Одесса раздражает Гитлера…

Продолжение

Восемьдесят лет назад, само собой, в этот день на календаре  значился 20-м августа. Но – среда. Невесёлой, нужно заметить, среда эта была в стане, осаждавших Одессу. И не только на передке, но и в штабных тылах. Последние подводили итоги  первых двух недель наступления на наш город  и его обороны одесситами. Конечно, Одессу защищали не только коренные одесситы и вообще – горожане. В соединениях, частях и подразделениях ООР, на кораблях ЧФ сражались полпреды самых разных населённых пунктов страны. Но за время боёв все они привыкли называть  себя одесситами. На этой земле были пролиты их пот и кровь. Здесь они теряли друзей-товарищей. Породнились. Да и противник в донесениях нередко сообщал своему командованию о действиях одесситов –  так они  теперь называли обороняющих город.

 А невесёлыми для врага вышли эта среда и прочие дни августа-41, поскольку подведение двухнедельных итогов  атак на город и его осаду никакого отношения к утверждённому его командованием плану не имели. Явный провал разработанных и утверждённых  и согласованных с немцами  планов.  Несостоявшийся одесский блиц-криг – молниеносный захват города, ужасающие затраты боеприпасов, ГСМ, оружия, боевой техники. И, конечно же, личного состава. Всё это  вызывало тревогу у главарей гитлеровской Германии и румынского командования. О чём свидетельствует запись в дневнике начальника генштаба немецких сухопутных войск генерала Гальдера, датированное именно этим днём: «Среда, 20-е августа 1941 года»: «Одесса все еще продолжает вызывать беспокойство. К северо-западной окраине города подошла только одна пограничная румынская дивизия…». Гитлеровское командование, до   самой зимы, до Подмосковья, всё ещё было охвачено  наступательным валом вдохновения. И его явно раздражала ситуация под Одессой. Как же так? Пол Европы прошли, как по паркету. А тут… Гитлер  требовал от Антонеску – любой ценой немедленно взять город. Противник спешно пополнял свои войска под Одессой свежими дивизиями. И  в этот день, 20 августа,  перешел в новое наступление по всему фронту . К началу боев на ближних подступах к городу против оборонявших Одессу советских войск, общая численность которых не превышала 34,5 тысячи человек (3 дивизии и несколько отдельных полков), враг сконцентрировал 12 пехотных дивизий, 1 танковую и 3 кавалерийских бригады – более 120 тысяч солдат и офицеров.

По-прежнему наиболее трудным оставалось положение в Южном секторе обороны. Оно осложнялось тем, что – при отходе на новый рубеж – командование 25-й дивизии на время потеряло чёткое управление частями. С утра 20 августа дивизия вела тяжелые бои с

превосходящими сила ми противника на линии «Красный Переселенец – южная окраина Фрейденталя – Ильичевка – Юзефсталь», расположенной ближе к городу, чем рубеж, который был указан для войск Южного сектора приказом командующего ООР от 19 августа. Военный совет Приморской армии освободил полковника А.С. Захарченко от должности командира 25-й дивизии и перевел его на штабную работу в Восточном секторе. Командиром 25-й стрелковой дивизии был назначен генерал-майор И. Е. Петров, до того командовавший 1-й кавалерийской дивизией. Это был один из наиболее опытных военных работников. 1-ю кавалерийскую дивизию временно возглавил начальник ее штаба полковник П.А.Рябченко, а затем – полковник П. Г. Новиков. Эта дивизия оставалась в Южном секторе, куда была за несколько дней до того направлена вместе с 90-м стрелковым полком 95-й дивизии, то есть, фактически продолжала действовать под общим командованием генерала И. Е. Петрова, на которого была возложена ответственность за весь левый фланг обороны Одессы.

Этот день в календаре обороны  города отмечен  явлением, можно сказать, экзотическим.  На одном из участков южного сектора обороны противник предпринял так называемую психическую атаку, То есть, парадно-театрализованное шествие войск развёрнутым строем, с развёрнутыми знамёнами и барабанным боем – без единого выстрела. С нашего КП в бинокли и стереотрубы видны были даже…сигары в зубах румынских офицеров. В общем, как и всякая психическая атака, акция рассчитана была более на психологический эффект, надеясь ошеломить советских воинов. В одном из вечерних политдонесений некий младший политрук (видимо, одессит), так и написал: «Хотели взять нас на понт…».

Как это было?  В 10 часов утра из вражеских траншей, расположенных против позиций 54-го стрелкового полка, под звуки марша поднялись густые цепи пехоты. В сомкнутом строю солдаты противника во главе с офицерами строевым шагом двинулись на позиции 3-го батальона.    Интересно, что – согласно плану политработы, этим числом был датирован показ кинопередвижкой в ряде передовых подразделений кинофильма «Чапаев», хорошо  знакомого  бойцам и командирам с довоенных времён. Одним из центральных эпизодов этой ленты была психическая  атака белогвардейцев на позиции Чапаевской  дивизии. Преемница которой реально участвовала в обороне Одессы. Та киношная атака, действительно красивая и эффектная, оказалась мало эффективной. То есть, ежели кто видел-помнит  ленту, была разгромлена вдребезги. И реальная психическая атака румын 20-го августа  кончилась для врага плачевно. По приближающемуся противнику открыли огонь наши миномётчики, а затем –  стрелковые роты. Подпустив поредевшие цепи на 50 – 60 метров, подразделения 54-го полка ударили в штыки. Через несколько минут жалкие остатки вражеских подразделений спасались бегством. Или, попросту говоря, драпали, как наскипидаренные. 

И, тем не менее, в это же утро противник после артиллерийской подготовки перешел в наступление на другом участке – «Шицли – Гильдендорф», где оборонялись моряки, пограничники и связисты. Увы, и те, и другие, и третьи изначально мало были приспособлены к пехотной работе, иначе обучены. Но на войне – как на войне, кого только не приходилось гонять в атаки. И здесь  враг был отбит.   Наши части в Западном секторе в течение дня успешно отбивали атаки противника.

А напряженная обстановка на переднем крае вызвала необходимость форсировать строительство баррикад и оборонительного рубежа уже совсем рядом , прилегающего к окраине города. Это уже – не ближние подступы. Это уже –окраина Одессы. Из приказа командующего  войсками ООР:

«1. Закончить все работы по баррикадированию улиц города Одессы: а) внешнего обвода оборонительного рубежа, прилегающего к окраине города, – 23.8.41 г.; б) внутренней части города – 25.8.41 г.

2. Баррикады, построенные из гранитного камня, одеть мешками с песком.

3. Все баррикады, построенные с активной задачей, приспособить для ведения огня из них и из прилегающих к ним зданий.

4. Ширококолейную трамвайную магистраль проверить и сделать её готовой для действия бронепоезда.

5. Для выполнения всех работ в указанный срок через представителей районной власти и партийных органов мобилизовать все население и местный транспорт».

Генерал-майор А. Ф. Хренов

Помощник командующего ООР по инженерной обороне генерал-майор А. Ф. Хренов принял срочные меры к окончанию работ по подготовке противотанкового рва в районе Гниляково-Дальник, оборудованию батальонных районов. На эти работы были переброшены фортификационные батальоны из районов Выгоды, Вакаржан и Александровки.

Из сотрудников милиции 20 августа был сформирован отряд особого назначения численностью около 1200 человек под командованием майора П. И. Демченко. На отряд были возложен  задачи  обеспечения  пешей и конной дозорной службы на основных путях, ведущих к городу, борьба с диверсионными группами противника, просочившимися через линию фронта и др.

Огромное значение порта в обороне Одессы учитывало и вражеское командование. Первоначально противник пытался закупорить порт минами, но служба траления позволяла быстро обезвредить минные заграждения. Фашисты пытались  парализовать  порт систематическими бомбардировками. В этот день, 20-го августа сорок первого, на порт было произведено шесть авианалётов противника, один из них продолжался около трех часов. И в этих условиях портовики ежедневно перерабатывали около 5000 тонн грузов.

В связи с захватом противником Беляевки и прекращением подачи воды из Днестра командование оборонительного района и местные советские органы приняли меры к тому, чтобы использовать иные источники для снабжения города пресной водой. Инженерные подразделения ООР и работники коммунального хозяйства ввели в эксплуатацию несколько запасных скважин. В разных районах города пробурили новые скважины. Все же для нормального обеспечения нужд населения,  промышленных предприятий и войск воды не хватало. К тому же много воды приходилось расходовать на тушение пожаров, возникавших ежедневно и по ночам  в разных местах вследствие вражеских бомбардировок.

20 августа начальник Одесского гарнизона издал приказ, обязывающий население строжайшим образом экономить воду. А вечером и ночью  печатались  большим тиражом  в типографии на Пушкинской, 32, листовки – обращение к одесситам. Но расклеены они были прочтены горожанами уже завтра, 21-го августа, с утра…

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply