Военная хитрость…

Продолжение

Привет с фронта, читатель дорогой!  1941-й год, Одесса,  7 октября, вторник. Сегодня –  четвертый день, как у нас  не утихают ожесточенные бои на Дальницком направлении. Противник пытался прорваться в стыке 25-й и 95-й дивизий. Тактика примитивная: мол, где заканчивается власть командования одного соединения и начинается власть командования другого. Это немцы, видать, выучили так румын – по опыту своего дефиле в Европе. Но тут, у нас, не Франция и не Чехия. И на флангах держат оборону одесситы. Чапаевцы, с поддержкой  корабельной и береговой артиллерии внушительных калибров, вновь нанесли ему тяжелое поражение: разгромили до четырех батальонов пехоты, захватили 49 орудий разных калибров, 25 пулемётов, много миномётов и боеприпасов. Во время вражеской атаки на позиции 1-го эскадрона 20-го кавполка красноармеец (то есть, рядовой кавалерист), С. Ф. Горбунов, увидев, что командир ранен, принял на себя командование эскадроном и повел его в контратаку. Враг был отброшен. Красноармеец, проявивший героизм и показавший умение руководить боем, был назначен… нет-нет, не отделённым, не взводным – командиром эскадрона! Сама война была академией. Сама война выдвигала командные кадры. Что называется: практика – критерий истины.  Из Одессы в Севастополь ушли транспорт «Ураллес», тральщики № 23, «Судком» и «Райкомвод». А в  Одесский порт прибыл конвой из 12 боевых кораблей и транспортов – в том числе, читатель уважаемый,  хорошие ваши знакомые – крейсер «Коминтерн» и эсминец «Шаумян».

Крейсер «Коминтерн» и эсминец «Шаумян»

Одним из важнейших условий успешного проведения эвакуации являлись скрытность операции, дезориентация и дезинформация противника. В этом главную роль играли активные действия наших войск на различных участках обороны. Принимались и другие меры демонстрации самых серьёзных и основательных оборонных намерений одесситов. В связи с этим были разработаны несколько «Ходов» – вроде бы банальных, но сработавших чётко. Не мудрствуя лукаво, разведчики подкинули противнику фиктивные материалы о переброске в Одессу дополнительно крупных, вооруженных до зубов и снабженных по первому классу на длительный период  армейских и военно-морских частей. По фронтовым дорогам, хорошо просматриваемым противником, двигались автомашины, явно затаренные полностью и крытые брезентом, демонстрируя доставку продфуражснаба, боеприпасов и подкрепления. В городе энергично  распространялись слухи (то ж – Одесса) об оперативном перемещении войск, развёртывании новых штабов и управлений, и  об  эвакуации из города  на зиму значительной части гражданского населения. На палубах прибывавших днем транспортов высились штабеля мешков «с мукой, пшеном, сухарями»,  ящики «с продовольствием», железные печи-буржуйки  для землянок, блиндажей и дотов-дзотов. В порту демонстративно производилась их выгрузка, как в старом кино – в ропиде, в замедленном режиме. По сведениям разведки, командование противника внимательно следило за этими локомоциями. И принимало за чистую монету.  Создавалось полнейшее впечатление, что  в Одессу завозится для войск и населения всё необходимое на зиму.

Вечером в штабе ООР состоялось совещание, на котором был обсужден предложенный штабом Приморской армии новый план эвакуации войск оборонительного района. Первоначальный план, принятый в целом за основу  Военным советом 4 октября, предусматривал эвакуацию главных сил оборонительного района в течение 5 дней (16–20 октября) двумя эшелонами, с отводом войск последовательно на тыловые рубежи, потом на баррикады в черте города, а оттуда – в порт. Возникли серьезные опасения, что при таком постепенном, растянутом на несколько дней выводе войск противник может обнаружить наши истинные намерения и обрушиться всеми своими силами на части, остававшиеся еще в городе, разгромить их. В поисках лучшего решения проблемы в штабе армии созрела идея отвести все четыре дивизии, обороняющие Одессу, – 95, 25, 421-ю стрелковые и 2-ю кавалерийскую – с занимаемых позиций не на промежуточные рубежи, а прямо к причалам, и не двумя эшелонами, а в одну ночь. Становилась очевидной и необходимость внести поправки в намеченные сроки эвакуации. В то время как наши силы под Одессой ослаблялись выводом 157-й дивизии и ряда других частей, противник подтягивал на фронт под Одессу новые пополнения. Для обеспечения успеха нового плана эвакуации было признано необходимым демонстрировать высокую активность войск по всему фронту обороны, имитировать подготовку большого наступления, выделить необходимое количество судов для перевозки войск, предельно сократить сроки эвакуации войск из Одессы.

P. S. А до ухода  из Одессы  последнего батальона оставалось 9 (прописью – девять) дней и ночей.

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Leave a Reply