17 августа 1941

Продолжение

17 августа.  Воскресный день.  Девятый день одесской обороны. Не только  простые смертные одесситы, но и командование, и штабные Одесского оборонительного района и Черноморского Флота, в отличие от нас с вами, потомков, не знают ничего о том, что впереди – семьдесят три дня и ночи боёв у стен Одессы. Понятия об этом не имеют в то воскресенье и там, далеко-высоко, в генштабе РККА и в главполитупре – начальником которого уже служил наш земляк, Лев Захарович Мехлис.

Лев Захарович Мехлис

Ничего не мог бы ответить по этому поводу и сам товарищ генсек ЦК ВКП(б) и верховный главнокомандующий Сталин – если бы кому-то пришло на ум его о подобном спросить… Между тем, воскресный тот день, как и положено в августе – солнечный и почти безветренный  день, снова начался с ожесточенных боев на флангах обороны. В Южном секторе ударная группа наших войск в составе 1-й кавалерийской дивизии и 90-го стрелкового полка 95-й дивизии к 6 часам утра сосредоточилась в исходном районе, указанном в приказе командования армии. В 8 часов утра, после короткой артиллерийской и авиационной подготовки, группа контратаковала противника в направлении Кагарлыка. Одновременно 31-й полк 25-й стрелковой дивизии перешел в наступление в направлении юго-западной окраины Кагарлыка. 136-й запасной стрелковый полк занял указанные ему в приказе позиции. Историзм этого дня ещё и в том, что именно в воскресенье  Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 8 августа Ставка Верховного Командования была преобразована в Ставку Верховного Главнокомандования. Что мало что меняло по существу по существу, но звучало много громче.

Увы, авантюрность сегодняшнего наступления выявилась довольно быстро: при некотором изначальном успехе, вскоре сказалось отсутствие у наших войск необходимого количества полевой артиллерии. Хотя это было ясно ещё при подготовке наступательного приказа. Из доставленных накануне в Одессу снарядов успели подвезти на позиции лишь незначительную часть. Огневые точки противника не были подавлены, и они наносили нашим частям и подразделениям большие потери. Активно действовала вражеская авиация. В результате этого темп наступления снизился, войскам противника удалось задержать наши части. Да что там, враг перешел в наступление. За штабную горячность там, на передке, бойцы и командиры платили головами. В районе Кагарлыка завязался упорный бой, длившийся целый день. В 16 часов Кагарлык был взят нашими войсками. Однако противник подтянул свежие резервы, и бой разгорелся с новой силой. В 23 часа неприятельские части снова ворвались в Кагарлык.

В этот же день противник, прорвав нашу оборону южнее Кагарлыка, начал продвижение  к Беляевке, но все его атаки на этом направлении были отражены. В Восточном секторе подразделения неприятеля, прорвавшиеся накануне в Шицли, с рассвета пытались продвинуться дальше на юг, но безуспешно. Румынское командование перебросило в этот район еще некоторые подразделения. Главный удар противник наносил по обороне 1-го полка морской пехоты. Моряки, подпустив неприятельскую пехоту на близкое расстояние, обрушили на неё шквал огня и заставили залечь на открытом месте. Тогда враг решил атаковать наши позиции с фланга конницей и танками. Завязался упорный бой. Командование сектора срочно направило в помощь морским пехотинцам резервный батальон 26-го полка НКВД. Совместными усилиями они окружили Шицли, а затем при огневой поддержке 412-й береговой батареи и канонерской лодки «Красная Грузия» освободили село.  

Много легче в воскресенье было в  Западном секторе – здесь  по-прежнему сохранялось затишье. Но  ненадёжна фронтовая тишина. , предыдущих нескольких дней противник проявлял особую активность на флангах и явно  готовился к новому наступлению в центре обороны. Ещё накануне,  16 августа наша воздушная разведка обнаружила переброску неприятельской танковой бригады с восточного направления в район Раздельной. Как потом стало известно,  враг сосредоточил в районе Калантаевки вблизи железнодорожной линии Раздельная – Одесса части 11-й румынской пехотной дивизии, переброшенные из района Бендер.

В то же время 95-я стрелковая дивизия, державшая оборону в Западном секторе, была ослаблена: два батальона одного из трех её полков – 90-го – находились в Южном секторе, куда они были направлены в составе ударной группы, а вернуть их назад не представлялось возможным, так как положение там оставалось очень напряженным. Для поддержки 95-й дивизии командование Приморской армии могло направить только несколько сот бойцов, только что выписанных из госпиталей, и небольшой отряд моряков из резерва военно-морской базы. Из показаний, захваченных в этот день пленных, удалось выяснить, когда можно ждать начала наступления противника, в каком направлении готовится главный удар, расставить свои силы и средства.

Летчики морской авиации уничтожили и повредили в этот день 13 замаскированных в копнах сена танков, рассеяли и частично уничтожили до двух эскадронов вражеской кавалерии. Оборона города полыхала до поздних сумерек. Над горизонтом поднималось восемнадцатое августа сорок первого…

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply