Петров подписывает приказ…

Продолжение

12 октября 1941 года.  Воскресенье.

Привет с фронта. Главный штаб противника сегодня распространил с воздуха на наши позиции  констатацию: за ними – подавляющее численное превосходство войск. Хотя всякий рядовой боец в окопах под Одессой видел-понимал: подавляющее это превосходство никого не подавляет. И никого не превосходит. Отмечалось это и в штабе ООР,  и в генштабе: противник явно выдыхался, всё более проявлял неуверенность, терялся. Падал дух в его войсках, в основном состоявших из румынских  крестьян, отнюдь не добровольцев, которых оторвали от привычной трудовой жизни и на верёвке потащили под огонь. Они уже давно не понимали – за что их гонят на калечество и смерть. Словом, ждать особой боеспособности от этих частей не приходилось. Перехваченные донесения противника свидетельствуют о низком моральном духе в его рядах, более чем значительных колебаниях даже среди офицерства. В конце концов, неприятель, ничего толком  не добившись  и понеся чудовищные  потери, практически прекратил все наступательные действия  и перешел к обороне. Речь уже не только о секретных решениях вражеских штабов: румынское радио объявило во всеуслышанье о том, что активные операции под Одессой переносятся на весну 1942 года. На весну сорок второго! Ещё октябрь! А потом – ноябрь! И декабрь-январь-февраль! Март! По военному времени – целая вечность. Сколько можно утвердить и укрепить оборонительных сооружений,  получить свежих подкреплений с Большой Земли. Пополнить потери. Обучить резервов. Спокойно и вдумчиво проанализировать опыт…

Разведка наша позаботилась о серьёзном беспокойстве в штабах врага: они получали сведения о возможности – в связи с отказом от своих штурмовых  действий, –  очередного контрудара наших войск. Неприятель срочно пополнял потрёпанные  свои дивизии в соответствии со штатным расписанием, интенсивно укреплял их позиции.

Имели место бои местного значения. В Западном секторе противник силами до четырех батальонов пехоты атаковал позиции 95-й стрелковой дивизии в районе села Андреевка, расположенного западнее Холодной Балки. После боя, продолжавшегося четыре часа, командир дивизии, в целях сохранения личного состава, отдал приказ об оставлении Андреевки. В Южном секторе противник пытался потеснить части 2-й кавалерийской дивизии в районе Болгарских хуторов, но наши войска с помощью артиллеристов 1-й береговой батареи и бронепоезда «За Родину» успешно отразили все вражеские атаки.

Военный совет ООР принял окончательное решение об общей эвакуации войск в ночь на 16 октября. В 19.35 командующий Приморской армией генерал-майор И. Е. Петров подписал боевой приказ, в котором говорилось:

 «1. Противник, активизируя с 9.Х.41 г. свои действия на всем фронте армии и вводя в бой свежие части, безуспешно пытается прорвать фронт и захватить Одессу.

 2. По решению Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии, части Приморской армии, героически и честно выполнившие свои задачи, в кратчайший срок должны оставить

Одессу и сосредоточиться для действий на новом направлении.

 3. Во исполнение указаний Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии приказываю:

1) Отвод всех войск армии с занимаемого оборонительного рубежа для посадки на суда начать с 19.00 15 октября 1941 г.

2) Для прикрытия отвода главных сил от каждого стрелкового полка, находящегося в первом эшелоне оборонительной Полосы дивизий, выделить арьергарды в составе одного стрелкового батальона с батареей ПА и орудиями ПТО.

3) Посадку главных сил дивизий на суда произвести в Одесском порту с нижеуказанных причалов: 421 сд – Нефтегавань, причалы № 1, 2, 3 и 4; 95 сд – Военный мол, причалы № 34 и 36; 25 сд – Платоновский мол, причал № 17; 2 кд – Карантинный мол, причал № 5. Пути подхода к причалам для посадки на суда – согласно схеме. Одновременно с эвакуацией главных сил должно быть вместе с пехотой вывезено все стрелковое оружие, все пулемёты, миномёты, орудия ПТО и ПА. Средства усиления и приданные части эвакуируются одновременно с главными силами всех дивизий, которым они приданы.

4) Материальную часть артиллерии, автомашины и конский состав эвакуировать по мере подхода грузовых судов до момента эвакуации главных сил дивизий по специальным нарядам штарма. В первую очередь вывозить наиболее новую матчасть. Материальную часть артиллерии и автотранспорта, которую не представится возможности вывезти до начала эвакуации главных сил (кроме орудий ПТО и ПА), уничтожить, назначив ответственных лиц из начсостава для их уничтожения.

5) По окончании посадки и отхода судов с главными силами от причалов арьергардные части эвакуируются на каботажных судахи частично на боевых кораблях ЧФ. Посадку арьергардов на суда произвести в пунктах согласно схеме».

В приказе далее предписывалось командирам дивизий назначить комендантов районов посадки войск, начальников и комиссаров эшелонов на каждое судно, выделить проводников для сопровождения каждого подразделения к месту посадки и выставить маяки по маршруту предстоящего движения частей; указывались и другие обязательные меры для обеспечения четкого и точного выполнения плана эвакуации войск.

В Одессу продолжали прибывать суда для эвакуации войск. На подходе были 17 транспортов, значительное количество буксиров и других плавсредств, а также отряд военных кораблей. Командование Черноморского флота, согласившееся в принципе с новым вариантом плана эвакуации, еще не сообщило своего окончательного решения по вопросу об одновременной вывозке всех войск ООР в ночь на 16 октября. Требовалось определенное время, чтобы окончательно выяснить возможность обеспечения необходимого тоннажа для единовременной переброски десятков тысяч людей и большого количества боевой техники.

Тем временем командование оборонительного района вело подготовку к завершающему этапу эвакуации с ориентацией на данный срок. В соответствии с этим подготавливались приказы войскам, инструкции частям о порядке и времени вывода из боя и посадки на суда, о местах посадки для каждого соединения и т. д. В 14.36 под видом выполнения очередного боевого задания 6 экипажей 69-го истребительного авиаполка перелетели к новому месту базирования – в Крым.

Вообще говоря, при локомоциях войск такого масштаба – едва ли возможно стопроцентная конспирация.  Увы, противнику  все же удалось заподозрить что-то неладное, установить некоторые признаки начавшейся эвакуации Приморской армии. Об этом свидетельствует тот факт, что командующий 4-й румынской армией в этот день отдал распоряжение о стремительной атаке Одессы в случае, если подтвердится отход войск Одесского оборонительного района. Чтобы сбить противника с толку и создать впечатление подготовки нового наступления наших войск, всей артиллерии армии было приказано, начиная с 13 октября, днем и ночью вести систематический огонь по боевым порядкам врага.

А в городе жизнь шла в установившемся за время осады режиме. Работали городской транспорт и электростанция, коммунальные учреждения. Горожане получали свежие номера областных  газет,  в которых публиковались материалы о доблестном труде одесситов, о героизме защитников Одессы – пехотинцев, летчиков, моряков, бойцов истребительных батальонов. В этот день последний свой концерт для жителей осажденного города дал хор Одесского радиокомитета, участвовавший во всех фронтовых радиопередачах. В хоре пели артисты одесских театров и областной филармонии; их выступления помогали поддерживать высокий моральный дух населения. А заодно и впечатления неприятеля, всё более уверявшегося в прочности одесской обороны. Прямо с концерта, уже ночью, они отправились в порт и были эвакуированы.

Продолжение следует…

P.S. А простым смертным одесситам – числом,  приблизительно,340 тысяч душ, – оставалось на сегодня, 12-е октября 1941 года, жить в советской Одессе три дня. И три ночи…

P.P.S.  Из 604 тысяч человек, которые проживали в нашем городе  перед войной, к октябрьскому уходу  РККА и ЧФ осталось чуть больше половины. Количество войск в городе и число  беженцев с территорий, где война выгнала людей из своих домов,  менялись уже в первые дни. По данным председателя одесского горисполкома Б. Давиденко, существенны  следующие две цифры: 650 тысяч человек народонаселения на начало обороны города без учета гарнизона, из которых 80—100 тысяч — беженцы из Молдавской и Измаильской областей и Западной Украины. С учетом гарнизона, пишет он, в городе находилось примерно 750 тысяч человек.

Итак, на  22.06.1941 года население Одессы составляло 604 000. К началу обороны — около 750000. Забираем мобилизованных, но добавляем примерно столько же беженцев. Эвакуированы морским и сухопутным путем за четыре месяца — 326 360 мирных граждан. Репрессировано — 1416 человек. Погибло от бомбардировок — 1429. Таким образом, по нашим подсчетам, на 16 октября 1941 года в городе доставалось немцам и румынам…  около 340 тысяч человек.

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply