Доктор Артур Крокер.Тайна философии Жана Бодрийяра

«..когда я начал читать труды Бодрийяра, я понял, что это и есть философия, предшествующая  психологии ущербности»

Академик Олег Мальцев

В рамках серии интервью академика УАН Ph.D Олега Мальцева с рядом ученых – о наследии школы «Крестного отца» постмодернизма, французского социолога, культуролога, философа, профессора Йельского университета Жана Бодрийяра, состоялась беседа с профессором Артуром Крокером. Олег Викторович Мальцев – академик Украинской Академии Наук, кандидат философских наук, кандидат психологических наук, глава Одесского регионального отделения УАН и руководитель Экспедиционого Корпуса – поставил перед коллегой ряд существеннейших вопросов касательно философии Бодрийяра. Научная и публицистическая ценность такой беседы вполне понятна: Жан Бодрийяр ушел из жизни – можно ли переоценить общение с его личным другом.

Итак: доктор Артур Крокер – канадский писатель, профессор политологии Университета Виктории (University of Victoria), исследователь политологии, технологии и культуры.

Необходимо отметить, что сама личность Жана Бодрийяра, как и его книги, фотографии, интервью, отдельные статьи еще при жизни вызывали заметный и очень разный резонанс. Продолжается это и в наше время. Что известно о нем? Доктор Крокер отмечает, что Жан Бодрийяр  был человеком очень добрым,  любознательным интеллектуалом. От природы обладая живым, пытливым умом, Жан Бодрийяр, по мнению профессора, был… ни много, ни мало, «пророком будущего», «историческим пророком», «Ницше» нашей современности. За ним, в числе прочих дарований, числит профессор уникальную способность – глубокого проникновения в изучаемые предметы и явления различных сфер. Особый его интерес вызывали культура, социология и политика.

Сравнение с Ницше, как отметил доктор Крокер, тут не случайно.  Ницше говорил о том, что его предсказание поймут только после его смерти. Тоже  можно сказать и о Жане Бодрийяре –  результаты его изучения и объяснения реальности, как  ряда явлений, присущих и  XXI веку, стали понятны только после его смерти. Хотя еще при  жизни работы Бодрийяра имели очень известное влияние в обществе, особенно в сфере искусства –  для художников, в  информационном пространстве, в сфере философии, на популярном уровне культуры. Вот такой парадокс: еще не понят, но уже влиятелен.

Жан Бодрийяр, можно сказать, создал философию постмодернизма, являясь  в ней одной из самых ярких личностей. Но вопрос методики изучения его философии до сих пор остается открытым. На данный момент многочисленных последователей Бодрийяра не существует единого понимания того, каким должен быть подход к изучению его философии.  Такой подход, как отметил доктор Крокер, возможен только в его разнообразии, поскольку и сам философ в контакте с разными собеседниками,  подходил к вопросу по-разному. К примеру, в самом начале его работы были патафизическими [22] (касались патафизики современности), в силу того, что на него оказал большое влияние Альфред Жарри, французский поет, прозаик и драматург, кто ввел понятие «патафизика». Мсье Жарри ввел этот термин в пьесе «Гиньоль» в 1893 году как «наука о предмете, дополняющем метафизику». То есть, понятие более широкое, чем физика и метафизика, и «соединяющее науку и поэзию». В области патафизики, по представлениям Жарри, нет общих законов — всё индивидуально и исключительно, а предметом патафизики являются не феномены, а эпифеномены, то есть «бытие феномена».

 «В целом, с моей точки зрения,  на данный момент современный мир был полностью описан Жаном Бодрийяром. И он пророчески определил два основных движения того, как будет выглядеть постмодернистское общество будущего», – отмечает профессор Крокер.

Приведем вкратце интервью академика Олега Мальцева с канадским писателем, доктором Крокером касательно философии Жана Бодрийяра и тех основных аспектов, которые ей присущи.

– Доктор Крокер, я наблюдал за тем, что большинство людей, которые поэтапно изучают работы Бодрийяра, не имеют особых успехов в понимании его философии. Возможно, есть какой-то другой подход к изучению философии Жана Бодрийяра?

– В целом, с моей точки зрения,  на данный момент современный мир был полностью описан Жаном Бодрийяром. И он пророчески определил два основных движения того, как будет выглядеть постмодернистское общество будущего. Во-первых, это политическая экономика [1, 2, 3]. Жан Бодрийяр самым лучшим образом полностью описал в своей книге «Политическая экономика символа» то, как произойдет диджитализация, обмен  и использование ценностей, как это превратится в символическую ценность. Вторым направлением философии Жана Бодрийяра является то, что социальными массами всегда движет фатальная смерть [6, 7, 11, 12]. Это их основной двигатель. Об этом двигателе говорил и Ницше,  и Фрейд в свое время, что еще раз показывает, насколько технология очень быстро приобретает масштабы и как этот мир полностью технологизируется, в конце концов приходя в коллапс [4, 13, 14].

