Контрудар под угрозой срыва…

Продолжение

1.

21 сентября 1941 года,  воскресенье. Уже привычная нашему  читателю-современнику формула – «На левом фланге обороны положение осложнилось..» была по-своему привычна землякам-одесситам в те дни.  Как привычно было слово «Дальник» в сводках с фронта обороны города. Вклиниваясь между нашими частями, противнику днем опять удалось прорваться к юго-западной окраине Дальника, где, однако, он был остановлен. Большая часть села осталась в руках закрепившихся здесь частей 25-й дивизии, которые напрягали все усилия, чтобы удержать занимаемые рубежи. На крайний случай командование Приморской армии держало наготове в поселке Застава, расположенном между Дальником и Одессой, один из полков 157-й стрелковой дивизии – 384-й, который был в армейском резерве. Не исключалась возможность ввода его в бой в Южном секторе раньше, чем начнется операция в Восточном секторе.

В Западном секторе противник вновь перешел в наступление на стыке 161-го и 90-го полков и опять был отброшен с большими для него потерями. Красноармейцы 13-го разведывательного батальона Загуменный и Самитин, ворвавшись в расположение неприятеля, подожгли две танкетки, взорвали два противотанковых орудия и четыре ящика снарядов, уничтожили около 20 вражеских солдат.

В Восточном секторе части 157-й и 421-й стрелковых дивизий производили перегруппировку, готовясь к назначенной на следующий день операции. В целом обстановка здесь была спокойной. Судя по всему, о готовящемся контрударе враг не подозревал. Ночью одиночные самолёты 69-го авиационного полка атаковали бомбардировщики противника. В течение дня полк сделал 69 самолётовылетов, вел воздушную разведку, прикрывал наши бомбардировщики и штурмовал пехоту неприятеля. В воздушном бою сбито два вражеских самолёта. Противник систематически обстреливал порт и город. Вражеские самолёты атаковали канонерскую лодку «Красная Армения» и сторожевой катер № 121. На лодке возник пожар, катер выбросился на берег Тендры.

Подготовка к контрудару шла полным ходом. Утром 21 сентября командующий Приморской армии отдал боевой приказ, которым определялись задачи армии в совместной операции. В приказе сообщалось о том, что Черноморский флот на рассвете 22 сентября высаживает морской десант для овладения районом Новая Дофиновка – Спасательная станция. Частям армии предписывалось продолжая оборонять в Западном и Южном секторах занимаемые рубежи, с утра 22 сентября перейти в наступление в Восточном секторе и овладеть рубежом совхоз имени Ворошилова – хутор Петровский – поселок Шевченко. 421- й стрелковой дивизии с приданными ей артиллерийскими частями приказано было занять совхоз имени Ворошилова и некоторые другие населенные пункты, выйти к хутору Петровскому. 157-я стрелковая дивизия с приданными артиллерийскими частями и танковым батальоном должна была наступать в направлении Лузановка – Корсунцы и в последующем выйти на рубеж хутор Петровский – поселок Шевченко. В тот же день командованию частей Восточного сектора была передана разработанная штабом Приморской армии и утвержденная Военным советом плановая таблица боя. Она предусматривала следующий план действий (внимание!):

21 сентября – рекогносцировка исходного положения для наступления и переднего края обороны противника, организация взаимодействия и управления войсками; 22 сентября в 1 час 30 минут ночи – выброска воздушно-парашютного десанта; в 3 часа – начало высадки морского десанта; в 4 часа – удары авиации Черноморского флота по резервам противника в районах Свердлово и Кубанки; в 6 часов утра – атака вражеских аэродромов в районах Бадена и Зельц авиацией Приморской армии; в 7 часов – удары авиации Черноморского флота по вторым эшелонам противника в районах Александровки, совхоза Ильичевка, Гильдендорфа; с 7 часов 30 минут до 8 часов утра – артподготовка; в 8 часов – переход в наступление 421-й и 157-й стрелковых дивизий. В частях 421-й и 157-й дивизий была усилена массово-политическая работа.

Не раскрывая конкретного замысла предстоящей операции (из режимных соображений), политработники поднимали наступательный дух воинов, разъясняли им необходимость отбросить врага от стен города и избавить мирных жителей от артиллерийского обстрела. Большая морально-политическая и специальная подготовка велась в 3-м полку морской пехоты. Этот полк, сформированный в спешном порядке, не имел опыта десантирования на берег. Между тем, ему предстояло высадиться на берег ночью, в довольно глубоком месте и, вероятно, под огнём противника. Времени на подготовку было очень мало, поэтому она проводилась днем и ночью. В районе Казачьей бухты в Севастополе скрытно отрабатывались посадка на корабли и высадка с помощью мелких плавсредств. Морские пехотинцы учились штурмовать побережье, делать проходы в проволочных заграждениях, быстро окапываться, ориентироваться на местности. Переброска полка возлагалась на отряд кораблей в составе крейсеров «Красный Кавказ» и «Красный Крым», эсминцев «Бойкий», «Безупречный» и «Фрунзе». Они же должны были поддержать десант своей артиллерией. Высадку десанта должны были обеспечить канонерская лодка «Красная Грузия», буксир, 22 катера и 10 баркасов. Эти плавсредства находились в Одессе и в ночь на 22 сентября должны были выйти на встречу с десантным отрядом. Командиром высадки Военный совет Черноморского флота назначил командующего эскадрой контр-адмирала Л. А. Владимирского, а командиром отряда кораблей – командира бригады крейсеров капитана I ранга С. Г. Горшкова. Отправка десанта намечалась на 13 часов 30 минут 21 сентября…

Горшков Сергей Георгиевич, Лев Анатольевич Владимирский

 2.

Однако накануне контрудара в подготовке десантной операции неожиданно возникли серьезные осложнения. Чтобы заблаговременно уточнить на месте обстановку и условиться с командованием ООР о совместных действиях, контр-адмирал Л. А. Владимирский вышел на эсминце «Фрунзе» из Севастополя в Одессу не с десантом, а раньше – еще на рассвете 21 сентября. Вместе с ним возвращался в Одессу морской заместитель начальника штаба ООР капитан I ранга С. И. Иванов, участвовавший в разработке штабом флота плана десантной операции. Он вез с собой всю необходимую для высадки отряда документацию. В районе Тендры эсминец «Фрунзе» и канонерская лодка «Красная Армения» в 15 часов 7 минут были атакованы большой группой вражеских самолётов и, получив прямые попадания, затонули. Большую часть личного состава эсминца «Фрунзе» спас высланный к месту гибели корабля буксир. Л. А. Владимирский был легко ранен (он прибыл в Одессу через несколько часов на торпедном катере), а С. И. Иванов убит. И  с ним… погибли и все документы.

В это время десантный отряд был уже в пути. Как и планировалось, в 13 часов 30 минут корабли эскадры, имея на борту 1617 бойцов и командиров 3-го полка морской пехоты, под прикрытием истребительной авиации вышли в море по направлению к Одессе. В дневное время вражеская авиация не атаковала корабли эскадры, но вечером зенитчикам пришлось трижды открывать огонь по самолётам. Это свидетельствовало о том, что противник установил факт выхода кораблей из Севастополя. И что вполне возможно,операция рассекречена. Хотя не исключалось, что   неприятель  полагал, –  они направляются в Одессу для обычной артиллерийской поддержки советских войск.

Получив сообщение о гибели эсминца «Фрунзе» и не имея еще сведений о судьбе контр-адмирала Л. А. Владимирского, Военный совет Черноморского флота возложил функции командира высадки на капитана I ранга С. Г. Горшкова. Подготовка к десантной операции все время держалась в строжайшей тайне. Боевое задание было объявлено только в море, после выхода кораблей из Севастополя. Вечером на флагманском корабле «Красный Кавказ» по внутреннему радио было зачитано обращение командования корабля и 3-го полка морской пехоты. В обращении говорилось:

«Товарищи краснофлотцы, командиры и политработники крейсера «Красный Кавказ» и третьего морского полка! К вам обращаем мы свое слово, боевые друзья! Военный совет Черноморского флота поставил перед нами почетную и ответственную задачу – оказать помощь героическим защитникам любимой моряками солнечной Одессы… Стремительным броском десанта и мощным ударом в спину фашистам разгромим врага на его позициях, отбросим его от нашей Одессы… Бойцы крейсера! Наблюдатели и комендоры, машинисты и электрики, каждый на своем посту бдительно несите боевую вахту! Зорко следите за воздухом и морем, с первых залпов разите врага! Точно и в срок доставим десант! Быстро и организованно, без суеты и шума высадим его!

Товарищи бойцы 3-го полка! Молниеносным ударом, всей мощью своего оружия разгромим фашистские полчища… Сокрушительным ударом артиллерии проложим путь к победе! С моря и суши нанесем непоправимый урон гитлеровской банде палачей и убийц. Сметем с лица священной земли фашистское зверье!…».

3.

Корабли с десантом прибыли в район высадки в ночь на 22 сентября, в 1 час 20 минут. Однако высадочных средств здесь не оказалось, так как инструкции командования Черноморского флота погибли на эсминце «Фрунзе», а раненый контр-адмирал Л. А. Владимирский прибыл на торпедном катере в Одессу позже намеченного срока, когда и сделал необходимые распоряжения. Между тем командующий Черноморским флотом, опасаясь массированного налёта вражеской авиации на крейсеры «Красный Кавказ» и «Красный Крым» при возвращении в Севастополь (эсминцам приказ осал остаться для огневой поддержки десанта), потребовал ускорить высадку десанта и завершить его раньше намеченного срока. Поэтому, не дожидаясь подхода катеров и баркасов, капитан I ранга С. Г. Горшков отдал распоряжение начать высадку десанта в 1 час 35 минут, а не в 3 часа, как предусматривалось планом.

Между тем город жил своими заботами. В связи с ростом масштабов восстановительных работ исполком Одесского городского Совета депутатов трудящихся принял постановление о привлечении к ним населения. Исполкомам районных Советов, штабам МПВО для укрепления оборонительных сооружений, производства работ по ликвидации последствий вражеских бомбардировок предлагалось мобилизовать граждан города. В постановлении особое внимание обращалось на расчистку, ремонт и приведение в порядок важных коммуникаций – улиц Хворостина и Перекопской победы, Балтской дороги, спуска Вакуленчука.

Бюро горкома партии заслушало вопрос о ходе привлечения населения к оборонительному строительству, В соответствии с его решением райкомы партии и райисполкомы направили своих работников на все сооружаемые объекты. С такой мобилизацией, судя по документам, особых проблем не было: одесситы охотно включались в эту работу. Наряду с юношеством и допризывной молодёжью, добровольно выражали желание участвовать в восстановительных работах  горожане среднего возраста. И даже пожилые, которым в мобилизации приходилось отказывать…

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply