «Но вы, коммунисты, хотите ввести общность жен, — кричит нам хором вся буржуазия». И далее: «Коммунистам нет надобности вводить общность жен, она существовала почти всегда. Наши буржуа, не довольствуясь тем, что в их распоряжении находятся жены и дочери их рабочих, не говоря уже об официальной проституции, видят особое наслаждение в том, чтобы соблазнять жен друг у друга…»

Неосторожное сие замечание, ядовито-ироническое и наскоро переведенное с немецкого, и произвело тогда нехорошее впечатление на известный слой общества. Но благонамеренный одесский обыватель тогда отнёсся к этому не слишком серьёзно.

Всё это казалось если и возможным, то слишком отдалённым, теряющимся где-то там, в астрономической дали от нонишних забот и тревог. А вот в ходе гражданской войны, втянутый лично и вполне практически в хоровод бессистемных (как ему казалось) смен социальных формаций, он стал внимательнее и вдумчивее.

Для чего ОСВАГ пичкал его и подобной пикантной — сегодня сказать не так уж и трудно. Достаточно- с этой точки зрения, – провести беглый обзор современной нашей провинциальной прессы. Да и центральной, в общем-то, тоже. За исключением аксессуарных деталей, связанных с особенностями столетней давности, всё очень похоже. Да и то сказать: что тут новенького придумаешь, когда  своё бессмертие демонстрирует драка за власть, ломающая многое – но не исторические шаблоны. И всякий раз воспринимающаяся, как новинка – теми, кто равнодушен к истории. Отсюда – и авторское предупреждение, предшествующее каждой из глав этого рассказа…

 

Ким КАНЕВСКИЙ

Leave a Reply