Уход не исключен: рождение подполья…

Продолжение

22 августа, пятница. Начало хроники этого  дня обороны Одессы можно было бы начать словами – был, мол, для защитников города одним из самых напряженных. Если бы остальные прилегающие к нему дни были бы потише-помягче и попрохладнее.  Интенсивность действий врага связана была ещё  и  с тем обстоятельством (разведка и, соответственно,  командование ООР располагали такими данными), что на  23 августа фашистское командование назначило очередной срок взятия Одессы. Да ещё и… военный парад в центре города. Вот так. Ни много. Ни мало.

Этот день отмечен приездом  на фронт под Одессу «самого» Антонеску, взявшего на себя лично-едино-персонально  руководство наступательными операциями. 4-я румынская армия получила приказ – выдвинутыми вперед флангами 3-го и 1-го армейских корпусов прорвать оборону советских войск на участке между Гниляково и Дальником и как можно быстрее выйти на рубеж – перешеек Куяльницкого лимана, Гниляково, Дальник, Сухой Лиман. После этого неприятель предполагал, сосредоточив сильную артиллерийскую группировку к западу от Дальника, продольным огнём массировано обстреливать позиции советских войск. Западную окраину Одессы, все пути подвоза в тылу обороняющихся войск Приморской армии, разрушить аэродромы, на которых базируется советская авиация. Подтянув значительные  свежие резервы, противник проявлял особую активность на всех участках фронта.

Чрезвычайно сложная обстановка создавалась для наших войск и в Западном секторе. Против 95-й дивизии, понесшей в предыдущие дни очень большие потери, действовали четыре неприятельские дивизии. Всю ночь шли ожесточенные бои. Из захваченной им накануне станции Выгода враг упорно пытался прорваться дальше на юго-восток, по направлению к Одессе. Не добившись успеха в ночном бою, неприятельские войска утром, после двух часов непрерывной  артиллерийской подготовки, снова пошли в наступление. 11-я румынская пехотная дивизия атаковала передний край 241-го полка в лоб, а с фланга, не считаясь с потерями и стремясь вклиниться в стык наших 241-го и 161-го полков, наносила удар 3-я пехотная дивизия. 161-й полк подвергся атаке 7-й пехотной дивизии неприятеля, наступавшей со станции Выгода; в районе хутора Дубиново пограничная румынская дивизия завязала бой с 90-м полком. На помощь 241-му полку был послан автомобильный батальон под командованием майора В. В. Воскобойникова. В стык 161-го и  90-го полков командование дивизии бросило последний свой резерв – 100 человек, поручив командование им начальнику оперативного отдела штаба капитану В. П. Сахарову. В район Выгоды на поддержку 161-му полку была направлена присланная штабом Приморской армии пулемётная рота (25 станковых пулемётов с расчётами); её с ходу повел в бой начальник штаба дивизии майор И. И. Чиннов. Из резерва армии в Западный сектор прибыли также отряд народного ополчения,  не полностью вооруженный, и бронепоезд № 22. Как говорится, всё, что возможно. Это было, конечно, совершенно недостаточное пополнение.

На участке, обороняемом 90-м полком, противник захватил высоту 82,8,  поставив под удар левый фланг 95-й дивизии. Выбил противника оттуда  командир полка полковник М- С. Соколов с несколькими бойцами –  на двух автомашинах с зенитными пулемётам. В этот день стрелковые полки 95-й дивизии, поддержанные артиллерией, отбили все атаки противника и удержали свои позиции.

Ожесточенные бои шли и на правом фланге, где враг также  наступал. значительными силами. Здесь нашим  наземным частям большую помощь оказывали авиация и флотская артиллерия. Утром из Севастополя прибыли крейсер «Красный Крым», эсминцы «Фрунзе» и «Дзержинский». Они доставили в Одессу различные военные грузы. «Красный Крым» и «Фрунзе» сразу же после выгрузки включились в боевые действия. По заданию командования оборонительного района они открыли артиллерийский огонь по скоплениям вражеской пехоты в районах Чебанки и Свердлово.

Восточный  сектор обороны поддерживали  огнём крейсер «Красный Кавказ», канонерская лодка «Красная Армения» и другие корабли. Наша авиация уничтожила в районе «Булдынка – Свердлово» дестки  танков и автомашин с пехотой противника. Однако враг, несмотря на большие потери, упорно продолжал  атаки. Его подразделения рвались к Чебанке, где была расположена 412-я береговая батарея. Командование оборонительного района направило отряд из 250 моряков-добровольцев (командир майор  из прибывшего утром пополнения. Помощь пришла вовремя. Под вечер позиции батареи были атакованы двумя батальонами неприятельской пехоты. Подпустив врага поближе, батарейцы и моряки-добровольцы открыли огонь из всех видов оружия. В штыковом бою они разгромили вражеский батальон и захватили 9 противотанковых орудий, 3 станковых пулемёта, 5 автомашин и другие трофеи. Противник потерял около 500 человек убитыми.

Упорный бой разгорелся в районе Шицли. После неоднократных атак на позиции 1-го полка морской пехоты противнику снова удалось ворваться в поселок. На этот участок были срочно переброшены батальон 249-го конвойного полка и 150-й батальон связи. Они  с морскими пехотинцами контратаковали неприятеля, и положение было восстановлено. В полдень части 15-й румынской дивизии начали наступление в направлении Ильинки, где оборону держал 3-й батальон 54-го стрелкового полка, но и здесь враг успеха не имел.

Натиск противника пришлось выдержать в этот день и войскам Южного сектора. Против двух полков 25-й дивизии (один её полк – 54-й оставался по прежнему в Восточном секторе) и двух полков 1-й кавдивизии (её 5-й полк находился в резерве армии) были сосредоточены части четырех румынских дивизий.

Командование ООР для усиления обороны в этом секторе направило два дивизиона 15-й бригады ПВО, 45-й батальон ВНОС (служба воздушного наблюдения, оповещения и связи), преобразованный в стрелковый, некоторые подразделения тыловых служб, отряды ополченцев. Временно был брошен сюда и 5-й кавполк. Положение на левом фланге обороны несколько улучшилось, хотя превосходство противника в живой силе и технике оставалось очень значительным. В течение дня враг силами трех дивизий неоднократно пытался продвинуться в   направлении сел Красный Переселенец и Францфель. В целом наступление, начавшееся 22 августа, не принесло успеха противнику. Решительными контратаками воины Приморской армии остановили врага. В этот день  из Одессы на фронт шел состав с горючим. В пути следования он  подвергся пулемётному обстрелу группы диверсантов, пробравшихся в тыл наших войск. Не смотря на ранения поездной бригады, эшелон был доставлен  по назначению.

22-м августа была датирована  радиограмма от главнокомандующего Юго-Западным направлением маршала С. М. Буденного, адресованная Военному совету Приморской армии:

«Еще раз приказываю Одессу не сдавать, занятые позиции оборонять при любых условиях. Военный совет Приморской армии за выполнение этого приказа отвечает головой».

Новое строгое напоминание об этой ответственности, как писал впоследствии Н. И. Крылов, «было, очевидно, вызвано тревогой по поводу вынужденного отхода приморцев на более близкие к городу рубежи в Южном и Западном секторах. На каком-нибудь другом участке советско-германского фронта тогда могли не так уже много значить те километры, на которые потеснил нас противник в начале третьей декады августа. Но на нашем плацдарме действовал свой масштаб. Тут все время надо было считать, сколько остается от передовой до города, до порта…».

И ещё: 22-го августа положило начало истории одесского подполья:  обком КП(б)У приступил к формированию подполья на случай оставления города нашими войсками…

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply