Под покровом темноты…

Продолжение

5 октября в 1941 году был, воскресеньем. Оно взорвало некоторое затишье,в последние дни как бы успокоившее фронт обороны. В Южном секторе с рассвета развернулись ожесточенные бои. Только что переброшенная под Одессу новая неприятельская дивизия –  27-я пехотная – перешла в наступление в районе Болгарских хуторов и Татарки. Положение здесь осложнилось. Одновременно противник предпринял попытку форсировать Сухой лиман. Части 25-й Чапаевской дивизии оказали упорное сопротивление врагу. Во время наступления противника на Болгарские хутора передовой наблюдательный пункт 4-й батареи 99-го гаубичного артполка был отрезан от своей пехоты. Группа красноармейцев оказалась в окружении 150 вражеских солдат. Красноармеец Лымарь,  когда кончились патроны, Лымарь с гранатой в руке бросился на противника, прорвал кольцо окружения и вывел из него бойцов. За проявленное мужество и героизм Лымаря представили к правительственной награде.На участке обороны 20-го кавполка был тяжело ранен командир одного из эскадронов. Командир находившегося рядом взвода управления 7-й батареи 99-го гаубичного полка, младший лейтенант Харченко, принял командование эскадроном на себя и умело организовал оборону в районе кургана 2,4. Бойцы взвода управления захватили ручной и станковый пулемёты и четырех пленных, которые дали ценные сведения о противнике. Неприятелю, имевшему большой численный перевес, удалось захватить Болгарские хутора, но вскоре контратакой наших частей он был отброшен на исходные позиции. Очень тяжелое положение сложилось в районе Сухого лимана. Ночью неприятель мелкими группами просочился через лиман в мелководной его части (в районе Украинского института виноградарства и виноделия имени В. Е. Таирова) и утром силой до батальона пехоты перешел в наступление. Дело принимало опасный оборот, так как на восточном берегу лимана наши войска не имели сплошной линии обороны. На этот участок были срочно направлены из армейского резерва батальон 54-го стрелкового полка и отряд пограничников. Вместе с подразделениями Южного сектора они контратаковали вражеский батальон с востока и юго-востока и уничтожили его. Эту контратаку поддержал своим огнём бронепоезд «За Родину». Войскам Южного сектора оказали помощь и летчики морской авиации: 9 пикирующих бомбардировщиков Пе-2 под прикрытиемодиннадцати И-16 и двух Ил-2 бомбили войска противника в районах Мариенталя, Юзефполя, Петерсталя, а затем штурмовали пехоту противника западнее Сухого лимана и на северной окраине Клейн-Либенталя.

Однако положение в этом секторе продолжало оставаться очень напряженным, так как все резервы Приморской армии были практически исчерпаны. Присылка же нового, свежего пополнения, сами понимаете, не предполагалась – дорабатывался в деталях и уже частично исполнялся секретный план ночной эвакуации войск ООР и ЧФ на главбазу флота. Одесса, в массе убеждённая в том, что была и остаётся советской,уже была обречена на сдачу. Соображения высшей стратегии, как это нередко бывает на войне,оказались выше предыдущих деклараций… В Западном секторе в 6 часов утра после короткой артиллерийской подготовки подразделения 2-й румынской пехотной дивизии атаковали позиции наших войск. Отразив натиск врага, части 95-й дивизии удержали занимаемый рубеж. В Восточном секторе активные боевые действия  не велись.

Теперь – о главном. Продолжалась тайная эвакуация войск. К утру 5 октября из Одессы были отправлены части 157-й стрелковой дивизии, строительный батальон (строить укрепления, которые никто не собирается оборонять, уже не зачем): 2 тысячи бойцов 136-го запасного полка, 3-й дивизион 265-го артиллерийского полка, полк связи, отдельные интендантские команды головных складов. В Одессу прибыли транспорты «Грузия» и «Ураллес», три сторожевых катера. На переходе Севастополь – Одесса находились теплоходы «Абхазия», «Белосток», пароходы «Чкалов», «Сызрань», «Жан Жорес», тральщик «Хенкин», сторожевой корабль «Буг», три сторожевых катера. На переходе из Одессы в Севастополь были крейсер «Красный Кавказ», теплоходы «Украина», «Армения», «Волга», танкер «Серго», сторожевой корабль «Котовский» и другие суда.

Для руководства отводом войск Приморской армии Военный совет оборонительного района создал оперативную группу во главе с генералом И. Е. Петровым. Эвакуация шла набирала обороты,  но  в городе сохранялся установившийся за время осады ритм жизни. Работали коммунальные учреждения, магазины, демонстрировались кинофильмы. Продолжались занятия в школах. Ежедневно выходили областные газеты. Поддерживался строгий общественный порядок. Вот какой увидел Одессу 5 октября командир 95-й стрелковой дивизии генерал-майор В. Ф. Воробьев: «При въезде в город бросались в глаза баррикады, перегородившие улицы. Во многих местах мостовая засыпана битым камнем от разрушенных зданий – людям, видимо, уже не до того, чтобы наводить чистоту. Но трамваи ходят, открыты магазины, школьники спешат на занятия, свеженькие афиши рекламируют новые кинофильмы. Все эти признаки продолжающейся обычной городской жизни, на которые раньше можно было не обращать внимания, сейчас кажутся очень важными».

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply