После сказанного – и перед  ним…

От редакции. В журнале нашем, в числе прочих материалов рубрики» Откровенный разговор» 24-го марта сего года опубликован был материал «РАЗГОВОР НА ОСТАНОВКЕ В ПУТИ…», в котором, отвечая на вопросы нашего спец. корреспондента, поделился своими мыслями с читателем член историко-литературного общества ОРО УАН, адвокат Максим Шевченко. Заинтересовал этот материал  Леонида Григорьевича Личмана – судьи, председателя Малиновского районного суда Одессы, доцента, автора и давнего доброго друга нашего журнала. Его очерк стал своеобразным аналитическим комментарием к публикации, о которой речь. Естественно, Максим Шевченко не прошел мимо материала Леонида Григорьевича,  И прислал к нам в редакцию, в свою очередь,  свой комментарий. Каковой, конечно же, и предлагаем читательскому вниманию.

Для меня стало приятной неожиданностью внимание уважаемого Леонида Григорьевича Личмана к моему разговору с журналистом Кимом Борисовичем Каневским. Поднятые в разговоре темы не всеми воспринимаются просто, а некоторыми  правоведами даже встречаются в штыки. Комментарии Леонида Григорьевича, как профессионала с большой буквы,  являются крайне интересными и полезными. Для адвоката мнение судьи, его взгляд на поднятые, не всегда однозначные вопросы,  крайне интересен и важен. И хотя в судебном процессе последнее слово за судьей, «Вестник Грушевского» позволяет продолжить начатый разговор.

В современных реалиях действия права,  узкая специализация в области профессиональной деятельности по идее должна позволить работнику правоохранительной системы, судье либо адвокату,  так сказать, досконально в ней разобраться и стать «докой» в своей сфере. Однако несколько случаев из практики все таки указывают на необходимость более широкого «кругозора». Пример  – допрос руководителя предприятия в рамках ст. 212 УК Украины (уклонение от уплаты налогов); следователь, желая втянуть в потенциально преступную деятельность не только руководителя, но и учредителя,  задает ему вопрос: «А вот учредитель принимает участие в деятельности, дает ли указания и в том же роде?» и на спокойный ответ «да», следователь  самодовольно улыбается. Вот, мол, теперь ты будешь не один! Это квалификация статьи уже другая, да и людей в обойме побольше. Я, увидев на лице следователя улыбку и некую радость, прихожу в недоумение. Ведь, согласно законов Украины, да и того же устава предприятия,  учредитель не только имеет право, а даже обязан принимать участие в деятельности предприятия, собственность обязывает. И тут же напоминаю и разъясняю следователю это. Улыбка сползает, лицо становиться недовольным. Ещё пример  – следователь полиции, со стажем работы около 2 лет, а до этого проработавший опером  лет 5, обращается за бесплатной консультацией. Были мы у него с клиентом – ну,  он и решил «воспользоваться». Вопрос такой: вот я попал в ДТП и вроде как не виноват, но чего делать дальше не знаю. Т.е. ему не известно о необходимости написания заявления в страховую компанию, необходимости получения копии решения суда о привлечении второго участника к административной ответственности и пути получения страхового возмещения.

Два приведенных примера показывают ситуацию которая возникает при «узкой» специализации; при этом шоры специализации «закрывают» не только смежные области и отрасли, а и компоненты самой специализации.

Современный мир скоротечен и изменчив, отрасль права также в разных специализациях и направлениях постоянно модифицируется и изменяется, порождая новые белые или темные пятна для людей. Адвокат лишен государственного довольствия и, вероятно ещё и   по этой причине, просто вынужден быстро ориентироваться, перестраиваться, изучать и практиковать новые отрасли права, не забывая о необходимости повышения квалификации в отраслях  уже освоенных.

Квалификация того или иного деяния человека как преступления является, на мой взгляд, не всегда однозначной. Теоретически мы можем рассмотреть такую ситуацию. Человек, управляя транспортным средством, нарушает правила движения и совершает наезд на пешехода –  причинив ему тяжкие телесные повреждения,  повлекшие смерть. Его деяние будет квалифицировано по соответствующей части ст. 286 Уголовного кодекса и назначено соответствующее наказание. При этом, в абсолютном большинстве своем, с точки зрения субъективной стороны преступления мы можем допустить неосторожность в той или её форме. Но если  предположим, что человек принял решение о совершении убийства другого человека –  при этом способом совершения этого преступления он избрал именно наезд на жертву,  предполагая соответствующие последствия в виде смерти? То как тогда должны быть квалифицированы действия? С одной стороны он несомненно нарушил правила дорожного движения,  что привело к смерти пешехода, а с другой его умысел был направлен именно на причинение смерти конкретному лицу определенным им способом. С моей точки зрения действия такого лица могут быть квалифицированы как убийство.

Правосудие должно быть незыблемо,  однако преступление само по себе относительно. В современной Украине была декриминализована не одна статья Уголовного кодекса, санкции многих статей были значительно, а некоторые даже кардинально, снижены. С моей точки зрения, как  адвоката, это – несомненно положительные явления. Такие изменения свойственны не только нашему государству но и другим странам цивилизованного мира. Вероятно,   изменения эти обусловлены течением времени. Однако,  как само явление,  крайне интересны. Еще вчера поступок человека был порицаем в том числе и обществом, а уже сегодня он должен всего лишь заплатить штраф или же вообще не понесет никакого наказания.

В последнее время в виду очередной реформы государственной машины привлечения к уголовной ответственности роль адвоката в качестве «обвинителя» выросла в разы. В адвокатской среде мы уже не единожды обсуждали между собой перспективность предоставления адвокату прав и инструментов для расследование преступления и поддержания обвинения в суде. Все равно во многих случаях приходиться делать эту работу за органы следствия. Однако государство не желает отдавать ни грамма монополии на расследование преступлений… Вспоминается выражение: «Главное чтобы во время тщательного расследования мы не вышли на самих себя.»

Адвокат, наверное, является одной из самых динамичных профессий из сферы права. Динамичность эта обусловлена темпами развития, изменения права, необходимость скорой и быстрой реакции. Адвокат представляя и защищая клиента, стремиться именно к результату наиболее благоприятному для клиента, при этом начав процесс может основываться на одной позиции, а его концу точка зрения высших судебных инстанций может поменяться.

Всегда крайне интересно и важно получить возможность провести профессиональное общение вне зала судебных заседаний, не будучи скованным нормами процессуального кодекса, спасибо за эту возможность «Вестнику Грушевского» и спасибо глубоко уважаемому мною, профессионалу своего дела Леониду Григорьевичу Личману.

Автор адвокат Максим Шевченко

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik
Почта для обратной связи: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply