9 августа 1941

Продолжение

9 августа.  В сорок первом это был субботний день. Его рассвет вышел особенно тревожным и грозным. Буквально с первыми солнечными лучами противник массированно атаковал защитников Одессы. Войска 3-й и 7-й пехотных дивизий румын и 1-й их кавбригады атаковали укрепления  войска, оборонявшие город в нескольких пунктах.  В первые же минуты стала  очевидной оперативно-тактическая попытка выявить наиболее слабые места обороны, которая ещё только складывалась  и обживалась на позициях. Это были примитивные, но чувствительные попытки – одним ударом расчленить на флангах части Приморской Армии.

Суббота выдалась жаркой во всех отношениях и практически – в течение всего дня.   Горячо с утра пришлось дневать частям и подразделениям 25-ё стрелковой дивизии, удерживающим оборону на линии «Раздельная-Кародино-Бугаз». Оперативная сводка отмечала умелые действия подвижных батарей военно-морской базы по огневой поддержке частей 25-ой. Это была первая в истории одесской обороны артиллерийская дуэль. Стороны поединка – 36-я подвижная батарея и тяжело-артиллерийский дивизион румын.   Первый выстрел этого своеобразного суда Божьего выпал одесситам. Согласно документации, в первые же минуты дуэли были выведены из строя… 12 орудий противника. Ну, военные знают – на войне в таких документах (а там паче – в воспоминаниях) приняты некоторые округления. Фронтовики говорили, без этого нельзя. И всё же урон был значительным. За бой этот комбатр-36 лейтенант Бойко был представлен к ордену.

В тот день, как говорится, везде хватало. Но особенно жарко было на отрезке фронта обороны «Жеебково-Кошары-Раздельная». Да-да, та самая ст. Раздельная, от которой до Одессы – час езды. Здесь стояли насмерть части 95-й стрелковой дивизии. Им довелось принять на себя массированный удар двух дивизий противника. На наиболее опасных участках одесситы контратаковали. Доходило до молодецких ударов в штыки. Чётко реагировал на происходящее Бог Войны – 5-й артполк накрыл наступающих трёх румынских стрелковых батальонов. И судя по их драпу, это произвело на врага значительное впечатление. Комполка – майор Филиппович. До вечера все атаки противника были отбиты. Он понёс значительные потери  и к вечеру явно выдохся. Однако же, на северо-восточном участке обороны румынам удалось несколько потеснить защитников – овладеть частью территории в районе «Сербка-Белка». Этот выступ создавал угрозу выхода в тыл Приморской армии. В рапортах и сводках опять и опять замелькала станция Раздельная. Крупный железнодорожный узел, освобождению которого через пару-тройку лет будет салютовать Москва. Но в эту субботу необходимость выравнивания линии фронта вынудила к вечеру  9-го августа всё же на северо-западе обороны оставить Раздельную противнику. Перевес сил врага был непомерно велик. А ранее намеченный рубеж обороны  по линии «Березовка-Катаржино-Раздельная и Кучурганский лиман» к 8-му августа не удалось инженерно-фортификационно оборудовать надлежащим образом. И командование приступило к отработке плана отхода войск защитников на новую линию обороны.

Из приказа: «…Сводной группе комбрига Монахова занять рубеж «Коблево –Визирка – Ильинка»; 95-й Молдавской стрелковой дивизии – «Старая Вандалиновка– Новоселовка – станция Карпово»; 25-й Чапаевскойстрелковой дивизии – «Красная Вакуловка –Мангейм –Кагарлык – озеро Попово»; восточный берег Днестровского лимана оборонять силами четырех рот 287-го полка 25-й дивизии и двух истребительных батальонов  Овидиопольского и Роксолянского…»

День этот отмечен в истории одесской обороны приходом на эту благословенную землю массированных бомбардировок с воздуха. Фронт приближался к городу. Подтягивались и полевые аэродромы противника. Противовоздушную оборону  Одессы обеспечивали 69-й истребительный аваполк и 15-я бригада ПВО. В распоряжении последней имелись порядка 90 зенитных пушек калибра  37,76 и 85 мм. Плюс – зенитно-пулемёный батальон, батальон прожекторов, дивизион аэростатов заграждения и служба наблюдения и оповещения.  Собственно в городе дислоцировались подразделения 638-го зенитного артполка, прикрывавшего  электростанцию, стацию «Одесса-Главная» и вокзал, завод «Январка» и ряд других. Само собой, объектом особой важности считался порт. Его небо защищали зенитныйартполко военно-морской базы и зенитный дивизион  15-й бригады ПВО. Аэростаты этой части ограждали, как могли, небо города с севера и юго-запада. Пять катеров, оснащённых рациями и шумоуловителями, постоянно дежурили в 20-30 милях от берега – оповещали о подходе вражеских самолётов со стороны залива. Первый самолёт противника был сбит над Одессой зенитчиками батареи лейтенанта Тарасенко (638-й зенитный полк). В ПВО активно участвовали многие одесситы, в основном – женщины и подростки. Даже и дети. Помните, у Высоцкого: «…И как малая фронту подмога – Мой песок и дырявый кувшин». Так было и в Одессе: группы самообороны, круглосуточные сменные дежурства на крышах, чердаках  и в подъездах жилых домов и учреждений. Их обучали обезвреживать  зажигательные бомбы, наблюдать за соблюдением правил затемнения окон, за световыми сигналами, которые иногда фонариками подавали диверсанты. Кстати, за ношение фонариков прохожие задерживались активистами и доставлялись в участок. Бывало, по пути даже и подвергались некоторому, как бы это сказать… насилию. Бдительность была в большой моде.

Одесса рыла-копала. На площадях и в скверах, у трамвайных остановок,  на обочинах тротуаров и даже во дворах домов были отрыты 4294 щели общей протяженностью около 90 тысяч метров, Частые бомбёжки нервировали впечатлительных по природе одесситов – многие стали потихоньку переселяться в катакомбы. Этот день был отмечен, среди прочим, и ещё одним событием. Из порта вышел теплоход «Кубань» с тремя тысячами эвакуируемых в тыл одесситов. Это были, в основном, мужчины непризывных возрастов или не подлежащие мобилизации, старики, женщины и дети. Плюс – оборудование городского холодильника и до тысячи тонн рефрижераторных грузов. Но  стало известно:  вскоре его атаковали самолёты Люфтваффе – одна из бомб попала в трюм. Попытки спасти судно не удались, хотя и удержали его некоторое время на поверхности, достаточное для подхода помощи. Подошедшие пароходы «Пестель» и «Чатыр Даг» приняли пассажиров. Капитан  решил – судно было выброшено на мель. В следующие сутки его удалось подлатать и отбуксировать в Севастополь. Но это было уже 10-го августа, в воскресенье.

Продолжение следует

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply