Основатели Вестника Грушевского. Кто они?

С ЧЕГО НАЧИНАЛОСЬ или КРАТКИЙ КУРС…

Известная фраза «В начале было Слово…» в обороте давно и у очень многих. Но многие же и трактуют ее по-своему: поэты и прозаики, драматурги и публицисты, ораторы и артисты слышат в словах этих подтверждение исключительной важности своего творчества. При явно затянувшемся поиске ответе на вопрос о том, как же на самом деле возник человеческий язык, но с началом письменного и печатного слова всё более ни менее стало ясно. Согласно классической истории – письменность, как одна из форм человеческого общения и, соответственно, развитие языка, явилась миру ещё в середине IV тысячелетии до н. э. в Месопотамии. Расхождения учёных тут минимальны и касаются, по большей части, содержания, видов, родов и жанров. Одни специалисты предполагают, что изначальны хозяйственные, так сказать, записки. Каковые, мол, развились к концу тысячелетия до распространённых текстов жанра лексических списков. Иные отдают первенство административной документации, побочным продуктом развития каковой стала фиксация исторических фактов. Литераторы вообще настаивают на своём первородстве. Причём, опираясь на некоторые «ритмические» находки, поэты числят самой древней литературой именно поэзию. Прозаики – прозу. Тут несколько пасуют драматурги. Но зато журналисты считают свой цех стоящим у истоков.

Эти и им подобные споры, на наш взгляд, относят к разряду столь же интересных, сколь и не вполне актуальных – особенно в наше время. Отметим только то, что имеет отношение к теме данного материала, во-первых, и не вызывает особых возражений у историков и филологов, во-вторых. В ходе формирования и становления письменности, язык претерпел множество изменений, преобразований; менялись и сам характер письменных знаков, и материал формирования и подачи письма. Письменность самой природой вещей, её логикой заложена в основу развития любой культуры. Более того, она, как способ фиксации, хранения и передачи информации, напрямую влияет на ментальность, развитие и самосознание представителей разных народов и культур. Письменность позволяла преодолеть ограничения устной речи, воспринималась на том или ином (в том числе и на значительном) расстоянии. Она стала накопителем, хранителем и передатчиком последующим поколениям огромного количества знаний в самых разных областях, которыми мы располагаем сегодня. Естественно, процесс этот непрерывен. И его нынешнее продолжение адресовано будущему. Каким был бы мир без письменности – представить трудно.

В расцвет письменности, поэзии, прозы, развития научной и зарождения журналистской деятельности, всё больше ощущалась необходимость издания. Благодаря деятельности императрицы Екатерины II, в России XVIII веке появились различные газеты и журналы (первый такой журнал назывался «Пчела», а главным редактором и создателем его была сама Екатерина II). Таким образом, люди, приближенные ко двору, а так же грамотный слой населения, могли узнавать о прошлом мира и страны, нынешнем их состоянии и направлении политического движения. Плюс – новости из зарубежных стран, что так же было немаловажным и очень познавательным: журналы способствовали повышению образованности своих граждан. Отчасти именно поэтому правление Екатерины II назвали эпохой Просвещения России. При помощи пера, чернил, ручки, карандаша, печатной машинки, искусно владея словесным ремеслом, многие писатели, поэты, литераторы, журналисты, ученые пытались формировать и влиять на умонастроение масс общества, образовывая и просвещая их.

Спустя некоторое время появились на свет и другие журналы, в том числе и выдающиеся. Об одном таком журнале и о его создателях хотелось бы вам поведать в данной статье. И, как говорил некий чеховский герой: «Прошу, господа. Повесьте, так сказать, ваши уши на гвоздь внимания».

Издание, о котором пойдет речь – значительная часть истории украинской журналистики, литературы, искусства, науки и национальной культуры.

НОВАЯ ИСТОРИЯ

В 1898 году во Львове по инициативе украинского и советского историка, общественного и политического деятеля Михаила Сергеевича Грушевского, в ходе работы «Научного общества имени Шевченко», был создан «Литературно – научный вестник». Обществом ,под председательством Грушевского, был внесен немалый вклад в развитие и популяризации науки: стартовали многочисленные серийные и монографические издания. В их числе и «Литературно – научный вестник», ставший первым всеукраинским литературным журналом. В нем публиковались литературные произведения, критика, статьи на научные темы, а также освещались социально-политические вопросы. Журнал объединял вокруг себя украинскую литературную элиту, «сливки общества» своего времени – поэтов, писателей, публицистов и критиков. Изданию этому, как и большинству своих предшественников, пришлось встретиться нос к носу с рядом проблем, в том числе и с недоброжелателями, выступавшими в принципе против этого издания. Но несмотря на все препятствия и преграды, в 1898 году мир увидел первый выпуск журнала. Первыми редакторами были Михаил Грушевский, Иван Франко, Дмитрий Донцов. Это был несомненный и очевидный взлёт…

Как известно, взлёты чреваты падениями. Причём, как заметил в старину один остряк (хотя и журналист), не так страшен полёт, как прибытие на место. Не обошла беда стороной и журнал «Литературно – научный вестник», который просуществовал до 1949 года, претерпев за этот период времени значительные изменения в своей биографии: менялся главный редактор, место печатания, изменения имелись и социального, идейно-тематического характера. Тем не менее, отметим, вышло 109 томов «Литературно – научного вестника».

Итак, кто же они – выдающиеся основатели журнала «Литературно – научный вестник»?

Михаил Грушевский

 

Грушевский Михаил Сергеевич (17 сентября 1866 – 24 ноября 1934)- украинский и советский историк, общественный и политический деятель.

«Рано набрав охоты к чтению, лишённый детского общества, оторванный от почвы, я рос среди грёз и фантазий, замкнутым в себе нелюдимом», – писал о себе М.С. Грушевский.

Родился в семье педагога, юношеские годы провел на Кавказе, учился в Тифлисской гимназии. В 1890г. окончил Киевский университет по историко-филологическому факультету; вскоре эмигрировал за границу. В 1894г., когда во Львовском университете была основана кафедра всемирной истории, её занять было предложено именно Грушевскому. Постепенно он становится руководителем всей научно-культурной жизни Галиции: в 1895г. назначен редактором «Записок Наукового Товариства імени Шевченка», а в 1897г. избран председателем этого общества. В 1898г. по инициативе Грушевского были основаны сыгравшие в истории украинской литературы большую роль журнал «Литературно-науковий вістник» и издательство «Видавнича спілка».

Литературая деятельность Грушевского началась в 1884, когда он, гимназист, напечатал в «Ділі» и «Зорі» несколько рассказов на украинском языке. В 1891г. была издана в Киеве первая историческая работа Грушевского — «Очерк истории Киевской земли», а в 1894г. — «Барское староство».

Во Львове Грушевский написал и издал большинство своих исторических работ: «Виімки з жерел до історії України-Руси» (Л., 1895), «Описи королівщини в землях руських XVI в.» (Л., 1895—1903, 4 тт.), «Розвідки й матеріяли до історії України-Руси» (Л., 1896—1904, 5 тт.) и восьмитомную «історію України-Руси».

После революции 1905г., продолжая оставаться профессором Львовского университета и председателем «Наукового Товариства», пытался занять кафедру в Киевском университете, но получил жестокий отпор со стороны черносотенной профессуры. Руководя деятельностью «Наукового Товариства в Київі», перенес сюда же издание «Литературно-наукового вістника».

В 1914г., после 20-летней работы во Львовском университете, он переехал на жительство в Киев, где был арестован и выслан в Симбирск. После Февральской революции Грушевский возвращается на Украину, где избирается председателем Центральной рады и остается там до печального конца этого парламента.

Историк и крупный общественный деятель, М. Грушевский выступал принципиально и последовательно против лозунга диктатуры пролетариата – во имя общенационального движения, опиравшегося на «крестьянство в целом». И в дельнейшем советской официальной историей был назван недальнозорким, мелкобуржуазным политикой, игрушкой в руках поднявшихся кулацких контрреволюционных сил. Политика Центральной рады, призвавшей на Украину немцев, увенчалась властью гетмана всея Украины с характерной фамилией Скоропадский. Кстати, придворный русского царя, генерал свиты Николая Второго. А как русский царь относился к идее независимости Украины, общеизвестно «скоропадщиной». Так что история сделала и такой зигзаг: при гетмане самому Грушевскому пришлось некоторое время…жить в подполье. Судьба революционного демократа.

В 1919г. Грушевский – эмигрант. Конечно же, это была одна из самых ярких фигур украинской политической эмиграции. С 1922 у него началось расхождение с эмигрантами; он ушел исключительно в научную работу, подарив современникам и потомкам пятитомный труд по истории украинской литературы. В эмиграции проявил себя как противник интервенции и переориентации на Польшу Пилсудского. Разрыв с активом эмигрантской среды стал неизбежным. Порвав с ней, Грушевский занялся переоценкой ценностей, что и его привело, как и ряда его последователей, на сторону советской власти.

Как член Украинской академии наук Грушевский в 1924г. переезжает в Киев, «намереваясь, — как говорит он в своей автобиографии, — повести интенсивную научную работу в новых условиях — на непосредственную пользу украинских рабоче-крестьянских масс и социалистического строительства на Украине».

В последние годы жизни состоял председателем исторической секции первого отделения академии, редактировал исторический журнал «Україна»; на последних выборах был избран в члены Всесоюзной академии наук.

В историю украинской литературы Грушевский вошел как беллетрист, драматург и историк литературы. Беллетристика Грушевского была или увлечением юности или опытами ученого, пытавшегося найти в художественном творчестве отдых от научных трудов. Из двадцати его рассказов некоторый литературный интерес представляют только рассказы на исторические темы: «Ясновельможний сват», «Розмова з Кривоносом», «Вихрест Олександер», «Як ми стрічали новий рік». Большее значение имеют его две исторические драмы: «Хмельницький в Переяславі» и «Ярослав Осмомисл», написанные в ссылке.

В первой из этих пьес Грушевский остановился на переговорах Хмельницкого с послами короля Яна Казимира, использовав дневник Мясковского и свой богатый научный багаж. Но все же основное значение этой пьесы заключается, видимо, только в ярких исторических фактах и ценных наблюдениях историка; как драматическое произведение пьеса «Хмельницький в Переяславі» очень слаба. Зато трагедия «Ярослав Осмомисл» насыщена действием и подлинным драматизмом.

Главным вкладом Грушевского в литературоведение является его «історія української літератури», являющийся основным источником в области изучения древней украинской литературы. В основе труда — мысль о том, что исследование так называемой «древнерусской литературы» требует специального украинского подхода. Грушевский высказывается против того общерусского взгляда, которым руководствовались прежние исследователи «древнерусского наследства», в том числе и историк украинской литературы, академик С. А. Ефремов, полагавшие, что так называемая «древнерусская литература» послужила корнем не только для украинской, но и для русской литературы.

Грушевский подвергает радикальному пересмотру вопрос «о древнерусском наследстве». Устанавливая преемственность между «древнерусской» и украинской литературой, он оспаривает эту преемственность у русской литературы, опираясь на труды многочисленных своих предшественников и главным образом на богатый мало исследованный материал. Первые три тома «історії української літератури» охватывают устное творчество и начало развития письменности. Четвертый том посвящен устному творчеству поздней княжеской эпохи и переходных веков XIII—XVII. Здесь центральное место занимает вопрос о происхождении былинного эпоса как эпоса украинского, что представляет большой интерес и для русских исследователей.

Грушевский считал, что значительная часть былинного эпоса в его первичной форме зародилась на Украине и тут же развилась на протяжении княжеско-переходной эпохи. Пятый том «історії української літератури» посвящен культурным и литературным течениям на Украине в XV—XVI вв. и периоду «первого возрождения» [1580—1610].

Свой метод исследования литературы Грушевский называл «социологическим методом»: он пытался понять литературное произведение как «социальный факт» и определить его «социальную функцию». Являясь последователем французского социолога Дюркгейма и не принимая законы классовой борьбы, Грушевский внес в свои ценные работы известный эклектизм. И тем не менее, мало кто сомневается в том, что речь идёт о крупном учёном и общественном деятеле, достойном значительного места в отечественной истории.

Иван Франко

Франко Иван Яковлевич (27 августа 1856 — 28 мая 1916) – выдающийся украинский беллетрист, поэт, публицист и ученый.

Будущий классик украинской литературы родился в зажиточной семье. Ее глава – галицкий крестьянин Яков Франко – зарабатывал деньги кузнечным делом, а мама – Мария Кульчицкая – была из «благородных». Первые годы жизни классик называл светлыми.

Когда Ивану Франко исполнилось 9 лет, умер отец. Мама вышла замуж во второй раз, отчим заменил детям отца. С Иваном он наладил дружбу и сохранял ее всю жизнь. В 16 лет Иван – сирота: не стало и мамы.

В школе при католическом монастыре в г. Дрогобычи Иван оказался лучшим учеником: преподаватели прочили ему профессорское будущее. У парня обнаружилась феноменальная память – лекции цитировал дословно, а «Кобзаря» знал наизусть.

Франко знал польский и немецкий языки, делал стихотворные переводы Библии, запоем читал европейских классиков, труды по истории и естественным наукам. Зарабатывая деньги репетиторством, гимназист Иван Франко умудрился собрать библиотеку из полутысячи книг. Зная иностранные языки, он ценил родной украинский, собирал и записывал старинные народные песни, легенды.

Жил Иван Франко у дальней родственницы, владевшей столярным бизнесом в Дрогобыче. Случалось, что спал юноша в свежеструганных гробах (рассказ «В столярке»). Летом будущий классик украинской литературы пас скот в родных Нагуевичах и помогал отчиму в поле. В 1875 году Иван Франко получил аттестат с отличием и поступил во Львовский университет, выбрав факультет философии.

Первые сочинения Иван Франко печатал в университетском журнале «Друг», благодаря ему превратившийся в печатный орган революционеров. Доносы недоброжелателей и реакционеров стали причиной первого ареста Ивана Франко и членов редколлегии «Друга».

Франко осудили на 6 недель, но освободили через 9 месяцев (8 месяцев ждал суда). Юношу поместили в камеру к отпетым уголовникам, беднякам, которых нищета подтолкнула на тяжкие преступления. Общение с ними стало источником написания беллетристических сочинений, которые после освобождения Иван Франко напечатал в редактируемых им изданиях. Рассказы «тюремного цикла» переведены на иностранные языки и названы лучшими в наследии литератора.

Покинув тюремные застенки, Франко столкнулся с реакцией консервативного общества: от «преступника» отвернулись и народовольцы, и русофилы. Из университета юношу отчислили. Молодой революционер с социалистическими взглядами оказался в авангарде борцов с австрийской монархией. С соратником М. Павликом издавал журнал «Общественный друг», где напечатал стихи, очерки и первые главы повести «Boa constrictor».

Вскоре полиция конфисковала издание, но Франко возобновил выход под другим, более говорящим названием – «Колокол». В журнале печатается программное стихотворение Франко – «Каменщики» («Каменярі»). И снова конфискация и смена названия. В четвертом и последнем номере журнала, названном «Молот», Иван Яковлевич напечатал окончание повести и стихи.

Иван Франко издавал журнал и подпольно печатал брошюры с переводами трудов Карла Маркса и Фридриха Энгельса, к которым писал предисловия. В 1878г. галичанский революционер возглавил журнал «Praca» («Труд»), превратив орган печатников в издание львовских рабочих. В эти годы Иван Франко перевел поэму Генриха Гейне «Германия», «Фауста» Иоганна Гете, «Каина» Байрона, написал роман «Борислав смеется».

Весной 1880г. по дороге в Коломыю Франко арестовали вторично: политический деятель встал на сторону коломыйских крестьян, с которыми вело судебную тяжбу правительство Австрии. После трехмесячного пребывания в тюрьме Ивана Яковлевича отправили в Нагуевичи, но по дороге в деревню за дерзкое поведение он попал в застенки тюрьмы в Дрогобыче. Увиденное стало поводом для написания рассказа «На дне».

В 1881г. Франко издает журнал «Мир», в котором печатает повесть «Борислав смеется». Читатели так и не увидели последних глав произведения: журнал закрыли. Стихи Ивана Франко взял в печать журнал «Свет». Из них вскоре был сформирован сборник «С вершин и низин». После закрытия «Света» литератор вынужден зарабатывать, печатаясь в изданиях народовольцев. В эти годы в журнале «Заря» вышла знаменитая повесть «Захар Беркут», но вскоре сотрудничество писателя с «Зарей» прекратилось.

В середине 1880-х в поисках заработка Иван Франко дважды приезжал в Киев, выпрашивая у столичных либералов денег на издание собственного журнала. Но обещанные деньги попали не Ивану Яковлевичу, а в редакцию «Зари». Летом 1889 года в Галицию приехали российские студенты. Вместе с ними Иван Франко отправился в поездку по стране, но вскоре группу арестовали, Франко обвинили в попытке «оторвать» Галицию от Австрии и намерении присоединить ее к России. Через два месяца всю группу выпустили без суда.

В начале 1890-х Франко написал докторскую диссертацию, взяв за основу политическую поэзию Тараса Шевченко. Но Львовский университет не принял диссертацию к защите. Иван Яковлевич подал диссертацию в Черновицкий университет, но и там ему отказали. Осенью 1892г. литератор отправился в Вену, где написал диссертацию о древнехристианском духовном романе. Через год в Австрии Ивану Франко дали степень доктора философии.

В 1894г. после смерти возглавлявшего во Львовском университете кафедру украинской литературы профессора О.Огоновского Франко пытается занять вакантное место. Его пробная лекция вызвала громадный интерес у студентов, но на кафедру Ивана Яковлевича не взяли. К 25-летию творчества Ивана Франко, которое писатели и творческая молодежь Украины праздновали широко, вышел сборник стихов «Мой измарагд».

Революция 1905 г. в России вызвала у писателя воодушевление, он откликнулся на событие поэмой «Моисей» и сборником стихов «Semper tiro», в который вошло стихотворение «Конкистадоры».

В начале 1900-х отношения Франко с украинскими националистами, во главе которых стоит Михаил Грушевский, обостряются. В 1907г. попытка возглавить кафедру в Львовском университете в очередной раз провалилась: заявление Франко даже не рассматривали. Поддержка пришла с Харькова: университет присудил Ивану Яковлевичу степень доктора русской словесности. Чествуют литератора и ученого в России и Приднепровской Украине.

Иван Франко, как и его предшественники и современники, неоднократно обращался к теме теологической, библейской. Интерпретация писателем христианского гуманизма оригинальная. Ярчайший образец – стих «Легенда о вечной жизни».

В 1913г. литератор и ученый отметил 40-летие творчества, но издание юбилейных сборников приостановилось из-за начавшейся в 1914 году империалистической войны. Десятки прозаических и поэтических сочинений мэтра опубликовали после его смерти. В общей сложности Франко написал более пяти тысяч произведений. Современники сравнивали его с великими людьми Ренессанса, называли «большим астральным телом, согревающим всю Украину». Но говоря о жизни украинского классика, часто вспоминают его цитату: «Живут, как боги, палачи, и хуже пса бедняк живет».

В 1898 году Иван Франко получил национальную премию. Последние месяцы жизни Иван Франко жил в приюте для сечевых стрельцов: за писателем ухаживали студенты-волонтеры. До 60-летнего юбилея Франко не дожил 3 месяца. Он умирал в полном одиночестве.

Наследие классика Франко огромное, а влияние на культуру трудно переоценить. В 1915 году писателя выдвинули на Нобелевскую премию, но до рассмотрения кандидатура Ивана Франко не дошла из-за кончины претендента. Так же считается, что именно Иван Франко был фактическим редактором первого периода существования Вестника.

Дмитрий Донцов

Донцов Дмитрий Иванович (10 сентября 1883— 30 март 1973)- выдающийся украинский политический мыслитель, литературный критик, журналист, издатель, общественный и политический деятель.

Хотя Донцов жил в относительно недавнем прошлом, известно о нем очень мало. Да и то, что известно, содержит много противоречий.

Его родители Иван Дмитриевич и Ефросинья Иосифовна были дворянами. Семья была довольно зажиточной, имела 1500 десятин земли и предприятие по продаже сельскохозяйственных машин в Мелитополе.

В 1900г. Донцов окончил училище в Мелитополе и переехал в Царское Село, где закончил среднее образование, позже поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, сблизился с украинской общиной. Уже в это время он увлекся творчеством Леси Украинки, которому позже посвятил книгу и несколько статей.

В 1905 – 1907 гг. участвовал в деятельности Санкт-Петербургской группы Украинской социал-демократической рабочей партии (УСДРП). Осенью 1905г. Донцов выступил с речью на украинском политическом собрании в Санкт-Петербурге; за это его арестовали и перевезли в Киев в Лукьяновскую тюрьму. Освободили его без суда по общей амнистии.

В начале 1907 г. Донцов в Санкт-Петербурге участвует в редактировании газеты “Наша дума”. Во время пребывания в Киеве Донцов был арестован вторично; как члену Киевского комитета УСДРП, ему грозила 4-летняя каторга. После 8 месяцев Лукьяновской тюрьмы он был выпущен на поруки. Нелегально выехал в Галицию. В 1909 – 1911 годах он прослушал 4 семестра юридического факультета Венского университета. С 1911 г. Донцов жил во Львове, выступал в украинской прессе как публицист.

С началом Перовой мировой войны Донцов стал во главе вновь созданного Союза освобождения Украины. Поскольку российские власти «любила» арестовывать Донцова и предавались этой увлекательной политической игре при любой возможности, Донцов вынужден был перед наступлением русских войск на Галичину переехать в Вену.

В конце 1914 г. Донцов отошел от руководства СВУ и переехал в Берлин, где возглавил Украинскую информационную службу. Работа на поле политического информирования об Украине стала для него основной на следующие 6 лет.

В 1916 г. Донцов переехал в Берн (Швейцария) и возглавил Бюро национальностей России, которое занималось распространением информации по соответствующей проблеме. В конце марта 1917г. Донцов переехал во Львов, где наконец закончил обучение, получив степень доктора прав в Львовском университете.

В марте 1918 г. Донцов переехал в Киев, включился в работу Украинской партии земледельцев–демократов, позже возглавлял Бюро прессы и Украинское телеграфное агентство при гетманском правительстве. Эта партия в целом поддерживала гетманский переворот, но не имела на Скоропадского сильного влияния.

После провозглашения федеративной грамоты Скоропадского Донцов считал свои отношения с гетманом порванными. В ноябре 1918 г. Донцов опубликовал статью с осуждением политики гетмана; после нее он должен был прятаться в Киеве от белогвардейцев, поскольку инициатива в политической игре “Арестуйте Донцова” перешла именно к ним. После освобождения Киева Донцову пришлось прятаться уже от Директории. С помощью Е. Коновальца и С. Петлюры Донцов получил поручение в дипломатическую миссию и уехал из Киева в Вену.

В середине февраля 1919 г. Донцов переехал в Берн, где руководил прессово–информационным отделом украинского представительства в Швейцарии. После ликвидации украинских дипломатических миссий в феврале 1921 г. Донцов переехал в Вену. В январе 1922 г. он получил разрешение польских властей на переезд во Львов.

Во Львове Донцов по инициативе Е. Коновальца был назначен главным редактором «Литературно-научного вестника» (ЛНВ) – знаменитого украинского журнала. Донцов возродил журнал и продолжал его до 1932 года. Параллельно, до 1924 года, Донцов – редактор журнала «Зарево»,На основе которого он хотел создать националистическую организацию (Партию народной работы – уже четвертую политическую организацию, в которой он участвовал). Но это не удалось, и Донцов навсегда оставил попытки практической политики.

С концом 1932г. издание «Литературно-научный вестник» из-за финансовых трудностей прекратилось. Донцов принял смелое решение продолжить издание журнала в качестве своего частного предприятия и сумел сделать его прибыльным. “Вестник литературы, политики и науки” (или упрощенно “Вестник”) выходил во Львове в 1933 – 1939 гг. В конце августа 1939 г. успел выйти 9-й номер “Вестника”, оказавшимся последним.

В сентябре 1939 года в первый день немецко–польской войны польская полиция вспомнила, что она тоже «любит» арестовывать Донцова. Поляки посадили его в концлагерь Береза Картузская, где он находился до падения Польского государства. Выйдя из заключения, Донцов через Данциг прибыл в Берлин, где находился до лета 1940 г. В Берлине украинский эмигрант А. Севрюк подал на него донос в гестапо за “полонофильство Донцова”. Гестапо – против всех ожиданий – не захотело присоединиться к международным соревнованиям по аресту Донцова. После выяснения дела он переехал в Бухарест, где жил до середины 1941 г.

С началом советско-немецкой войны Донцов вернулся в Берлин, а затем переехал в Прагу, где работал в немецком учреждении по исследованию Восточной Европы. На рубеже 1943-44 гг. Донцов последний раз побывал во Львове. После конца 2-й мировой войны Донцов находился в американской оккупационной зоне в Германии, а затем – в Париже (конец 1945 – 1 половина1946 гг.).

Большевики внесли свою свежую струю в охоту на Донцова: они записали его в список “военных преступников” и пытались схватить его. На самом деле Донцов за всю войну не сделал ни одного выстрела и, кажется, за всю жизнь никогда не держал винтовки в руках. Вместо этого он держал в руках перо, которое под командой умной головы все время разоблачало агрессивную, захватническую политику Москвы против Украины и всего мира. Но это не только не оправдывало Донцова в глазах большевиков, а наоборот, усугубляло его вину.

С 1947 года и до смерти он жил в Канаде. В 1949 – 1952 гг. Донцов преподавал украинскую литературу в Монреальском университете. В это время он сотрудничал с многочисленными украинскими изданиями в свободном мире, написал и напечатал много публицистических и литературоведческих трудов, но не имел постоянных обязанностей. Попытки наладить сотрудничество с Организацией украинских националистов в эмиграции, проекты создания отдельного журнала, где Донцов был бы главным редактором, не удались.

Судьба судила Донцову долгий жизненный путь: на поле украинской публицистики он работал почти 65 лет. Мир за это время сильно изменился, менялись и взгляды Донцова. За свою долгую жизнь Донцов был знаком с массой украинских политических, общественных, культурных деятелей, имел среди них много горячих сторонников и еще больше – заклятых врагов. Его публицистический стиль никогда не исключал страстного обличения своих идейных противников, разоблачение их личных грехов. Его противники нередко отвечали ему тем же оружием. На наш взгляд, эта личная полемика относится уже к прошлому, и к ней следует относиться, как к пережитому факту.

Большевики всегда яростно и систематически ненавидели Донцова; они уничтожали и запрещали его произведения везде, где только достигала их власть. Нельзя не признать, что следствием такого систематического 70-летнего преследования в Украине практически не сохранилось экземпляров оригинальных изданий Донцова, и его произведения остаются все еще мало известными. Репринтные и другие переиздания его произведений в независимой Украине были немногочисленными, бессистемными и малотиражными.

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

Она, в основном и главным образом, ещё впереди. В качестве вступления к ней, в 2019 году руководитель Одесского регионального отделения УАН Мальцев Олег Викторович и Заслуженный журналист Украины Каневский Ким Борисович подарили изданию новую жизнь, возобновив его деятельность под названием «Литературный вестник Грушевского», в честь главного идейного вдохновителя журнала. И, к сожалению, хотя его основателей уже нет в живых, издание помнит своих героев-первопроходцев, запечатлев на страницах журнала, как в памяти, их историю жизни, и их значительный вклад в развитие науки.

Завершим сей разговор словами кандидата филологических наук, доцента Александра Мукомела:

«На рубеже двух столетий украинское публицистическое слово прозвучало с особой силой и оставило для наших современников неоценимое духовное наследие, которое ещё долго будут изучать исследователи всех профилей – от теории публицистики к истории, философии, литературоведческие и лингвистики – и с которой будут черпать знания и вдохновение не одно поколение создателей, строителей новой национальной культуры, новой свободной, самобытной жизни».

 

Автор Каролина Бодина

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Одна мысль о

Leave a Reply