– Я понимаю правильно, что когда мы говорим о первом направлении движения, то самое важное, что сделал Бодрийяр – это описала экономику и общество, где знак и символ начинает тотальное преобладание?

– Да, именно, язык символьного обмена.

– Во втором направлении имеется в виду, что стремление к смерти двигает массы?

– Да, и это стремление к смерти непосредственно находится вместе с развитием технологий.

– Мы могли бы сказать, что эти два направления являются двумя основными опорами учения философии Бодрийяра?

– Я бы добавил еще две к этому.

– Какие?

– Третий принцип – это теория симуляции [8], а четвертый – принцип соблазна[10,17], культурного соблазна. Соблазн очень важен, на точку зрения Бодрийяра. Он подразумевал, что все вещи в любой момент времени могут одновременно обернуться другой стороной [9].

–  По сути, под этим «поворотом» подразумевается фатальность этого соблазна? Или что-то другое?

– Да, именно. Приведу пример. Например, будущее США: сейчас оно гиперкапиталистическое при Трампе, и может стать гиперсоциальным при Берне Андерсоне. Очень быстро.

– Разрешите следующий вопрос. Очень много споров возникает вокруг «симуляции» и ее уровней?

– Да, это правда.

– Как правильно ее понимать?

– Бодрийяр  говорил о  трёх уровнях симуляции. Он начинал объяснение со значения символа, или ценности символа, и что символ  проходит три некие стадии… [5, 18, 20] Сперва Бодрийяр говорит об этом символе, как о том, что существует. На следующем этапе символ переходит в другую стадию: он становится описательным и репрезентативным. После этот символ отражает крайнюю противоположность. Символ превращается в некую реальность, но не физическую реальность, в которой мы живем (мир технологий, средств массовой информации и так далее) [16].

– То есть, на первом этапе что происходит?

– На первом этапе симуляции символ подходит к этапу созревания. Это просто понять на примере капитализма. Вначале капитализм появился в «первобытной форме», но после этого он начинает принимать другую форму.

– На втором этапе что происходит?

– На примере капитализма, оно превращается в некий символ, при этом уже не имеет никакого отношения к физическим вещам, физическому сырью… Другим примером второго этапа симуляций является начало века, когда началась реклама.

– Что происходит дальше?

Третий этап симуляции – это некое движение. Например, если мы говорим про капитализм, то он уже не имеет никакой привязки к физическим товарам. Мы начинаем жить в некой симуляции. Например, современный капитализм – это полная симуляция.          Очень яркий пример симуляции – миф о красоте, когда задаются новые параметры этой категории:  какие должны быть волосы, какое должно быть тело, как женщина должна себя вести, какой парфюм наносить… Это также можно проследить и в музыкальной индустрии.

– Мы можем сказать, что симуляция связана с мифами?

– Да, это хорошее определение. Но, единственное, эту симуляцию сейчас «побеждает» виртуальная реальность. Это последний этап. Например, виртуальный капитализм. Об этом Бодрийяр говорил к концу своей жизни: когда виртуальный капитализм не имеет никакого отношения к материальной реальности, и деньги начинают перетекать по всему миру в огромных количествах.

– То есть, возникают интернет-деньги, которые не являются деньгами, и по сути это симуляция денег, но они становятся деньгами?

– Да, биткоин. Но биткоины, сами по себе, это процесс превращения чего-то виртуального, что впоследствии становится ведущим, как в политике, так и в экономике.

– Мы можем сказать, что на третьем этапе, например, симуляция капитализма – это некое количество мифов, соединённых между собой каким-то образом, и они заменяют нам понимание капитализма… По сути, мифы о капитализме, которые заменяют нам понимание капитализма?

– Конечно. Это очень хороший способ описать третий этап.

– Если рассмотреть бизнес, то будет то же самое?

– Да.

– И так мы можем взять любое явление, и будет то же самое?

– Да.

– И это то, в чем мы сейчас живем?

– Нет, я так не думаю. Я думаю, что то, что вы сейчас описали – это уже прошедшее время, пройденный этап.

– И мы сейчас живём в четвёртом этапе – виртуальной симуляции?

– Да, абсолютно. На данный момент мы живём в большом виртуальном мире [21], который полностью поддерживается технологическим движением, когда все вертится вокруг квантовой физики, разного рода расчётов, теории петли, скорости света и других примеров.  Почему Бодрийяр был очень своеобразным мыслителем? В его описаниях не было ничего нравственного, он это убирал. У него не было вообще суждения о нравственном. Поэтому, он был даже восхищён некоторыми вещами. И этот мир, в котором мы живём, Бодрийяр видел в постоянной динамике, перемещениях, оборотах и том сумасшествии, где систематически происходят какие-то скандалы, какие-то мировые события, а некоторые явления «умирают», потому что у них нет энергии. Так видел и говорил Жан Бодрийяр.

– Можно сказать, что четвёртый этап, в котором мы сейчас живём – это миф, в который что-то превратилось. Например, бизнес превратился в миф или совокупность мифов, а потом эти мифы овеществились и стали нашей реальностью. И мы не заметили, как всё это произошло?

– Да, конечно.

– И это и есть четвертый этап?

– Да, мы очень быстро привыкаем жить в гиперреальности [15, 19].

– А как понимать правильно гиперреальность?

– Бодрийяр лучше всех дал определение этому понятию. Он это описал как «реальность больше, чем реальность, которая превращается в гиперреальность». Больше чем реальность.

– Можно сказать, что гиперреальность – это совокупность заблуждений большинства людей на Земле, которые без их знания об этом превратилась в реальность всех вместе?

– Да. Единственное, вместо «заблуждения» я бы использовал слово «иллюзия». Это чисто лингвистическая вещь из-за коллизий языка, поскольку в английском языке слова «заблуждение» и «иллюзия» имеют два разных политических значения.

– Иллюзия как основа реальности? Правильно?

– Да, иллюзия воображаемой реальности.

– И так, поскольку это касается всех на Земле, то эта иллюзия превращается в гиперреальность, потому что она, по сути, является симуляцией воображаемой реальности?

– Да. И симуляцией значений.

– Что вы подразумеваете под «значением»?

– Я имею в виду значение определённых вещей, их фиксированное значение,  которое полностью потеряло значение изначальное.  Например, политика, сексуальность, пол (принадлежность к полу) – уже потеряли свое первоначальное значение.  Все превращено в реалистичность. Приведу достаточно простой пример. В США половые различия (гендерные отличия) потеряли свое значение, а появились трансгендеры и так далее, что ещё раз показывает, насколько сейчас мы живём в реальности Бодрийяра, которую он описывал. Именно это я имею в виду, говоря о симуляции значений. Другой пример – происходящая в США даже не фантастическая, а фантазматическая вещь. В США сейчас популярен новый слоган «Сделаем Америку снова великой». Прекрасные слова, и 63 млн американцев в это поверили. Но на самом деле что происходит? Сейчас Америка замещается китайским влиянием. Американцы пытаются строить более крепкие стены, как например, на границе с Мексикой, или считают любого аутсайдера террористом… И многое другое. На самом деле это всё фантасмагория, и ещё раз показывает, что мы сейчас живём в реальности Бодрийяра, которую он именно описывал. Это выдуманная реальность.

– Мало того, что она выдуманная. Она продолжает и дальше симулировать?

– Да. Она еще больше симулирует, превращаясь в еще большую гиперреальность.

– И это будет дальше продолжаться, так?

– Да. Жан Бодрияйр считал, что сегодня – мир абсурда, и он присутствует повсеместно: и в современной политике, и в современной экономике. Бодрийяр, можно так сказать, был «художником» патафизики, и считал, что власть, как таковая, уже перестала существовать. Теперь ею может «воспользоваться» кто угодно, превратив ее в сумасшествие, маниакальность, а, по сути, в постоянный абсурд, что мы и видим воочию.

***

Полную версию этого интервью слушайте и смотрите здесь:

 

Примечение:

Книги и статьи Жана Бодрийяра:

  1. Америка
  2. В тени молчаливого большинства, или Конец социального.
  3. К критике политической экономии знака
  4. Общество потребления. Его мифы и структуры.
  5. Пароли. От фрагмента к фрагменту.
  6. Прозрачность зла.
  7. Символический обмен и смерть.
  8. Симулякры и симуляции.
  9. Система вещей.
  10. Соблазн.
  11. Совершенное преступление. Заговор искусства.
  12. Фатальные стратегии.
  13. Призрак толпы (соавторы: Ясперс К., Бодрийяр Ж.)
  14. Матрица Апокалипсиса. Последний закат Европы. Автор: Бодрийяр Жан, Сиоран Э.
  15. Жизненно важная иллюзия. (2000)
  16. Статья «Массы. Влияние общества в средствах массовой информации» (1985).
  17. Статья «Политика соблазна» (1989).
  18. Статья «Объект, который не является объектом» (1990).
  19. Статья «Гиперреальная Америка» (1993).
  20. Статья «Символический обмен – Серьезно воспринимать теорию.» (соавторство: Рой Бойн, Скотт Лэш, 1995).
  21. Статья «Виртуальная иллюзия. Или автоматическое написание мира» (1995).
  22. Статья «Патафизика» (2000).

 

Автор статьи: журналист Майя Шнедович

2 thoughts on “Доктор Артур Крокер.Тайна философии Жана Бодрийяра

Leave a Reply