О новых стандартах премии «Оскар»…

«…А что означает эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая вышибла все стёкла, потушила все лампы?… Когда я, вместо того, чтобы оперировать, каждый вечер начну в квартире петь хором – у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна – в уборной начнётся разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах».

(Профессор Преображенский, «Собачье сердце»).

Беспорядок и разруха, как выразился профессор Преображенский, зародились в умах людей не сегодня, и даже не 100-200-300 лет назад.Простая эта мысль вовсе не отрицает прогрессирующей цивилизации, достижения высоких, передовых технологий, и вообще – стремительного движения человечества по маршруту из прошлого – через настоящее – в будущее. Даже самые ограниченные и упрямые люди не могут отрицать очевидного. Но цивилизация – цивилизацией, прогресс – прогрессом, а чрезвычайное и отнюдь не такое уж здоровое усложнение человеческой жизни (и именно в зонах, где этиявления достигли высших результатов) для наблюдательных-сообразительных современников наших не менее очевидно.

Многие люди и сами могли видеть все это собственными глазами. Впрочем, «смотреть» и «видеть» – как говорят в Одессе, две большие разницы. У многих, очень многих современников, как говорится, «замылен глаз». И заведомо абсурдные вещи… ну, не то, чтобы становятся разумными и логически мотивированными (не говоря уже о морали), а как-то плавно переходят в разряд привычных. И либо вообще не привлекают внимания и не обсуждаются, либо мотивируются знаменитой импортной формулой «Се ля ви…».Как бы ситуация, явление, дело не были бы глупы, иррациональны, даже и прямо вредны, но – вздохните, прикройте понимающе глаза и скажите: «Се ля ви…». И вас признают человеком взрослым, трезвым, понимающим жизнь. Да, это глупо, скверно, несправедливо. Но такова жизнь – что поделаешь. А между прочим, любое явление – прежде, чем стать привычным, однажды появляется впервые. И для адаптации к нему требуется время. Скоро ли мы, к примеру, привыкнем к тому, что принесло  нам в текущем сентябре новое решение одной очень своеобразной и влиятельной инстанций?

Недавно, 8 сентября 2020 года, Академия кинематографических искусств и наук объявила о новых стандартах представления категории «Оскар» в номинации «За лучший фильм», которые вступят в силу в 2024 году.

Как повествует сайт этой Академии, стандарты будут связаны… с расовыми, этническими и гендерными признаками:

  • главный герой фильма (или один из важных второстепенных героев) должны быть темнокожими, азиатами, латиноамериканцами, жителями Ближнего Востока или представителями одной из «недопредставленной» расовой или этнической группы;

  • не менее 30% актерского состава фильма должны быть представлены женщинами, этническими представителями, членами ЛГБТ-сообщества или людьми с ограниченными возможностями;

  • основная тема картины должна касаться расовых, гендерных проблем или проблем людей с ограниченными возможностями;

  • среди стажеров, дистрибуторов, руководителей рекламной кампании должны быть несколько представителей иных этнических групп, женщин, членов ЛГБТ-сообщества.

Заглянув в Википедию, отмечу: «Получение премии “Оскар” считается высшим достижением в мире кино, воплощением профессионального успеха». Хотя премия «Оскар» – полностью американское событие, оно получило широкое распространение и известность по всему миру, по праву считается авторитетной наградой.

Новые стандарты вызвали ажиотаж, недовольство, критику как со стороны простого пользователя сети интернет, киноманов, так и непременно самих кинорежиссеров и других людей киноискусства.

Небольшое лирическое отступление. Многие права ЛГБТ в Соединенных Штатах установлены Верховным судом США. В пяти знаменательных постановлениях между 1996 и 2020 годами Верховный суд запретил дискриминацию при приеме на работу сотрудников-геев и трансгендеров (ЛГБТ).

Зачастую украинские власти, да и не только они, стараются копировать для нас житие соседних стран и государств. Моделируют, как могут, европейские страны и США, нимало не стесняясь объявлять о том, что «мы смотрим на европейские страны и следуем за ними». Более пяти лет назад ЛГБТ движения явно коснулись и Украины (в частности – Киева); каждый год по центральным улицам проходят шествия с плакатами, фотографиями, с характерными рисунками на одежде. В шествиях принимает участие несколько тысяч людей различных возрастов, с лозунгами:  “Наша страна должна доказать, что мы – цивилизованные люди, наше место – в Европе, мы движемся вперед”.

Адвокат Ольга Викторовна Панченко в Фейсбуке высказала свою точку зрения по этому поводу: «…На самом деле, данная проблематика, связанная с меньшинствами, расовыми, этническими, ЛГБТ-сообществами, достаточно давно муссируется в СМИ. У меня, как у адвоката вызывает это некое недоумение. Дело в том, что в 1948 году была принята Всеобщая декларация прав человека, в которой написано, что все люди равны, не смотря на расовые признаки… Я не вижу какого-либо повода для того, чтобы выделять отдельные группы для общества и для законодателя, в какую-то сепаратную категорию. Для государства все группы равны. Но, когда государство или общество начинает намеренно акцентировать внимание на какой-либо группе, выделяя ее из общества, в этот момент времени начинается то, что называется неравенством, расизмом».

Когда государство по той или иной, отнюдь не всегда ясной обществу причине, выделяет среди остальных некие группы и сообщества, то тем самым и провоцируют усиленный интерес к этим явлениям. Не спроста деловые люди говорят: отрицательная реклама порой бывает самой яркой и привлекательной. И далее происходит додумывание и придумывание людьми того, чего в действительности- и нет.

«Безусловно, для меня, как для адвоката, данные правила являются нарушением прав человека, потому что они выделяют то, что не требует акцентирования внимания. Новые правила к искусству не имеют никакого отношения, ведь какая разница, кто написал картину, если она вызывает восхищение и является шедевром. И если она не вызывает восхищение и не является шедевром – в этом смысле тоже не так уж важно, кто ей написал», – прокомментировала Ольга Викторовна.

Новые стандарты премии «Оскар» согласился прокомментировать наш компетентный собеседник – профессор, доктор философских наук, профессор кафедры социологии ЗНУ, председатель исследовательского комитета социального прогнозирования Социологической ассоциации Украины Максим Анатольевич Лепский, академик УАН и один из ведущих участников экспедиционного корпуса.

Лепский М.А: Если рассматривать этот вопрос с позиции социологии, то здесь происходит влияние теории идентификации. То есть, существуют определенные противоречия, когда некоторые идентификации человека избираются в качестве ведущих, для современного исторического развития. Исходя из принципов, которые были заложены в стандартах, получается то, что они косвенно признают доминацию людей со светлым цветом кожи, а, значит, людей с другим цветом кожи надо защищать и как – квотированием. И основным разделением людей в сознании становится расовая проблема, на мой взгляд, искусственно навязанная и уже решенная в правовом поле США и в европейских странах, прежде всего, в правах человека. Соответственно, существуют еще и различные этнические группы, которые необходимо защищать. Происходит процесс инклюзивного образования, включающий людей с ограниченными возможностями.

Но у меня возникает несколько другой вопрос: насколько эти идентификации соответствуют развитию творчества, кино, искусства вообще (кино и живопись, графика, скульптура, музыка), или все это находится в политике идентичности? Если мы говорим о сфере творчества, то может появиться ряд ограничений для кинорежиссеров. Допустим, у режиссера уже есть сценарий, сюжет, задумка, как будет выглядеть его будущая картина, возможно, она уже на стадии реализации, как тогда соответствовать новым критериям? То есть, здесь могут возникнуть совершенно глупые моменты.

Украинский режиссер и сценарист А.Кирсанов выразился так: «На самом деле, это решение не имеет никакого отношения к творчеству. А завтра нужно будет, чтобы в фильме обязательно были космонавты или шахтеры? Это какая-то непонятная инициатива! Я понимаю, что мы должны быть толерантными, но это уже переходит границы, мы попадаем в какой-то абсурд».

Другой режиссер – С. Дзюба говорит о том, что: «Считаю новые критерии для фильмов нелепостью и давлением на создателей фильмов. Каждый художник имеет право освещать те темы, которые его волнуют… Это уже похоже на фильмы на заказ. Думаю, что любые ограничения приведут к тому, что «Оскар» потеряет многих сторонников. По моему мнению, если хотят видеть именно такие темы, то пусть делают отдельную категорию – за толерантность».

Кинорежиссер и сценарист В. Тихий считает, что: «Это решение, конечно, выглядит немного странно, поскольку есть классическое понимание понятия «свобода творчества», и автор всегда на него опирался, когда начиналась публичная борьба на уровне табуированных идей или образов, касающихся прав меньшинств (от национальных до сексуальных). Могу предположить, что Академия решила таким образом защитить свой внутренний рынок от зарубежного производства, потому что многие из этих пунктов, например, Польша, Украина, Корея, Япония или Китай, – не смогут выполнить. Там сложнее, чем в Америке, соблюсти многонациональность в кадре, таким образом, эти ленты останутся в гетто иностранных фильмов, и не будут играть первую скрипку в главном Оскаре. Так что, определенная стратегия существует. Киноакадемия сейчас из сферы искусства переходит в сферу культурной идеологии, которая так или иначе будет ориентирована на тот национальный продукт или объект, которому эта премия дается». Это всего лишь небольшая часть комментариев, зарисовок мнения людей, которые напрямую связаны с киноиндустрией.

Лепский М.А.: Безусловно, любая идентификация, которая предполагает выравнивание, она предполагает и снижение каких-то уровней. Например, если режиссер хочет видеть в своей картине только женщин, то тогда надо прописывать и определенный процент для мужчин. Здесь вырисовываются какие-то внешне привнесенные критерии и требования, которые, на мой взгляд, не имеют значение для творчества, это уже форматирование и изменение.  Как, тогда быть с шедеврами предыдущих лет, на которые не учитывались данные правила, может,  по этой логике их надо запретить? По моему мнению, здесь напрочь отсутствует логика. Я не вижу смысла в этом форматировании, кроме сплошной политизации.

Я понимаю, что в правовом значении можно сделать какую-то норму, которая защищает социальные или этнические группы. Тогда надо будет доказать, что они дискредитированы. И этой нормы будет достаточно для защиты: если будут какие-то моменты, высказывания «против», публичные, недостойные вещи.

Скорее всего, будет происходить деградация номинации премии «Оскар», потому что обязательно появятся какие-то альтернативные идеи. Исходя из социальных тенденций, зачастую формируется андеграунд или контркультура, которая разрушает официальную культуру. В данном случае, я вижу серьезную политизацию, связанную с мобилизацией электоральной базы в США. Все-таки «Оскар» – это американская идея.

Политизация и кризис начинают охватывать разные слои общества. В свое время американская газета TheNewYorkTimes выпустилапрекрасные статьи на тему  использования киноиндустрии в местных политических выборах. Тем самым киноиндустрия полностью становится политизированной сферой. Она не отдана на профессиональную сферу режиссеров, сценаристов, она форматирует их деятельность. Мне кажется, что эта тенденция не очень хороша для мирового искусства. Соответственно, «Оскар» будет терять свои позиции в мире киноискусства.

– Профессор, я правильно вас понимаю: нововведения никоим образом не связаны с оценкой качестватворческой продукции, а также – с повышением квалификации людей, их трудового уровня, увеличением числа  рабочих мест, а все это нацелено на  бизнес? Как говорится, бизнес и ничего более?. Тем самым, премия «Оскар» становится бизнес-структурой?

Лепский М.А.: Она и так была бизнес-структурой.  А сейчас я вижу,  происходит момент политизации этой самой структуры: как разрушение исторической науки – это политизация исторической науки, как покушение социологии – это политизация социологии, разрушение киноискусства – это политизация киноискусства. Бизнес – это двигатель в американском обществе. И в обществе всегда считалось, что бизнес значительно круче, чем политика.

– В Америке, да и не только там, очень многиесчитают, что деньги – это Бог, которому они служат и поклоняются. И деньги у них решают все.

Лепский М.А.: Это так и есть. А сейчас мы наблюдаем тенденцию, что политика становится Богом для бизнеса. А это говорит о том, что прошел ряд чрезвычайных протестов. Сначала протесты были демонстративно «женскими», потом появились организованные протесты, связанные с ЛГБТ, даже часть фильмов была посвящена этой проблематике. Позже прошли протесты темнокожего населения. По сути, все подобные  моменты и представлены в этих критериях.

Массимо Интровинье на одной из лекций в Одессе

– В 2016 году по приглашению академика О.В. Мальцева приезжал в Украину итальянский социолог религии, профессор  Массимо Интровинье. На одной из лекций профессор поведал:  в Америке были введены новые тенденции, правила, касаемо того, что в университетах на кафедрах должно быть определенное количество ЛГБТ-сотрудников. И если определенное количество таких людей отсутствует, то кафедра не проходит аккредитацию и не имеет права работать со студентами. Максим Анатольевич,  как бы вы могли прокомментировать данную ситуацию?

Лепский М.А.: Я думаю, что это определенная политика избранных критериев идентичности. На мой взгляд, была бы более грамотная политика идентичности, когда бы происходила идентификация творческих людей от нетворческих, подготовленных от неподготовленных, талантливых от неталантливых. Но, почему-то эти критерии не рассматриваются. Просто введены ряд критериев, которые создают совершенно другое поле – разъединения и войны. Потому что избирательные компании говорят не об единстве народов, человечества, а о его разделении. Данные критерии разделяют людей. В науке философии есть определенные категории – общее, особенное и единичное. В данном случае критерий «особенное» рассматривается, как разделительное.

Если на руководящие посты будут назначаться только женщины или представители ЛГБТ, то о каком профессионализме идет речь? Это вопрос идентификации, который никак не связан с профессиональной деятельностью. Потому что  для деятельности нет разницы мужчина ты или женщина, если выполняются задачи и происходит профессиональное управление. Если данные введения связаны с квотой, то можно ставить на должность кого угодно – это уже вопрос не о профессиональных результатах.

Я считаю, что здесь происходит подмена понятий, я не вижу здесь универсальных критериев развития человеческой культуры, подъем человеческого духа. Я думаю, должны быть равные возможности у всех, а не квотирование. А дальше человек должен проявлять себя, как личность, как субъект развития. Это правильный выход.

– Полностью согласна с вами, профессор. Потому, что сегодня многие затрагивают вопросы о воспитании человека, о развитии его, как личности, о становлении профессионалом, мастером. А вот не делается в этом направлении почти ничего. Происходит тотальная подмена понятий и человеческих ценностей. Очень многое  с ног на голову перевернуто. И как говорил Ж. Бодрийяр «Мы живем в мире абсурда». И самым опасным мне здесь представляется именно адаптация, именно привыкание обывателя к этому абсурду. Се ли ви…

Лепский М.А.(смеется): Да. Еще бы хотел добавить, что я не вижу здесь концепции счастливого человека, как он добивается результатов, успеха.

  • Даже больше вам скажу, о таких вещах не принято говорить в нынешнем обществе. А слово «результат» не все люди употребляют в своей речи.

Ученым Олегом Мальцевым было  подмечено: «… Хотите играть в бизнес, учиться фехтованию, в рыцарей играть – пожалуйста, лишь бы вы не стали рыцарем. Играть можно во все что угодно, лишь бы результатов не было. Самое главное, что должно быть – это отсутствие результатов. Наш мир построен по принципу обязательного отсутствия результатов. У тех, кто его возглавляет, задача одна: чтобы никто ничего не добился. Играйте во что угодно, главное, чтобы не было результатов – а антураж может быть самый настоящий».

P.S. На сегодня – всё. Почти всё. Думаю – продолжение следует. К чему вас и приглашаю. Дело-то общее и не шуточное. И пусть пост-скриптум будет тоже цитатным:

«Жан Бодрияйр считал, что сегодня – мир абсурда, и он присутствует повсеместно: и в современной политике, и в современной экономике. Бодрийяр, можно так сказать, был «художником» патафизики, и считал, что власть, как таковая, уже перестала существовать. Теперь ею может «воспользоваться» кто угодно, превратив ее в сумасшествие, маниакальность, а, по сути, в постоянный абсурд, что мы и видим воочию», – доктор Артур Крокер.

Автор Бодина Каролина

Почта для обратной связи: info@lnvistnik.com.ua
Подписывайтесь на наш Telegram канал: t.me/lnvistnik

Leave a Reply