Смутные догадки врага…

Продолжение

Привет с фронта! У нас, как и у вас, сегодня с утра – 11 октября 1941 года. Но у вас, в 2021-ом – понедельник. А тут – суббота…

До этого дня и материала публикации нашего «Совинформбюро» («Современного информбюро» журнала «Вестник Грушевского») иллюстрировались работами военкоров, фотокоресспондентов, бойцов и командиров  сорок первого военного года – которые вы могли видеть в различных изданиях о минувшей войне. Сейчас же, внимание, читатель дорогой, мы предлагаем вам документ,который вы не увидите нигде и никогда – только здесь и только сейчас. Поскольку он чудом сохранился в единственном экземпляре и в эти дни был найден случайно в домашнем архиве. Всмотритесь! Выдан ровно 80 лет, 11-го октября 1941 года. Через пять дней Одессу покинул последний батальон.

На Одесском направлении, как сообщало Советское информбюро, шли продолжительные и упорные бои. Ночью наши части стремились восстановить положение на правом фланге 95-й стрелковой дивизии и в центре боевого порядка 25-й стрелковой дивизии. Утром началось наступление противника на позиции 95-й стрелковой дивизии в районе села Гниляково. Двум вражеским полкам удалось прорвать передний край обороны и продвинуться в сторону станции Дачная. Подразделения 90-го стрелкового полка оказали упорное сопротивление, однако не смогли противостоять значительно превосходящим силам неприятеля и вынуждены были оставить Холодную Балку. Положение спасла ударная артиллерийская группа под командованием начальника артиллерии дивизии полковника Д. И. Пискунова. Массированным огнём онаприостановила движение неприятеля. Тем временем командование дивизии подтянуло к месту прорыва резервы. Ожесточенный бой длился в течение всего дня. К вечеру наши части перешли в контрнаступление и выбили противника с захваченных позиций, нанеся ему большие потери в живой силе и технике. К исходу дня линия фронта в Западном секторе проходила южнее Холодной Балки – северо-западная окраина Андреевки – западная окраина Гниляково – станция Дачная – хутор Кабаченко – 300 метров восточнее высоты 76,5.

В Восточном секторе утром два румынских кавалерийских эскадрона в пешем строю атаковали боевые порядки 421-й стрелковой дивизии. Контратакой дивизионного резерва враг был отброшен, в ходе боя захвачены пленные. В 11 часов дня в Южном секторе неприятель пытался организовать наступление против 54-го стрелкового полка 25-й стрелковой дивизии и 2-й кавалерийской дивизии. Мощным артиллерийско-миномётным и пулемётным огнём атаки были отбиты с большими для врага потерями. За последние три дня противник потерял убитыми, ранеными и пленными около 4500 солдат и офицеров. По поручению Военного совета Одесского оборонительного района помощник командующего ООР генерал-майор А. Ф. Хренов доложил в Севастополе Военному совету Черноморского флота о сложившейся под Одессой обстановке и необходимости принятия нового варианта плана эвакуации. Военный совет флота в принципе согласился со сроком завершения эвакуации войск ООР в ночь с 15 на 16 октября. Штабу флота было поручено произвести новые расчеты по переброске в сокращенный срок из Одессы в Севастополь войск оборонительного района с их техникой и снаряжением.

В тот же день Военный совет ООР получил телеграмму от командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф. С. Октябрьского, в которой сообщалось, что с 12 октября вся бомбардировочная авиация флота переключается на поддержку частей Одесского оборонительного района. Командованию ООР предлагалось поддерживать тесную связь с авиационным командованием Черноморского флота, чтобы наиболее рационально использовать авиацию в своих интересах. Неослабевающая боевая активность наших войск, меры по дезинформации противника, умелая маскировка операций, связанных с эвакуацией войск из Одессы, – все это дало возможность проводить эвакуацию по намеченному плану, почти без серьезных помех. Ежедневно из порта отправлялось от трех до шести транспортов с людьми, вооружением и имуществом.

На сегодня, на 11 октября, то есть за 10 дней после начала эвакуации,  было вывезено 52 тысячи человек, свыше 200 артиллерийских орудий различных калибров, 488 миномётов, 16 поврежденных самолётов, более тысячи автомашин и тракторов, 18 тысяч тонн фабрично- заводского и портового оборудования, 3200 лошадей и многое другое. Оставалось эвакуировать еще около 45 тысяч человек и значительную часть боевой техники.

Нельзя сказать, что противник совсем не замечал признаков каких-то изменений, вызванных выводом значительной части войск из оборонительного района, но он был введен в заблуждение относительно истинных намерений советского командования. 11 октября начальник германской военной миссии в Румынии генерал-майор Гауффе  донеси  в Берлин: «По ходу операций под Одессой… можно предположить, что противник принял решение после долгого и упорного боя сдать Одессу, пожертвовав, в случае необходимости,  наземными войсками. Основание: на флангах Западного сектора противник добровольно сдает территорию для сокращения фронта и экономии живой силы.

Полная готовность к обороне на остальных участках. Уже в течение нескольких дней 157-й дивизии перед фронтом не устанавливается, зато, как и прежде, на месте 25-я и 95-я пехотные дивизии, кавалерийская дивизия и морские войска. Продолжается оживленное судоходство под прикрытием зенитной артиллерии с суши и с моря; до сих пор, к сожалению, погрузки войск не установлено…».

Именно потому, что противнику не удалось определённо обнаружить эвакуацию войск из Одессы, но замеченное «оживленное судоходство», очевидно, объяснял усилением перевозок войск, вооружения, продовольствия из Крыма в Одессу для оборонительного района. Его авиация атаковала транспорты, шедшие порожняком в Одессу, и мало внимания обращала на них, когда они возвращались из Одессы с эвакуируемыми войсками и боевой техникой, гражданским населением и промышленным оборудованием. В Крым суда прибывали без потерь. Вражеское командование так и не смогло прийти к каким-либо определенным решениям относительно дальнейших действий своих войск под Одессой. В тот же день, 11 октября, штаб 4-й румынской армии получил от главнокомандующего группойнемецко-фашистских армий «Юг» генерал-фельдмаршала Рунштедта директиву: «Если в результате разведывательных налётов, которые должны проводить румынские части, будет установлено, что противник намеревается оставить Одессу, то мне представляется наиболее целесообразным тотчас же начать наступление по фронту всеми имеющимися в распоряжении силами. Если же, наоборот, выяснится, что противник намерен и дальше оборонять Одессу, то я предлагаю не начинать наступления по взятию Одессы до тех пор, пока не будут готовы к действию немецкие поддерживающие части».Действия наших войск под Одессой за последние три дня привели румынское командование к выводу, что Красная Армия… не собирается оставлять Одессу.Что и требовалось доказать.

Продолжение следует…

P.S. А в Ставке Верховного Главнокомандующего, в Генштабе РККА, в ГЛАВПУре, в штабе ООР и ЧФ,в штабах дивизий, полков, батальонов и дивизионов уже знали об оставлении Одессы и привыкали к мысли об этом.Собственно, до ухода оставалось 5-6 дней…

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply