Чумаки

“Пішли наші синочки гроші
добувати та слави заживати”
(Украинская старинная народная песня)

 

Целью данной статьи является описание явлений чумачества и чумака в Украине с точки зрения психологических и криминологических  характеристик – в связи с условиями осуществления деятельности, ее масштабов, необходимости ее осуществления в тех условиях и сопровождающих трудностях; описание явления как сугубо украинского. Чумачество рассматривалось и прежде, но с точки зрения культурологической, исторической, этнографической, фольклорной и  экономической.

Чумаки (возчики, виноторговцы, солеторговцы) — категория населения, проживавшая на территории нынешней Украины и на Юге России XVI—XIX веков. Они  занимались  торгово-перевозным промыслом. Чумаки отправлялись на волах к Чёрному и Азовскому морям за солью и рыбой, развозили их по ярмаркам,  доставляли и  другие товары. Судя по всему,  чумаки играли важную роль в торговле Гетманщины и Слободской Украины.

(Википедия)

Вот так: просто и незамысловато. Отправиться за сотни километров в одну сторону на волах, запряженных в мажи (чумацкий воз) по шляхам, которые не являлись даже мощеными дорогами. Один воз мог вместить от 60 до 100 пудов (960 – 1600 кг). Возы были деревянные, без единой металлической детали, потому что в пути сломанную металлическую деталь ремонтировать негде – нет кузни. Нужно было самому при случае  отремонтировать поврежденную мажу, конструкция которой впечатляла даже видавших виды иностранных механиков. Нужно правильно ухаживать за волами с целью их сохранности и здоровья.

Промысел же чумака был полон опасностей и трудностей: 5 – 6 недель пути в один конец по диким местам – в низовьях Днепра простиралось Дикое поле (современные Одесская, Николаевская, Херсонская области), кишащее работниками не столько  ножа и топора, сколько сабель, пик и ружей (разного рода “харцизяк»). Соответственно,  погода и быт не доставляли удовольствия – жаркое степное солнце, отсутствие питьевой воды, пылевые бури, дожди; овраги, реки, лески; растянутая по дороге валка (караван возов) и все бедствия и лишения длинного пути. Чумаковать выезжали ранней весной, возвращались домой поздней осенью – пока позволяли дороги.  Зимой волы откармливались и отдыхали.

Общность опасения за свою жизнь и свое имущество стали главнейшим связующим звеном чумачества. (13) А опасности были чрезвычайно велики: в окрестностях порогов, по словам Боплана, путешествие даже и с сотней, даже и с тысячей человек не снижало риска,  так как татары, не имея постоянных жилищ, то и дело разъезжали отрядами по 5 – 6 тысяч (6).

Отправляясь в тернистый этот путь, чумаки вооружались ружьями, пиками, саблями, земледельческими цепами, косами – “в кого віл та коса, в того грошей киса”, “косіть хлопці лободу, забувайте ту біду” – в случае отсутствия пашни для выпаса волов. В крайнем случае,  косилась чья-то пшеница или рожь. (6) И ни один путь не мог обойтись без ножа – ну, там, сальцо и хлебушек порезать. А кого и полоснуть.

В случае нападения мажи сдвигались в “табор” – импровизированную крепостькоторый взять было также сложно, как и укрепленный лагерь (6, 9, 12, 13). Осуществлялась и активная оборона – контратака на разбойников, в результате чего, бывало, захватывались пленные, которые казнились на месте, например, поднятием на пики. (6)  Несколько мягче карались воры (астраханские и ставропольские калмыки) – их стегали земледельческим цепом – “полтора-малахаем” по выражению самих калмыков, с ужасом рассказывающих об этом. (12)

Боплан Гийом Левассер (около 1595 – 1673), известный французский военный инженер и картограф, издавший в 1651 году «Описание Украины» и составивший «Генеральную карту Украины», так описывает «табор» козаков: «Наиболее умело и искусно козаки бьются в таборе, под защитой возов (казаки очень умело стреляют из ружей, своего главного оружия), защищая каждый клочок земли. На равнинах между Буджаком и Украиной пребывает обычно 8 – 10 000 татар, разделенных на отряды по тысяче воинов в каждом и расположенных на расстоянии 10 или 12 миль друг от друга. Так делают для того, чтобы свободно можно было искать какую-то добычу и избегать опасности. Поскольку в этих степях постоянно угрожает опасность, козаки идут табором (табор –  то, что мы называем караваном). Они ставят возы двумя рядами, восемь или десять возов впереди, столько же позади. А сами становятся внутрь с мушкетами и короткими копьями, косами на длинных держалках. Самые умелые всадники едут у возов; стражу же отправляют на четверть мили вперед и назад, и на такое же расстояние по бокам, чтобы выявлять татар. А как увидят врага, подают сигнал, и тогда весь табор останавливается. Когда татары обнаружены, козаки завязывают с ними бой, а когда первыми их обнаружат татары, то неожиданно на них нападают, штурмуя их табор» (1).

Как мы видим, коса служила не только сельскохозяйственным, но и боевым орудием –  как для козака, так и для чумака.

Тактика «табора» широко использовалась с древности и до 19-го века включительно.  Генуэзцы, славные своими победами на море и на суше, в 13 – 14 веках создавали крепость из кораблей на море, которую невозможно было потопить; Наполеон Бонапарт при обороне от мамелюков у подножия египетских пирамид скомандовал поместить ослов и мулов в средину лагеря.

В художественной литературе мы также находим упоминание об этой  тактике. В «Казаках» Л.Н. Толстой описал,  как последние на Кавказе оборонялись от нападения абреков.  Возы с сеном, соломой и другими грузами использовали они и для прикрытия при атаке на недружественных горцев. Это была подвижная крепость.

Собрать воедино валку (по разным оценкам от 40 до 100 – 300 возов (13), каждый из которых загружен на 1 -1,5 тонн) при внезапном нападении – дело не скорое. Волов нужно было сберечь любой ценой – это транспорт. Без разведки иметь данные о группе разбойников и быть готовым отразить нападение невозможно. Но данные о наличии у чумаков разведки (а она для мобильности должна быть конной) отсутствуют. Можно предположить, что уже описанные выше разъезды всадников впереди, с флангов и в аръергарде колонны выполняли роль боевого охранения и разведки.

Кроме значительных физических данных, неприхотливости в быте и пище, выносливости, стойкости, крепкого здоровья, боевых навыков, чумак должен был знать иностранный язык, без чего невозможно торговать. Как невозможно это занятие без смекалки и хитрости. Нужна сноровка и практичность, владение счётом и учётом. Без обмана или раскрытия обмана не обойтись. И нужно уметь договариваться.

Как они в те времена прокладывали маршрут? Как ориентировались в том сухопутном плавании по безбрежному степному морю-океану? По звёздам? По солнцу? Но мы не располагаем данными о том, что у них были секстанты, астролябии, компасы. Да и небо не всегда было безоблачным. Передвижение фактически по пустыне, где нет дорожных знаков и самих дорог, ориентиров (в те времена степь была безлюдна и беспутна), требовало чего-то вроде лоции. Увы, пока ни один источник не раскрывает данный вопрос: как чумаки ориентировались в пути, например, на Дон и Кубань? Нас приучили к образу простого селянина, темного, туповатого и необразованного. Но так ли обстояло дело с чумаками, “магелланами степей”?

Астрономия, во всяком случае, играла в жизнедеятельности чумаков определённую роль. Ведь, в конце концов, не случайно Млечный Путь на украинском языке звучит как Чумацкий Шлях. И едва ли дело только и исключительно в легенде, согласно которой некогда заснувшие в пути чумаки не углядели – возы перевернулись и рассыпали по небу соль. Легенды, как род устного народного творчества, не так уж редко приводят к открытиям в науке… Но по звездам можно ориентироваться только ночью при условии чистого, не закрытого облаками неба.

Жизнь чумацкой валки зависела от четкой организации и дисциплины. Все обязанности были равными для всех. Батько отаман (пан-господарь) избирался вполне демократически – перед выездом, общим собранием чумаков. Выбирали самого бывалого и авторитетного. Но на этом демократия заканчивалась. В пути господствовало единоначалие. Сложно представить себе демократию в случае нападения разбойников или движения валки – сухопутного грузового состава. Отаман был и судья, и военачальник в случае нападения разбойников, и казначей (до 19 века распоряжался всеми деньгами валки). Славное товарыство, ватага подчинялись ватажку беспрекословно. Говорили, что отаманом была громада крепка.

В чумацких песнях отаман чуть ли не заговоренный: не пробиваем копьем, даже серебряным. “Чумацкий отаман часто бывает такой же “характерник” как и “ватаг” разбойников, – убить его можно только “срібною кулею” которую он заговорить не может”. (6) Сама чумацкая ватага могла победить нападающих разбойников малым числом – 10 против 44. (6)

(Википедия)

Происхождение самого слова «чумак» до сих пор является дискуссионным с 19 века. Исследователи ведут происхождение термина от татарского чум, чюм (ковш), от татарского же «извозчик», от «чума». Связывают это еще и с утверждением: чумаки завезли из Крыма чуму в 14 веке, часто сами заражались и умирали от нее. Кроме того,  внешне  –  черные от степной пыли, измазанные дегтем, закопченные кострами –   чумаки напоминал зачумленных, больных чумой.

Интересен тот факт, что первым чумачество описал польский дворянский публицист Зенон Леонард Фиш (псевдоним – Тадеуш Падалица), опубликовав в 1840 году этнографический очерк “Чумаки”, в котором рассматривает последних в качестве отдельной категории людей, отличающихся своими психологическими и физическими данными от населения Украины (1, 10)

Рудченко И. Я. пишет так:  “Жизнь сделала особый отпечаток на лице чумака. Характер его суров, с оттенком грустного мировоззрения. Чумак по большей части молчалив, угрюм, смотрит на жизнь с затаенным презрением, во всех своих поступках выражает полную самоуверенность, но при этом всегда полон иронии и всегда готов насмешить окружающих, сохраняя свое достоинство. Крепкое телосложение, мужественные черты лица, длинные усы и длинная, закрученная за ухо чуприна придают особое выражение чумаку, так что его не трудно отличить в толпе. Вот, с внутренним самодовольством подошел он к огромным волам, спрашивает о цене, торгует – и, схвативши сильными руками вола за рога, ставит его на колени…” (6)

Не быть чумаком даже считалось позорным:

“Лучче б не жениться
Во вік ні на ком,
В Крим по сіль ходити,
Зваться чумаком!
А тепер всі знают,
Що я не чумак,
З вулиці зганяют,
Що я єсм бурлак” (6)

В 19 веке некоторые российские авторы утверждали, что украинцы не способны к промышленной деятельности, так как им не достает торговой сметки, которая составляет отличительную черту россиянина. Поэтому Украина не имеет своего купеческого сословия. Но украинский народ изначально заявил о себе,  как о мореходах и торговцах. Торговля его была не сколько внутренней, но большей частью внешней, «органами» которой  и были чумаки. Это не каста, не замкнутое сословие, не специальный класс. Это некое народное явление (6). Данилевский Г. прямо говорит, что сухопутная торговля запорожцев шла по степям, через чумаков. (2)

Украинцы сочетают в себе индивидуализм в форме самостоятельности, легко уживающийся с общественными формами и интересами, как противоположность стадности и идеал лучшего социального устройства в виде жизни вольного козака. (12)

Исследователи чумачества называют его артелью, ассоциацией, сами же чумаки именовались «славное товарыство», «ватага» (как и козаки-запорожцы).

Чумацкая валка всегда играла важную роль в жизни украинцев, в их поступательном движении колонистов с севера на юг. В основе артели лежал   общий идеал общественной жизни и отношений. В 16 – 18 веках и даже ранее чумачество, как единственное торговое сословие украинцев,  неограничено царило в области торговли и извоза не только на юге, но и за пределами его. Украина этого периода была неким центром, из которого радиусами расходились  чумацкие валки. (12)

Точное время возникновения чумачества до сих пор не установлено. Возможно,  удастся его определить при помощи тщательнейшего анализа исторических документов и применения научных методов.

И. Новицкий указывает на то, что исторические условия 13 – 15 веков не способствовали развитию чумацтва в южном направлении. И только в 16 веке, когда низовое товарыство давало отпор татарам и ногайцам, чумаки могли организовать свой промысел и организоваться сами в «товариства». До этого же периода основным маршрутом чумаков был западный. (1)

Общепризнанным является мнение о том, что чумачество возникло в 16 – 17 веках (6, 10, 13). Письменные же источники упоминают слово «чумак», начиная с 17 века. К примеру, Потоцкий, прибыв в горд Богуслав 1 декабря 1637 года, увидел торг, заполненный чумацкими махами с солью. Гетьман Мазепа писал полковнику Новицкому (16 июля 1690 года): «Свежо нам дошла ведомость певная от чумаков Полтавских, которые без ведома нашего самовольно будучи на Запорожью, а оттоль заехавши и в Крым для своего торговаго дела».

В Актовых Книгах Полтавского Городового Правительства 17 века  содержится запись о чумаке, который должен был своему товарищу деньги по расписке, но их  не вернул. А   вдобавок украл его коня и убежал.  Но еще по договору Игоря с Византией 945 года велся рыбный промысел в Днепровском лимане. Соль в Киев привозилась издавна, в 1164 году ее (уже вываренную) доставляли коломийцы – промышленники Галичины, Буковины и Подолья (6).

М. Грушевский, на основании арабских источников,  упоминает о купеческих валках из Киева, которые ходили в 10 веке в Андалусию, Рим, Царьгород. (5). В 1170 г. Великий князь Киевский Мстислав Изяславович обращается к путешествующим купцам и воинам с призывом защищать путь из Киева к морю, потому что «уже у нас и Греческую путь отбирают, и Залозную. А не лучше было бы, братья, поискать путей своих дедов и отцов». (5) Рубриквис (франц. посол, 1352) писал о том, что русские приезжали в Судак на крытых возах, запряженных волами, поставляли меха и меняли их на разный товар (1, 5, 6).

Интересно, что в 1352 году эпидемия чумы достигла среднего течения Днепра, опустошила Киев, Чернигов и Переяслав. Но чума не стала препятствием для чумаков.

«Русские» в делах торговых доходили до Коринфа, Египта, Итиля. (1)

Термин «русский» («руський») применялся в юридических актах Великого княжества Литовского и Речи Посполитой в отношении православного населения в границах этих государственных образований (см.: Когут З. Коріння ідентичності: студії з ранньомодерної та модерної історії України. – К., 2004. – С.13–14; Кордони України: територіальні візії козаків від гетьмана Б.Хмельницького до гетьмана І.Самойловича/ З. Когут //Український історичний журнал. – 2011. – № 3. – С. 50-73).

Грамота киевским мещанам 1499 года упоминает о козаках (воинах, занимающихся торговлей и промыслами), которые плавали вниз по Днепру за рыбой и привозили ее в Киев на продажу. (1, 5, 6)

В письме 1499 года крымский хан Менгли-Гирей жалуется Ивану III на людей, которые “нынеча приходя”, соль берут, а “пошлин не дают”, “соль сильно емлют”. Поэтому хан просит московского царя повлиять на литовского князя, чтобы он не позволял своим подданным продолжать грабеж (Поднепровье тогда было под властью Литовского княжества). Менгли-Гирей пишет о том, что недавно при царе Седехмате (Седи-Ахмате), таких людей не было, а все, кто призжали из Литовского княжества, “соль имали, а пошлины давали”.

В 1552 году Давлет-Гирей в письме польскому королю Сигизмунду обещает способствовать солепромышленникам из Киева, Луцка и других городов, приезжающим в Качубей за солью, при условии, что те будут “водлуг обычаю стародавного мыто давати”. Хан также гарантирует охрану и возмещение убытков от татар. “Все указанное не распространяется на “козаков ваших”.

В 1554 году крымский хан Давлет-Гирей в письме Сигизмунду жалуется на солеников (судя по всему, на тех же, что более 50-ти лет назад грабили солевые озера в Крыму при Менгли-Гирее). Промысел солеников был сугубо криминальный – вооруженное нападение на охраняемые татарской стражей солевые озера, по сути разбой, говоря языком современного Уголовного кодекса. Вооруженное нападение могли осуществить люди, владеющие оружием и  умеющие воевать.

Польский посол Мартин Броневский, путешествуя по Крыму, в 1578 году писал, что к лиманам “стекается всегда большое множество казаков” и часто бывают жесткие стычки между ними и татарами за соль. (10).

В Летописи Самовидца в Кратком описании Малороссии находим следующее: «По смерти же князя Олелковича, въ року 1340 король полский КазимЂръ Первый, княженіе Киевское на воеводство премЂнилъ, и всю Малую Россію на повЂти раздЂлилъ, изъ руссиновъ постановилъ воеводи, кашталяни, старости, судіи и прочіи урядники, и многихъ рускихъ людей честию и волностию полскимъ чиновникамъ и шляхтЂ соравнилъ, что хранити и наслЂдникамъ своимъ присягою утвердилъ. И по тому королЂ Якъгелло и Владиславъ Якъгеллоновичъ, и Александръ КазимЂровичъ, ажъ до року 1410, тЂжъ права, от перваго КазимЂра РусЂ наданные, при коронаціяхъ своихъ присягою подтвердили, а Жикгмунтъ Первый и по немъ другіе королЂ полскіе въ подтверждение давнихъ правъ ихъ козацкихъ привелегия свои давали имъ. И въ року 1506 первий былъ гетманъ войскъ запорозскихъ изъ фамилии сенаторской именуемый Прецлавъ Лянцкоронский. Сей многократно землю турецкую съ козаками щастливо воевалъ. За сего гетмана и за короля полского Жикгмонта Перваго козакамъ за службы ихъ дано волности и привернено землю (которую король полский КазимЂръ Первий въ року 1340 заобладавши, изъ княжения Киевскаго воеводство учинилъ) више и низше пороговъ, по обоимъ сторонамъ Днепра, в владЂние вЂчное, дабы туркамъ и татарамъ на рускую и полскую землю козаки нападать не допускали». (3)

Таким образом, козаки (об их связи с чумаками ниже) уже в начале 15 веке имели давние права и привилегии. Кулиш указывает: «Чумацкий промысел был нераздельной частью козачества. Прежде чем козаки сделались известными всему миру своими наездами, в актах уже шло дело об их чумачестве и о ссорах с мещанами по торговым делам». (1)

Исследовали спорили о том, кто же кого породил: чумаки козаков или козаки чумаков? В любом случае испокон веков и до конца 18 века любой промысел невозможен был без умения защитить имущество и себя от нападения как своих, так и чужих.

Букатевич Н.И. называет чумацкую валку с выборными отаманом (гетьманом) и кухарем валкой древнего запорожского типа. (1). По мнению Щербины Ф. чумацкая валка имеет изначально военный характер, хотя для чумаков прямой задачей, в отличие от вольных козаков, являлась экономическая деятельность, для защиты которой нужна была военная деятельность, продиктованная условиями жизни (войны, восстания, интервенции, набеги, разбои). Промышленник должен быть не только труженником, но и воином, вынужденным смело и умело защищать свои плоды, свое имущество. А как оборонять, так и нападать лучше разом – шайкой, ватагой, товариством. «Разом легче и батька бить» – говорят на Украине.

Яркую характеристику местности и времени (о чём уже говорилось), дает Григорий Грабянка в своей Летописи: “В тех диких и широких степях нет ни дорожки, ни следа, как в море. Однако ватаги хорошо знали шлях и ходили там как по проложенной дороге. Ходили с большой опаской, чтобы их не могли выявить татары, несколько месяцев не жгли огня и раз в день ели. Ели толокно и растолченные сухари. Не давая своим коням даже ржать, они, словно дикий зверь, прятались в камышах и с большой опаской, то съезжаясь, то разъезжаясь, верстали свой путь. В тех безграничных и диких степях они разыскивали дорогу днем по солнцу, по высоким горным кряжам и могилам, а ночью – по звездам, ветрам и реках. Так передвигаясь, они высматривали татар, неожиданно нападали на них и небольшими отрядами огромные их кучи разбивали, христиан освобождали и домой отпусквали, а самих турок и татар отвозили в Москву или в Польшу к королю, их там принимали и хорошо одаривав, по доброте монаршей у уважая вольности всего войска запорожского, на Запорожье в Малую Россию отпускали”. (4)

Чумаки (торговцы-воины) и запорожцы (воины-торговцы) как бы переплетены между собой. Запорожье очень активно занималось чумачеством. (8) Запорожцы как сами чумаковали, так и охраняли чумаков в опасных местах, обеспечивали их переправу через Днепр. Чумаки оставались на Сечи и становились козаками, козаки уходили с Сечи чумаковать (1). Также запорожцы высылали своих чумаков в другие страны – мажами возили вяленную рыбу во Львов, продавали ее там вместе с волами и на конях возвращались в Сечь (1, 6). Чумаки и запорожцы приходили вместе с товаром в Очаков. (2)

Чумаковали также мещане, посполитые (селяне), украинские козаки, духовенство. (10) Не было села в Украине, где бы не жили нескольких семей чумаков, а некоторые села, преимущественно козачьи, занимаются исключительно чумачеством. (6). Гайдамаки попадали сначала в Сечь, потом чумаковали, после становились непосредственно гайдамаками. (1)

Под предлогом поставки товара и торговли запорожцы на чумацких мажах прибывали в Крым для разведки (9). Сами или вместе с чумаками? Могли ли сами чумаки заниматься разведкой? Нам уже, вероятно, не узнать.

В 16 – 18 веках Запорожье имело обширные торговые связи с Украиной, Польшей, Россией, Крымом (1, 6, 9, 13). Запорожье простиралось от Южного Буга (Бога) почти до устья Дона и лежало на перекрестке между Украиной, Польшей, Литвою, Россией, Крымом и Турцией. (1, 13) Низовое товарыство само занималось торговлей и выступало посредником. Также Запорожье держало в своих руках всю морскую торговлю посредством контроля выхода к морю через Днепр и Южный Буг (на подконтрольной Крымскому ханству территории) (1, 9). Без запорожцев торговли не было. В Украине того времени был один порт – Сечь. Исключительно под защитой запорожцев не только украинские, но и донские козаки торговали с турками и крымцами. А с середины 17 века вся Украина управлялась козачеством. (2)

В документах 17 века чаще всего упоминаются чумаки-козаки (чумаченьки-козаченьки). Не только рядовые козаки, но и козацкая старшина занималась чумачеством (13). В 1762 году комендант польского города Торговица обращается к кошевому атаману: “Позвольте запорожцам с коньми, волами, солью, рыбою и прочими товарами приездить, на все иматимуть добрую продажу, а я им буду во всем спомоществовать, понеже с далеких краев весьма много будет на тому ж ярмарку купцы”. (1)

И если в 16 веке преимущества по добыче соли козакам не предоставлялись крымским ханом, то уже в 1764 году пристав перекопского промысла пишет кошевому: «Благодарение Богу, Его святым произволением сего году уже выстояние свое сделав, соль произошла обильно противу прошедшаго году: как обычай села хорошо. Да при том же воды и травы в Крыму, также и на пути везде изобильно, так что очень спокойно ныне для чумаков, а для скота кормов достанет». (6)

В 1772 году запорожцы добывали соль из 74 Кинбурнских озер, которую доставляли в Сечь и там продавали оптом (1). Что не мешало им одновремено “вооруженной рукою” отбирать в Крыму добытую соль для торговли, что навлекло на них гнев императрицы по жалобам хана. (9)

Громада чумаков крепка отаманом, так же крепка она дисциплиной, организацией, обычаями и законами, касаемыми даже таких вещей,  как время выезда из дома, режим пути, отдыха, выпасания волов. (6)

«Закон» по мнению Щербины Ф. –  это формы, которые складываются на основании ежедневного исторического опыта и традиций. Это такие народные обычаи, которые передаются из поколения в поколение, от родителей к детям, касающиеся общей жизни народа. Обещание, данное когда-то однажды, обычаи прадедов, старинные традиции – это все укладывается в основу закона. Возникновение и рост формы, существующие взаимоотношения и связи, обязанности членов общины – ассоциации, все это скрыто в обычаях, является неписаным законом, но соблюдаемым несомненно и строго.  Все взаимоотношения потом вырастают под влиянием этих обычаев и традиций, диктуемые ими.

Чумаки передвигались по «одвичным шляхам». Это был Черный или Шпаковый шлях, пролегающий с севера на юг. Начинался он на Волыни, через Умань и Балту шел на Никитскую переправу (Никитин рог – район современного Никополя) и далее на Крым по Дикому полю. Муравский шлях (бывший Солоный) также пролегал с севера на юг, но шел по восточным паланкам Запорожья, далее по реке Конские воды (граница Запорожья и Крымского ханства) переходил прямо на юг. Другие пути были проложены в сторону Белоруссии, Польши, Галиции, Молдавии и Великороссии.

От Никитина рога шли две дороги – на Перекопскую башню и на Очаков. Позже чумаки «проложили» дорогу на Кубань и Дон,  и являлись в своем роде первыми инженерами,  географами и  топографами. Вся территория Украины периода 16 – начала 19 века буквально была исполосована чумацкими шляхами с севера на юг, с запада на восток. (1) Знания местности, климата, населения – это своего рода разведданные. В конце 19 века «одвичных шляхов» уже не существовало. Чумаки продвигались по другим дорогам. (13).

Свой полувоенный характер с течением времени и изменившимися условиями чумаки утратили. В том же 19 веке из чумаков выросли тузы и капиталисты, а чумацкие слободы были самими богатыми. (2). Чумаки кредитовали селян до “нового хлеба”, то есть до нового урожая (6, 13). Общеизвестна история об ограблении в 19 веке харьковского чумака во втором поколении, у которого в похитили 560 тысяч рублей (6) – астрономическая сумма по тем временам.

Практическая жилка и смекалка позволяла даже получать прибыль на курсе денег. Чумак Т. выиграл на курсе ассигнаций Киева и Дона: в Киеве серебряный рубль принимался ассигнациями по 3 руб. 50 коп., на Дону – за 4 руб. Полуимперия в Киеве стоила 18 руб. 2 коп., на Дону 20 руб. 60 коп. Набрав с собой металлических денег, чумак на курсе ассигнациями покрыл даже дорожные затраты. (6)

В 19 веке в южной России можно было встретить довольно странное с первого взгляда явление – простоватые и неуклюжие чумаки удачно конкурируют на своих класических мажах и серых круторогих воликах с целыми железнодорожными и пароходными компаниями, потому что имеют вековой опыт и историческое прошлое. Они сильны традиционной практикой (11) – “То люде бувалі, сходили світа, багато бачили, багато знають”. (6)

Однако, время тоже не стояло на месте: многое менялось. Традиция не выдержала конкуренции с железными дорогами и водным транспортом, с ускорением требований рынка и политикой Российской империи на Украине. Чумачество переродилось в простых извозчиков, а после и вовсе исчезло. И в смысле нравственном, и в смысле общественном вымирающий украинский торговец – чумак не имеет ничего общего с нарождающимся новым торговцем. (11). Чумачество как явление в конце 19 века исчезло под действием социально-экономических и политических причин, но само слово “чумак” из языка не исчезло, превратившись в фамилии Чумак, Чумаков, Чумаченко.

В 50-х годах 20 столетия в СССР в лексиконе так называемых стиляг зазвучало модное слово “чувак”. Случайное созвучие? Генезис нового слова имеет самостоятельную природу? А что, если причудливая судьба принесла такое эхо из той дальней дали, в которой жили, сражались и торговали чумаки?

Утверждают, что чумак как торговец-воин переродился в простого торговца и извозчика. Вековая традиция (исследовали утверждают, что только расцвет чумачества пришелся на 16 – 18 столетия, а точный период его возникновения неясен) не может исчезнуть в одночасье. Она трансформируется. Таким образом, весьма вероятно, что военная организация чумачества по запорожскому типу с выборным отаманом и сам чумак ушли в тень и превратились… в преступность юга Украины. Почему именно юга? Потому что еще черноморские козаки, образованные после ликвидации Запорожской Сечи, занимались чумачеством по окончанию последней русско-турецкой войны в 19 веке (1).

Зададимся следующим вопросом, отбросив культуролого-этнографический романтизм: такое уж и безочетное (неосознанное) увлечение путешествиями, приключениями двигало чумаком? Зачем отправляться в опасный, тяжелый и длительный путь? Ведь просто заработать можно и земледелием, скотоводством, промыслами.

Чумачество как явление, которое исследователи называют наихарактернейшим для украинской жизни или сугубо украинским, на первый взгляд не имеет аналога. Так ли это? Действительно,  явление крайне уникально, редко встречающееся в мировой культуре, тем не менее имеющее свой аналог – уровень камориста в Неаполе и Калабрии. (7)

Характеристики чумачества:

  • всепроникаемость по всей территории Украины,
  • богатый преступный опыт (кражи и грабежи соли, кражи у своих, выкашивание чужих полей),
  • авторитет и прекрасная боевая выучка отаманов,
  • некие волшебства отаманов,
  • зажиточность и богатство чумаков, крайняя успешность в своем деле
  • масштабность и многовековая длительность деятельности, значительный экономический вес

определённо позволяют  предположить, что чумачество имеет свой аналог – калабрийскую уголовную традицию (Ндрангету). В этой уголовной традиции существует 4 уровня подготовки: поединок, зарабатывание денег, руководство, святость (волшебство). (7, 8)

Чумак – это полубизнесмен-полувоин в современном понимании. Это определенная ступень подготовки южной украинской традиции, а именно ступень зарабатывания денег. При этом отаман славного товарыства – это уровень руководства, а в определенных случаях святой (заговоренный), которого пика не берет.

Прототипом Ндрангеты является раввин. В альбоме “Briganti: Fotografia e malavita nella Sicilia dell’Ottocento” преступники на фото имеют очень странный вид: они похожи на евреев. Известный одесский раввин не смог отличить на фото ндрангетистов, камористов от хасидов. Более того, музыка ндрангеты очень понравилась раввину, который назвал ее хасидской.

Сама Калабрия является святым местом для евреев. Комментарий Раши к Торе впервые напечатан именно там. Калабрийский апельсин является символом для евреев, по преданию он спас их в пустыне  от жажды.

Еще один момент – хабад, называемый также любавичским хасидизмом, как классическое направление в хасидизме, является самым ортодоксальным и самым сильным в мире еврейским движением, резко выделяющимся своим особым стилем. Сделал его таковым седьмой Любавичский Ребе Менахем Мендл-Шнеерсон. Его организация каким-то невидимым образом выросла буквально из пустоты и стала одной из самых влиятельных структур мира. Ндрангета – организация, с силами и интересами которой приходится считаться практически во всем мире. Она также разрослась на большие территории.

Чумачество непонятно каким образом стало общенациональным.

Цель Хабада – стать святым при жизни. Цель Ндрангеты – стать сантосом (святым) при жизни. Святой в Хабаде строит организацию с 3-уровневой иерархией. В Ндрангете есть каморист, печчоти, сгориста. Сама Ндрангета является моделью бизнеса. Если мы рассмотрим способ попадания, способ распространения, уровень влияния и масштабы деятельности, способ передачи власти, “клятву крови”, партизанскую войну этих организаций, то они аналогичны.

Так вот, любавичский хасидизм свойственен только Украине, Белоруси и Германии. Все ребе жили на Украине, и свойственно это явление только югу Украины – любавичский хасидизм вы не найдете нигде, кроме как в Одессе, Николаеве, Херсоне и Днепре. (8).

Чумаки не оставили после себя собственных актов, правил, писанных законов. Все законы, правила, методика подготовки существовали устно. И нам они неизвестны, то есть тайные. Передача тайных знаний устно также существует в еврейской традиции.

Никого не напоминает?

Литература:

1) Букатевич Н.І. Чумацтво на Україні: історично-етнографічні нариси / Назарій  Іванович Букатевич. – [Одеса],  [1928]. – 89, [1] c.

2) Данилевский Г. Нравы и обычаи украинских чумаков. Очерки четырех времен года в Малороссии. Библиотека для чтения, т. 142 — 143, 1857

3) Літопис Самовидця/Видання підготував Я. І. Дзира. — Київ: «Наукова думка», 1971. — 208 с. (Летопись Самовидца по новооткрытым спискам/Под ред. О. И. Левицкого. — К., 1878. — с. 211-319)

4) Літопис гадяцького полковника Григорія Грабянки /пер. із староукр.–К.: Т-во «Знання» України, 1992.

5) Мазур І.І. Чумацтво як передумова виникнення підприємництва в Україні. Теоретичні та прикладні питання економіки. Випуск 24

6) Рудченко И.Я. Чумацкія народныя песни/И.Я. Рудченка. – К.: Типографія М.П. Фрица, 1874.

7) Мальцев О.В. Обманчивая тишина. – Днепр, Середняк Т.К. – 2018.

8) Мальцев О.В., Лунев В.Е. Философия юга Италии – Днепр, Середняк Т.К. – 2020.

9) Скальковский А. История Новой-Сечи, или Последнего Коша Запорожского. – Одесса, 1841. – 461 c.

10) Слабєєв І.С. Із історії первісного нагромадження капіталу на Україні (чумацький промисел і його роль у соціально-економічному розвитку України XVIII — першої половини XIX ст.) — Київ, 1964.

11) Сумцов Н. К истории Слободско-украинского чумачества. Киевская старина, 1884, № 3

12) Щербина Ф. Очерки южно-русских артелей и общинно-артельных форм. Одесса, 1880.

13) Эварницкий Д.И. История запорожских козаков. – Том 1. – Санкт-Петербург , 1892.

Тарасенко Е.В.

Подписывайтесь на наш Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Leave a Reply