Адвокат, судья, прокурор – имена существительные…

Обсуждаем опубликованное…

Леонид Григорьевич Личман – глава Малиновского районного суда Одессы, доцент, кандидат юридических наук и давний добрый друг нашего журнала, прислал в редакцию следующий свой авторский материал.

Публикация 24 марта сего года «Разговор на остановке в пути»  и часть вторая вызвала у меня желание прокомментировать этот материал и высказаться на счёт некоторых поднятых в нём вопросов. Тем более, речь идёт о вопросах правосудия в широком понимании (правоохранительные органы, адвокатура, суд), с точки зрения двух лиц: известного украинского журналиста Каневского Кима Борисовича и одесского адвоката Шевченко Максима Владимировича.

Вопрос о необходимости специализации адвокатов не случаен и сам по себе не прост. Вспоминается Козьма Прутков с его афоризмом, о том, что нельзя объять необъятное.  Некоторая аналогия с медициной, иными значимыми профессиями, на мой взгляд, вполне уместна и   позволяет утверждать, что специализация в юриспруденции и в частности в адвокатуре, объективно необходима и она реально существует.

Но плох тот юрист, а тем более адвокат, который не владеет знаниями основ всех отраслей права; о том, на каких основаниях возникают юридические отношения между физическими лицами, с участием юридических лиц, государства и его органов, как эти отношения развиваются и прекращаются, а также как подлежит защите нарушенное или непризнанное право и интерес.

Мне уже приходилось делиться своими впечатлениями об известном одесском адвокате Евгении Абрамовиче Вайнгурте.  Этот адвокат практически не «проигрывал» судебные дела. Ларчик открывался достаточно просто. Адвокат Вайнгурт представлял интересы людей по жилищным, наследственным, земельным и другим делам, вытекающим из института права собственности. Практически в совершенстве он знал законодательство, судебную практику по этим категориям дел. К нему на приём приходило много людей, зная о его славе победителя. Изучив вопрос, Евгений Абрамович, многим отказывал, под разными предлогами. На самом деле он брался за дела, по которым был уверен в успехе. Это мне напоминает известных певцов, которым композиторы предлагают песни, а они выбирают лучшие. В Одессе в 60-80 годы прошлого века была целая плеяда адвокатов, которые специализировались на уголовных делах, связанных с защитой подсудимых, обвиняемых в хищениях в особо крупных размерах путём присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением (между прочим, до 1992 года это была так называемая расстрельная статья) или в занятии частно -предпринимательской деятельностью. Эти адвокаты владели не только юридическими знаниями, но и хорошо знали бухгалтерское дело и финансовое право. Между собой они распределяли обязанности по участкам защиты. В общем, в зале суда разыгрывался юридический «спектакль». Естественно, что к их правовым позициям прислушивались судьи. А такие дела по первой инстанции, порой годами, слушались судьями областного суда.

Что касается защиты интересов частного бизнеса, то некоторые схемы, придуманные адвокатами, утрачивают свою значимость. Например, бизнесмен или нанятые им менеджеры обвинялись в уклонении от уплаты налогов и сборов. Для развала уголовного дела инициировалось хозяйственное или административное дело, целью которого было получить решение суда, из которого следовало, что у обвиняемого отсутствовали обязанности по перечислению в бюджет обязательных платежей. Большая Палата Верховного Суда стала отменять такие решения судов, прекращать производство по таким делам, указывая, что обвиняемый таким образом принимает меры для признания не надлежащими и не допустимыми доказательств, полученных в уголовном производстве.

Налогообложение в нашей стране всегда было проблемным для мытарей и налогоплательщиков. Думаю, это тема для отдельного и подробного разговора с участием представителей всех заинтересованных сторон.

Несколько слов о назначении судом наказаний за нарушение правил безопасности дорожного движения, которое причинило потерпевшему телесные повреждения или смерть. Общеизвестно, что уголовная ответственность наступает, если потерпевшему причинены средней тяжести или тяжкие телесные повреждения. За причинение лёгких телесных повреждений ответственность наступает по статье 124 Кодекса об административных правонарушениях. Санкция этой статьи предусматривает либо штраф в твердой денежной сумме, до последнего времени он составлял 340 грн., или лишение права управлять транспортными средствами от 6 месяцев до 1 года. Таким образом, один и тот же размер штрафа может быть назначен судом и за незначительное повреждение транспортного средства и за причинение лёгких телесных повреждений.

Не исключается назначение наказания без реального лишения свободы лицам в случаях наступления смерти потерпевшего. Основными обстоятельствами, которые принимает во внимание суд, являются конкретные обстоятельства дела: нетрезвое состояние водителя, поведение потерпевшего на дороге, возмещение материального и морального вреда родным погибшего, их отношение к назначению наказания, личность обвиняемого. Сама по себе резонансность дела, мнение общественности, средств массовой информации не должны влиять на суд. Об этом мы уже говорили на страницах «Вестника». Всё это проходящее, а Правосудие должно быть вечным. Судья является частью общества, поэтому он должен оценить значимость приговора, решения, как для участников дела, так и для других лиц, и для интересов общества.  У современных судей нет особых отношений с прокурорами, тем более –  с представителями органов досудебного следствия. В некоторых случаях судьи «помогают» обвинению. Но такая «помощь» объясняется убеждением судьи в том, что обвиняемый совершил преступление, и неорганизованность или недостаточный профессионализм, сами по себе не должны повлиять на доказанность вины обвиняемого.

В таких делах многое зависит от адвоката. Но право на юридическую помощь имеет не только обвиняемая сторона, но и потерпевшая. Мне не однократно приходилось… ну, буквально наслаждаться работой адвоката, который представлял потерпевшего. В эти минуты я думал о том, что в лице такого адвоката государственное обвинение потеряло многое. Высококлассный адвокат должен уметь не только защищать, но и доказывать обоснованность обвинения.

Мало кто из современных адвокатов готовит такие защитительные речи, которыми прославились адвокаты минувших веков. Хочется надеется на то, что введение полноценного суда присяжных изменит и адвокатуру. Но и сейчас, большинство моих коллег, готовы и ждут от адвокатов обоснованный и непредвзятый анализ обстоятельств дела, оценку доказательств. Если уместно, то не лишними будут гиперболы, афоризмы, ссылки на художественную литературу. Хочется пошутить. Главное, чтобы после речи адвоката, обвиняемый не поверил в то, что он не совершал преступления…

В разговоре журналиста и адвоката затронута ещё одна проблема. Речь идёт о верховенстве закона. Одновременно в Конституции Украины закреплён принцип действия верховенства права. Вопрос о понятии права, его соотношения с законом думается –  является одним из основных вопросов современной цивилизации. Ясно одно. Законы не всегда совершенны, иногда противоречивы или устарели, они по-разному толкуются, а также содержат в себе пробелы. Бывает, и такое – что законы не справедливы, то есть не являются правовыми по содержанию и сути. В таких случаях адвокат, как носитель первой правовой мысли в гражданском деле и защитник в уголовном деле, должен раскрыть перед судом проблему несовершенства закону и предложить суду применить принцип верховенства права.

Действительно, критерии работы судьи практически не поменялись. Но очевидны положительные тенденции. С одной стороны, Высший совет правосудия, привлекая судью к ответственности, исследует конкретные дела с точки зрения грубого нарушения закона, загруженность судьи, а с другой стороны, судебная и законодательная власть предпринимают реальные действия, что установить норматив нагрузки на каждого судью.

Неправильным является объявление обществу, что-то или иное дело взято под контроль высокопоставленным должностным лицом. Также нельзя доводить до сведения общества отдельные доказательства, которые, по мнению следствия, изобличают подозреваемого или будущих подозреваемых. Такого в правовом государстве не должно быть. В конечном счёте всё это давит на суд, влияя на его независимость и непредвзятость. Мы неоднократно были свидетелями, когда заявления должностных лиц, так и не имели логического завершения. А осадок остался…

Сословие присяжных поверенных или адвокатов, как говорили ранее, всегда имело в своих рядах выдающихся людей, которые становились учёными и мыслителями, революционерами, законодателями, лидерами государств.  Современная украинская адвокатура очень разнообразная.  В её составе есть немало профессионалов с Большой буквы, которые не являются статистами в правосудии, а являются обязательной и важной частью правосудия.

Средства массовой информации, так называемая четвёртая власть, также имеют в своих рядах профессиональных, честных и порядочных журналистов и репортеров. Очевидно, что недостаёт судебных репортёров и журналистов-аналитиков, способных объективно освещать судебные процессы и состояние правосудия в нашей стране.

Вот, собственно, чем хотелось поделиться с Вами и читателями журнала – в связи с помянутой публикацией. Уверен, никому не трудно догадаться о моей занятости, загруженности по работе. И если я, всё же, нашел время для этих размышлений, суждений и отзыва на Вашу публикацию, то поскольку считаю поднятые вопросы исключительно важными и актуальными.

Ваш – Леонид Личман

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

One thought on “Адвокат, судья, прокурор – имена существительные…

Leave a Reply